ОБСУЖДАЕМЫЕ
за неделю
за месяц
за год
НЬЮСМЕЙКЕРЫ
Якутские ученые разрабатывают новый проект портативного гаража
Зимой прошли экспериментальные испытания парковки с подогревом
СИМВОЛ ГОДА ПУХЛЯ ОТВЕТИЛ НА ВАШИ ВОПРОСЫ
По традиции перед Новым годом редакция «ЯВ» устраивает гадания, в которых главным действующим лицом (или мордой) является символ наступающего года. Сегодня в роли такового выступает мини-пиг Пухля.
"Говорящие Головы": самый храбрый человек живет в Якутии!
Друзья, у нас с последними двумя выпусками «Говорящих Голов» вышел затык.Один отписали в прошлую пятницу, другой еще в позапрошлую, но возникли заминки с монтажом. Поэтому на текущей неделе планируется аж ...
"Говорящие Головы": добрый выпуск!
А вот и новые "Говорящие Головы".Сообщаю это дежурным порядком, поскольку в процесс производства понемногу втянулся, и выпускать раз в неделю передачу уже кажется почти обыденным делом. Впрочем, этот выпуск особенный.Он ...
... вы там дышитесь!
Глава республики в воскресенье прокомментировал ситуацию с задымлением г. Якутска.- Небо по-прежнему затянуто смогом. В 10 утра провёл оперативное совещание с правительством. Обсуждали ситуацию вокруг лесных пожаров. В целом всё ...
В Якутии разрабатывают вакцину от рака
Работа с клетками человека уже несколько десятилетий заботит умы ученых и медиков. Можно ли из одной клетки вырастить запасное ухо или лоскут кожи в случае ожога? Почему еще несколько лет назад все говорили о стволовых клетках, а сейчас о них почти не вспоминают? Эти и другие вопросы о клеточных технологиях мы задали заведующей научно-исследовательской лабораторией клеточной технологии и регенеративной медицины Айталине Гольдеровой.
Научно-исследовательская лаборатория — это два небольших помещения с кабинетом и собственно с самой лабораторией, которая находится в Клинике Медицинского института СВФУ. И именно тут ведутся главные в республике разработки клеточных технологий.
— Айталина Семеновна, если коротко и доступно для обывателя, чем занимается ваша лаборатория?
— Клеточные технологии активно развиваются в мире и являются одним из самых перспективных направлений в науке и медицине. Что самое важное, они имеют прикладное значение, разработки исследований могут быть внедрены клиническую практику, при лечении многих различных заболеваний. Из клеток путем культивирования можно вырастить (вне организма) новые ткани, которые способны заменять поврежденные ткани органов, пострадавших из-за болезни или травм, или воздействовать на организм путем внедрения в организм клеток с приобретенными какими-то полезными свойствами. Весь процесс репрограммирования клеток проходит вне организма, например, в чашках Петри со специальными питательными средами.
Конкретно сейчас мы активно работаем по трем направлениям. Наша лаборатория выиграла конкурс научных проектов, и мы получили внебюджетное финансирование на их разработку. Первый проект — это экстракорпоральная очистка крови с применением гипотакцитов. Очень важный проект.
— Чем он важен? Из названия обычному человеку мало что понятно....
— Если коротко, то суть метода в том, чтобы помочь людям с печеночной недостаточностью (циррозы, рак) печени выполнять некоторые функции пораженного органа. Слово "экстракорпоральная" в названии проекта говорит о том, что процесс очищения крови будет проходить вне организма человека. То есть по трубкам кровь из организма будет поступать в некий аппарат, где она проходит процедуру очистки и уже в чистом виде возвращается обратно. Предположительно биологический контур с живыми культивированными гепатоцитами поможет пациентам, во-первых, дожить до трансплантации донорского органа, во-вторых, в половине случаев оказать существенный терапевтический эффект и исключит необходимость в операции.
Второе направление — это разработка противоопухолевой вакцины на основе аутологичных дендритных клеток.
— Прививка от рака?
— Если прям очень просто, то да. У больного берется венозная кровь, из нее выделяются моноциты — это вид лейкоцитов, которые являются клетками врожденного иммунитета человека. В условиях лаборатории из моноцитов путем стимуляции ростовыми факторами получаем главные антигенпрезентирующие клетки иммунной системы — дендритные клетки. Превращение моноцитов в дендритные клетки длится около 7–8 дней.
Дендритные клетки, кроме антигенпрезентации, являютсся регуляторами иммунной системы. Зная антигенпрезентирующую функцию дендритных клеток, мы вне организма (во флаконах) выращиваем, размножаем, а далее их активируем фрагментами мембран раковых клеток. После смешивания культуры дендритных клеток с лизатом раковых клеток они будут активированы и готовы к введению в организм путем инъекции. Клетки иммунной системы после презентации им ракового антигена дендритными клетками будут готовы их найти и уничтожить. В этом направлении мы работаем совместно с Национальным медицинским исследовательским центром онкологии имени Н. Н. Петрова в Санкт-Петербурге.
— То есть пациентам не понадобятся химиотерапия и лучевая терапия?
— Клинические испытания иммунотерапии рака дендритными клетками показывают многообещающие результаты. Иммунотерапия клеточными вакцинами в настоящее время рассматривается как один из альтернативных вариантов лечения. За рубежом этот вид лечения активно применяется (США, Германия, Китай, Корея, Индия и др). Да, он по сравнению с химиотерапией и лучевой терапией имеет минимум побочных явлений. Но считать его панацеей от раковых болезней нельзя, эффективным считается комплексное лечение.
— Когда будет изобретена эта вакцина?
— Давайте сначала разберемся в терминах. Противораковая вакцина — вакцина, которая либо лечит рак, либо предотвращает заболевание раком. Вакцины, лечащие рак, называются терапевтическими противораковыми вакцинами. Многие вакцины являются «аутологичными» — они готовятся из образцов, взятых у пациента, и поэтому специфичны для данного пациента.
Так вот, противораковая вакцина уже создана Национальным медицинским исследовательским центром онкологии имени Н. Н. Петрова в Санкт-Петербурге. Мы с ними активно сотрудничаем, у нас подписан договор и по нему мы можем пользоваться их протоколами, их разработками.
В Санкт-Петербурге эта вакцина активно применяется, но она не бесплатна, сейчас ее стоимость примерно 45 тысяч рублей. И поверьте, такая цена установлена не ради заработка, этих денег хватает, чтобы окупить реагенты и оплатить работу сотрудников. И я видела результаты этих инъекций. Одна женщина в течение нескольких лет получала инъекции, и у нее была ремиссия и не наблюдалось ухудшения здоровья.
— Так, а почему бы не взять питерские вакцины и не вводить их нашим пациентам?
— Каждая вакцина индивидуальна и изготавливается из крови конкретного пациента и может быть введена только ему. Делать это на расстоянии невозможно. Это же только на словах все выглядит быстро и легко. На самом деле изготовление этой вакцины — очень тяжелый и кропотливый труд. Прежде чем что-то делать, мы должны убедиться в безопасности и в качестве вакцины, что требует дополнительных расходов, например, на приобретение реактивов.
Если мы внедрим эту методику, то это позволит нам в дальнейшем изучать более углубленно проблему онкологии. Будет перспектива для дальнейшего изучения и научных разработок особенностей мутаций раковых клеток в зависимости от этнической принадлежности, от места проживания и т. д. Мы должны проделать огромную исследовательскую работу именно в нашем регионе и с нашим населением, с представителями различных этнических групп: саха, эвены, эвенки и т. д.
Вся наша работа предполагает кооперацию, мы будем работать с Якутским республиканским онкологическим диспансером. С главным врачом диспансера у нас есть договоренность, и, когда работа начнется, именно на их помощь мы рассчитываем в большей степени. Только в тесном сотрудничестве возможен результат. Наша задача — разработать вакцину, а уже ее внедрением и применением будут заниматься онкологи.
И третье направление — разработка эквивалентов кожи человека с использованием культивированных фибробластов и биорезорбируемой матрицы фибробласты. При изучении свойств культивированных фибробластов было установлено, что они сохраняют свою способность активно пролиферировать и синтезировать белки, необходимые для заживления ран, оказывать стимулирующее влияние на рост и дифференцировку кератиноцитов. Фибробласты — одни из основных клеток организма, участвуют в формировании внеклеточного матрикса, заживлении повреждений кожи, стимуляции роста кератиноцитов и сосудов.
— То есть вы будете выращивать искусственную кожу?
— Нет, мы создаем условия для ускорения процессов заживления, в косметологии, например, можно достичь разглаживания морщин и т. д. Одним словом, очень широкий спектр применения.
— Получается, что при помощи фибробластов можно будет заменить человеку кожу после ожога и избежать этих рубцов и шрамов?
— К сожалению, о таком пока рано говорить. Дело в том, что фибробласты растут не сразу. Чтобы ткань покрыла хотя бы дно чашки Петри, требуется от семи до десяти дней. За это время организм человека сам запускает восстановительные функции, начинается заживление, рубцевание.
— Хорошо, допустим, я очень предусмотрительный человек и решил вырастить пару метров запасной кожи. На всякий случай.
— Кожа на всякий случай? Теоретически это возможно, но сложно осуществить. Кожа, как и любой орган, имеет сложную структуру — организацию, она состоит из различных слоев, сосудов, нервных волокон, рецепторов, потовых желез и т. д. Поэтому воссоздать компонент кожи так, чтобы она еще при этом выполняла свои функции, в настоящее время сложно.
— Но ведь если можно пересаживать донорские органы, почему так нельзя поступать с донорской кожей?
— Свою собственную кожу-то можно пересадить из одного места на другое, это без особых проблем. Чужую кожу нельзя пересадить, насколько мне известно. Иммунная система будет ее отторгать, она посчитает ее чужеродной и будет атаковать.
— Раньше, когда речь заходила о клетках и клеточных технологиях, в первую очередь все вспоминали стволовые клетки, которым предписывали чудодейственные свойства чуть ли не от всех болезней...
— Стволовые клетки действительно являются перспективным направлением в медицине. Чем хороша стволовая клетка? Она плюропотентна — то есть из нее можно сделать абсолютно любую клетку. Но, как показали исследования со стволовыми клетками, у них есть один очень серьезный недостаток — они обладают способностью неконтролируемого деления и роста клеток, что может привести к развитию опухолей. В 2012 году в Российской Федерации разрешили применение стволовых клеток, но из-за нежелательных побочных действий и неблагоприятных исходов через какое-то время запретили.
— Из клетки можно вырастить ткань, а потом из этой ткани напечатать на 3D-принтере, скажем, ухо?
— В принципе, это возможно. В прошлом году в Израиле на 3D-принтере напечатали сердце с сосудами. Конечно, через какое-то время это будет осуществимо, это не за горами.
— Ваши работы рассчитаны на три года. Значит ли это, что и онковакцина, и выращенная кожа появятся в обозримом будущем?
— Как говорится — будут условия, будут и результаты. На счет кожи — это точно громко сказано. К сожалению, не хватает специалистов в этой области. Очень рада, что наш университет поддерживает такие перспективные и прорывные направления. Например, у меня была возможность ознакомиться с методом приготовления онковакцины в Колумбийском университете в Нью-Йорке и в НМИЦ онкологии им. Н. Н. Петрова в Санкт-Петербурге.
— Кстати, мне вот всегда было непонятно, почему для медицинских нужд все такое дорогое? Как лекарство может стоить несколько миллионов рублей?
— Все новое всегда очень дорогое, таков закон рынка. Особенно в медицине. Многие действительно задаются вопросом, а почему так дорого? Для производства реагентов для наших опытов требуются определенные и довольно жесткие условия. Лаборатории должны быть оборудованы новейшей современной и безопасной техникой, лаборатория должна быть стерильной, например, для получения тех же ростовых факторов для получения дендритных клеток, лаборатория должна иметь стандарты GMP. А добиться такого уровня и поддерживать его это очень не просто. Это колоссальные затраты, плюс сюда же добавьте общее содержание лабораторных животных.
— Так все же когда нам ждать всего этого?
— Я не могу вам сказать, что такого-то числа такого-то года у нас будет готова онковакцина. Многие наши открытия и разработки, к сожалению,проходят очень длинный путь. Например, нам очень затрудняет работу отсутствие в Якутии вивария — помещения с лабораторными животными, на которых испытывают препараты. Содержать его очень дорого, хотя разговоры о его необходимости были еще в советские времена. Но в Якутске его нет, и нам придется отправлять свои разработки, например, в Сколково, чтобы там проводили, например, доклинические испытания. А это и дополнительные деньги и время. Но мы продолжаем работать.
Автор: Александр ХАВРЕНКО, фото www.sechenov.ru/
Время: 15 декабря 2020 г