ОБСУЖДАЕМЫЕ
за неделю
за месяц
за год
НЬЮСМЕЙКЕРЫ
Якутские ученые разрабатывают новый проект портативного гаража
Зимой прошли экспериментальные испытания парковки с подогревом
СИМВОЛ ГОДА ПУХЛЯ ОТВЕТИЛ НА ВАШИ ВОПРОСЫ
По традиции перед Новым годом редакция «ЯВ» устраивает гадания, в которых главным действующим лицом (или мордой) является символ наступающего года. Сегодня в роли такового выступает мини-пиг Пухля.
"Говорящие Головы": самый храбрый человек живет в Якутии!
Друзья, у нас с последними двумя выпусками «Говорящих Голов» вышел затык.Один отписали в прошлую пятницу, другой еще в позапрошлую, но возникли заминки с монтажом. Поэтому на текущей неделе планируется аж ...
"Говорящие Головы": добрый выпуск!
А вот и новые "Говорящие Головы".Сообщаю это дежурным порядком, поскольку в процесс производства понемногу втянулся, и выпускать раз в неделю передачу уже кажется почти обыденным делом. Впрочем, этот выпуск особенный.Он ...
... вы там дышитесь!
Глава республики в воскресенье прокомментировал ситуацию с задымлением г. Якутска.- Небо по-прежнему затянуто смогом. В 10 утра провёл оперативное совещание с правительством. Обсуждали ситуацию вокруг лесных пожаров. В целом всё ...
Данил, которого можно было спасти
14 мая в Якутске от коронавирусной инфекции скончался 18-летний Данил Рожин. Коварная болезнь унесла жизнь мальчишки, поразив легкие на все сто процентов. Сегодня убитые горем родители Данила считают, что их сына можно было спасти, если бы его сразу госпитализировали. С 21 апреля до 1 мая они безостановочно вызывали скорую помощь, стучались во все больницы, но везде был отказ. Врачи сухо отвечали: «Мест нет! Вызывайте участкового терапевта!»

«НИ В ОДНУ БОЛЬНИЦУ ЕГО НЕ БРАЛИ»

Иван РОЖИН, отец:
— Сын с четырех лет болел хроническим гломерулонефритом с нефротическим синдромом. В 2010 году ему диагностировали эпилепсию. В 2017 году с него сняли инвалидность по почкам, но он продолжал лечиться от эпилепсии. Данил был студентом, учился в техникуме. 21 апреля он вернулся с учебы с температурой. Пожаловался, что плохо себя чувствует. Вечером мы вызвали скорую помощь, нас повезли в Медцентр, но там не взяли, сказали, что мест нет, принимают только плановых пациентов. Затем мы повезли его в отделение урологии в Жатае, но там отказали в госпитализации. После повезли его в городскую больницу № 2, где также было отказано в приеме. На следующий день мы вызвали участкового врача-терапевта. Она выписала лекарства. Сказала, если состояние здоровья ухудшится, чтобы вызвали скорую.
— Какие симптомы были у Данила?
— Он сильно жаловался на боли в спине, вставал и ходил с трудом, температура была 38,5–39,5. Подкашливал. Постоянно хотел спать, пропал аппетит. Мы были в отделении пульмонологии, но на КТ Данила не взяли из-за лишнего веса. Там же в отделении пульмонологии, когда мы ожидали результатов рентген-исследования, Данилу стало плохо. Он начал задыхаться, на что врач сказала: «Это у него панические атаки». Сын побледнел, дышал с трудом. Приехала вторая бригада скорой помощи. Его положили на кушетку, поставили систему. Когда сыну полегчало, нас отправили домой.
— Сколько он весил?
— Больше 130 килограммов. Сказали, что на КТ-исследование есть ограничение по весу. Поэтому нас направили на рентген. После исследования сказали, что легкие чистые. Я еще переспрашивал: «Точно легкие чистые?». Мне ответили: «Да-да, все нормально». Никаких признаков пневмонии не было. По крайней мере, нам ничего не говорили. (Родители Данила представили «ЯВ» протокол исследования, в котором указано: «В легких без очаговых и инфильтративных изменений»).
— У Данила сразу взяли анализы на ковид?
— Да, его сразу проверили на коронавирусную инфекцию. Но анализы ПЦР и ИФА сначала не показали на наличие ковид-19. Так как анализы на ковид-19 были отрицательными, врачи поставили ему диагноз «ОРВИ» и «острый назофарингит».
— Состояние Данила постепенно ухудшалось?
— Да. После температура у него повысилась до 39,5. Мы думали, что у него опять обострение болезни, связанной с почками, но анализы не были критичными. Ему было очень плохо. Мы опять вызвали скорую помощь. Нас повезли в республиканский Медцентр, но туда нас вновь не взяли. Дежурный врач посоветовал, что нужна договоренность.
— Что это означало?
— Он сказал, чтобы заведующая нашей поликлиники на ул. Семена Данилова переговорила с заведующей их терапевтическим отделением о госпитализации Данила.
— Медцентра?
— Да. Мол, такого тяжелого больного должны взять, тем более, у него было серьезное сопутствующее заболевание. На следующее утро я побежал в поликлинику, все объяснил заведующей. Она при мне позвонила заведующей терапевтического отделения, но та даже не стала разговаривать, бросила трубку.
— Не перезвонила?
— Нет. Заведующая нашей поликлиники потом сказала: «Вот видите, как сейчас… Даже с нами не разговаривают».
Все это время, с 21 апреля, мы безостановочно вызывали скорую помощь, ездили по больницам. Но Данилку никто не брал, и, считайте, около двух недель он промучился дома.
1 мая на дом мы вызвали участкового врача-терапевта. Она взяла ПЦР-анализ, это уже, получается, третий по счету, и утром 3 мая мы получили результат: анализ был положительным. В этот день Данила забрали в отделение пульмонологии в Якутскую клиническую больницу.
— Как он себя чувствовал?
— Жаловался на сильные боли в спине, был очень слабым. Мы думали, что у него болят почки. 6 мая его перевели в отделение реанимации, а 14 мая он умер. У него было стопроцентное поражение легких!
Это врачи дотянули до такого состояния! Не была адекватно оценена степень тяжести его здоровья, тем более, наш сын был хроником, у него была высочайшая температура, слабость. Он угасал на глазах. Медики скорой помощи, которые возили нас с Данилом по больницам, требовали, чтобы сына госпитализировали, но везде был отказ. Данила можно было спасти! В медицинском свидетельстве о смерти следует, что сын умер от ковида и сопутствующей болезни Иценко-Кушинга, хотя ранее ему не диагностировали эту болезнь. После мы с женой посмотрели в интернете, что такое синдром Иценко-Кушенга. Эта болезнь не представляет собой особых диагностических трудностей. Врачи могли определить по его клинике, по внешнему виду, что с ним что-то не так, но они как будто не замечали, что ему плохо.

В среду отец Данила написал заявление в Следственный комитет для возбуждения уголовного дела в отношении врачей, отказавших в госпитализации.

***
Родители мальчика пять раз вызывали ему скорую помощь. Первый вызов поступил 21 апреля. Второй — 23 апреля. Третий — 24 апреля. Четвертый — 26 апреля. Пятый — 27 апреля.
***
Из медицинской карты Данила Рожина. Вызов 21 апреля.
Доставлен в НЦМ, терапию — отказано!
Направлен в Жатайскую больницу, отделение урологии — отказано!
Направлен в ГБ № 2 — отказано!
Отправлен домой.

«НА МОМЕНТ ГОСПИТАЛИЗАЦИИ БЫЛА ПНЕВМОНИЯ»
Татьяна БАРАШКОВА, заведующая пульмонологическим отделением ГБУ РС(Я) Якутской республиканской клинической больницы:

— К сожалению, госпитализация в стационар была поздней, и при поступлении у пациента было обширное поражение легких, явления дыхательной недостаточности, пациент был на постоянной кислородотерапии, с момента госпитализации. В последующие дни также проводились рентген-исследования легких для отслеживания динамики пневмонии.
— Родители Данила утверждают, что в вашем отделении ему было отказано в прохождении КТ-исследования. Почему?
— Все зависит от мощности аппарата. На многих аппаратах КТ-исследований есть ограничения по весу человека. Оборудование не выдерживает и автоматически блокируется. Подобные аппараты с ограничениями по весу человека практически по всей республике.
— Насколько рентген-аппарат способен выявить ковид-19?
— Рентген-аппарат наравне с КТ-исследованием является методом диагностики пневмоний, вызванных коронавирусной инфекцией.
— Татьяна Викторовна, почему ПЦР-анализ не сразу выявил наличие коронавируса у мальчика?
— Такое бывает, к сожалению. У пациента была клиника тяжелого течения новой коронавирусной инфекции с развитием тяжелой дыхательной недостаточности с момента поступления в стационар, а анализ (ПЦР) отрицательный. В 38% случаев по данным всемирной практики, анализ может быть отрицательным вследствие проникновения вируса в нижние отделы дыхательных путей.
В первую очередь врач оценивает по клинике (!), лабораторные и инструментальные данные являются дополнительным методом исследования. Лечение проводилось согласно методическим рекомендациям Минздрава РФ по диагностике и лечению новой коронавирусной инфекции. В данном случае наличие у пациента ожирения, синдрома Иценко-Кушинга явилось отягчающим фактором течения новой коронавирусной инфекции. У людей с ожирением часто уменьшен объем легких, также жировая ткань выделяет противовоспалительные цитокины, которые приводят к развитию тяжелого жизнеугрожающего состояния — цитокинового шторма и острого респираторного дистресс-синдрома.

МЕДЦЕНТР: «КОГДА-НИБУДЬ ВАМ ЭТО СКАЖЕТСЯ!»
Мы связались с заместителем главного врача НЦМ Альбертом ВАСИЛЬЕВЫМ. Разговора изначально не получилось.
— У нас не один Рожин. Пациентов поступает много. Предоставьте мне всю информацию.
— Он поступил к вам 21 апреля.
— С каким диагнозом?
— Сначала ему диагностировали ОРВИ, мальчик был хроником.
— С ОРВИ мы не принимаем.
— Но ему позже был диагностирован ковид! У него была температура 39,5, слабость, ноющие боли в спине. Какое же это ОРВИ?
— Вы меня учить будете, как лечить? Это я сейчас начну вас учить, как писать. Вы, «Якутск вечерний», всегда плохо о нас, врачах пишете. Вам когда-нибудь это скажется. Перезвоните через час. (Бросил трубку).
Прошел один час.
Звоним. Никто трубку не поднял.
Прошло два часа. Тишина.


Минздрав: «НУЖНО ПРОВЕСТИ ПРОВЕРКУ»
Иван БОРИСОВ, пресс-секретарь министерства здравоохранения республики:
— По факту смерти Данила Рожина необходимо провести внутриведомственную проверку, в ходе которой будет дана оценка действиям или бездействию со стороны медиков.
От себя добавим, что мы обязательно дождемся результатов проверки, а после направим свое обращение уже в Минздрав России.
В ходе подготовки материала мы также пообщались с несколькими адвокатами, которые весьма скептично относятся к перспективе возбуждения уголовного дела. По их словам, подобные уголовные дела, как правило, ничем не заканчиваются. Очень многое зависит от следователя. Если тот рьяно возьмется за дело и доведет расследование до конца — это половина успеха. Но обычно следствие быстро теряет интерес к «медицинским» уголовным делам. Следователи сменяются, начинается волокита, обычно система здравоохранения встает на защиту своих коллег. Когда дело со скрипом доходит до суда, судьи при изучении материалов видят допущенные нарушения УПК, какие-либо другие ошибки, и направляют материалы уголовного дела обратно в прокуратуру «для устранения нарушений». Оттуда материалы спускаются опять в следствие. За эти годы эмоции стихают и… все.

«ВСЕ ЗАВИСИТ ОТ АППАРАТА КТ»
Неужели все аппараты КТ имеют ограничения по весу человека?
В частную медицинскую клинику компьютерной томографии RadX-Med тропа не зарастает. Сюда проверять легкие приходят ковидные больные. В клинике «ЯВ» сообщили, что действительно имеются ограничения на КТ-исследования по массе тела человека.
— Если у человека масса тела больше 130 килограммов, берете на КТ?
— Нет. У нас ограничения по КТ по массе тела. Наш аппарат выдерживает до 100 килограммов. Все зависит от аппарата. Некоторые из них выдерживают человека весом 150 килограммов.

ПРОКУРАТУРА: «НАЧАЛАСЬ ПРОВЕРКА»
Мы направили свой запрос в республиканскую прокуратуру с просьбой провести проверку по факту смерти Данила Рожина.
Марианна РОЖИНА, старший помощник прокурора республики по взаимодействию со СМИ и общественными организациями:
— По данным о неоказании надлежащей медицинской помощи молодому человеку, в том числе по поставленным вами в запросе вопросам, прокуратурой республики организована проверка со стороны министерства здравоохранения республики и Территориального отдела Управления Росздравнадзора по республике. В ходе проверки уполномоченными органами будет дана оценка соблюдения законодательства о здравоохранении, в том числе качества и стандартов оказания медицинских услуг. Результаты проверки находятся на контроле прокуратуры республики.

МЫ ТРЕБУЕМ!
Смерть Данила Рожина — это трагичная история мальчика, не дождавшегося медицинской помощи. В официальных релизах Оперативного штаба по недопущению распространения коронавирусной инфекции в республике часто говорится, что летальные исходы связаны в первую очередь с поздним обращением самих пациентов. Разумеется, есть больные, которые предпочитают лечиться дома и запускают болезнь. Но смерть Данила — это яркий показатель, как часто людям отказывают в госпитализации, кивая на то, что мест в больницах нет. Данил хотел жить, но у него отобрали это право на жизнь. Поэтому мы требуем привлечь к ответственности всех тех врачей, отказавших Данилу в госпитализации! Тех, кто заставлял умирающего мальчика и его родителей стучаться в закрытые двери. Тех, кто не оценил степени тяжести его состояния здоровья, а футболил из одного лечебного учреждения в другое. Столь равнодушного и наплевательского отношения к пациентам быть не должно. После таких историй должны уходить министры и увольняться главные врачи. Наша проблема не в отдельно взятых некомпетентных сотрудниках, а в системе в общем. Пока в больницу можно будет лечь только «по договоренности», а те, кто должен спасать, будут отмахиваться от жалоб, мы продолжим терять родных.

P. S. «У ВАС ЕСТЬ ДОГОВОРЕННОСТЬ?»

О том, что лечь в больницы Якутска без предварительной «договоренности» невозможно, испытала на себе и я, автор материала. В феврале этого года мое состояние здоровья ухудшилось из-за сопутствующего хронического заболевания — сахарного диабета.
Со слабостью, сухостью во рту, ноющими болями в спине я обратилась в приемное отделение Республиканской больницы № 2. Там у меня с ходу спросили: «У вас есть договоренность?». Тогда я не поняла, о какой договоренности идет речь и с кем она должна быть. У меня взяли анализы, поставили диагноз «радикулит» и посоветовали купить мазь «Долгит». Отправили домой. Уже дома мне стало хуже. Появилась рвота, одышка, слабость усилилась. Родные вызвали скорую помощь. Меня вновь привезли в приемное отделение РБ № 2. «У вас есть договоренность?» — сухо спрашивали у меня медсестры. Никакой договоренности ни с кем у меня не было. Отказ в госпитализации.
Выйдя из больницы, я уже не вытерпела и обратилась к своим коллегам в «ЯВ» за помощью. Они напрямую вышли на главного врача больницы, потребовав моей госпитализации. Ситуация стала меняться. Восемь часов я провела в коридоре. У меня брали анализы, поставили капельницу, а к 23 часам повезли в отделение эндокринологии. Помню, как одна из сопровождающих меня медсестер сказала: «Вот видишь, надо по-умному поступать! Договариваться!». Меня повезли в эндокринологию, но там отказали в госпитализации, потому как мест не было. Привезли обратно в приемное отделение РБ № 2, и никто не знал, что делать с Чемезовой. Сказали, что, скорее всего, отправят домой, а завтра утром я должна буду приехать обратно. Но тут с отделения неотложной терапии спустился врач. Не знаю его фамилии. Ему хватило одного взгляда, чтобы понять, что мне худо. «Я вижу, что вам плохо!», — помню его слова. Поздней ночью меня госпитализировали в неотложку, где сразу поставили капельницу и сняли интоксикацию организма. И да, позже мне диагностировали «диабетический кетоацидоз», а не радикулит. Больные с этим диагнозом при отсутствии медицинской помощи впадают в кому.




Автор: Екатерина ЧЕМЕЗОВА, фото предоставлено родителями Данила
Время: 31 мая 10:40