ОБСУЖДАЕМЫЕ
за неделю
за месяц
за год
НЬЮСМЕЙКЕРЫ
Якутские ученые разрабатывают новый проект портативного гаража
Зимой прошли экспериментальные испытания парковки с подогревом
СИМВОЛ ГОДА ПУХЛЯ ОТВЕТИЛ НА ВАШИ ВОПРОСЫ
По традиции перед Новым годом редакция «ЯВ» устраивает гадания, в которых главным действующим лицом (или мордой) является символ наступающего года. Сегодня в роли такового выступает мини-пиг Пухля.
"Говорящие Головы": самый храбрый человек живет в Якутии!
Друзья, у нас с последними двумя выпусками «Говорящих Голов» вышел затык.Один отписали в прошлую пятницу, другой еще в позапрошлую, но возникли заминки с монтажом. Поэтому на текущей неделе планируется аж ...
"Говорящие Головы": добрый выпуск!
А вот и новые "Говорящие Головы".Сообщаю это дежурным порядком, поскольку в процесс производства понемногу втянулся, и выпускать раз в неделю передачу уже кажется почти обыденным делом. Впрочем, этот выпуск особенный.Он ...
... вы там дышитесь!
Глава республики в воскресенье прокомментировал ситуацию с задымлением г. Якутска.- Небо по-прежнему затянуто смогом. В 10 утра провёл оперативное совещание с правительством. Обсуждали ситуацию вокруг лесных пожаров. В целом всё ...
В огненное кольцо под Магарасом попали 14 пожарных
За минувшую неделю Якутск побил антирекорд: в течение нескольких дней упорно держал статус «самого грязного города в мире», сильно оторвавшись по показателям от Пекина, Карачи и Красноярского края. В столице пик пришелся на субботу, когда город сильно заволокло дымом так, как никогда прежде. Всему виной — масштабные пожары. Полыхает вся республика и будет полыхать до конца августа. Журналист «ЯВ» съездил в Горный улус и своими глазами увидел, как простые мужики ведут неравный бой с огненной стихией. А также выяснил, как едва не погибли в понедельник 14 сотрудников авиалесоохраны из Ханты-Мансийска, которые, как фильмах-катастрофах, оказались на сутки в кольце огня.

«Не полыхает, а горит. Мы же не на войне», — поучают чиновники, отвечающие за сохранность леса от огня. Но как это назвать, если не войной? Уходили в лес без лопаты безусые добровольцы, продовольствия и воды не хватало, спали они на сыре-земле черные от копоти среди непрекращающегося огня и дыма, а на гражданке им собирали еду неравнодушные волонтеры. От американской помощи артиста Леонардо Ди Каприо мы гордо отказались, зато устраиваем громкие скандалы по поводу банки рыбных консервов. К Якутии приковано внимание ведущих телеканалов и изданий мира. Якутия же всему миру сообщает: «У нас всё под контролем». А у самих пятая точка уже подгорела. Экология и Якутии, и страны, безусловно, подорвана. Если и в последующие годы это продолжится, вся наша тайга может исчезнуть через пару десятилетий. Ещё неизвестно, какие последствия нас ждут от горящего лета-2021.
Как назло и не вовремя мы затеяли ремонт взлетной полосы в Якутске: столица не может принять самолеты такого типа, как Бе-200 и Ил-76, поэтому они базируются в аэропорту Мирного. На субботу пришелся пик обращений в скорую от сердечников, аллергиков и астматиков. Цифры термоточек постоянно меняются, и у разных ведомств они разные. Сейчас необходимо спасать деревни Терют, Кюерелях, Кептин, Магарас, Дикимдя, Сюльдюкар.

Село Чимнай в этот перечень не входит: людей во вторник в соцсетях напугали кадры, когда мощно горел лес в Таттинском улусе, а его пытались потушить пять человек. Чиновники как отрезали: огонь далеко от села Чимнай, оно даже не фигурирует ни в одной сводке. Отчаянно просят помощи в соцсетях (и даже не рядовые жители, а власти) Оймяконский, Таттинский, Намский, Хангаласский (Ленские столбы) улусы. Якутия горит синим пламенем!

СЖЕЧЬ, ЧТОБЫ НЕ СГОРЕТЬ
Вторник, 15 часов. В Горном улусе, в селе Магарас (100 км от столицы), не хочется поворачивать направо с комфортной дороги (а дорога от Якутска до Бердигестяха действительно шикарная, европейского уровня) и ехать по кочкам вдоль лесопилки. Там за деревьями спряталась поляна, где по четыре часа в палатках спят те, кто до этого несколько часов самоотверженно боролся со стихией. Здесь нет чужих — своих, русских — якутов, добровольцев — профессионалов. Все объединены общим делом, общей трагедией. Каких гостей в эти дни здесь только не было! И разнообразных чиновников «выходного дня», и журналистов из Германии и Англии, а в среду на этой поляне отметился перед совещанием у Путина глава Якутии Айсен Николаев. Нехитрый мужской быт: спят в палатках, умывальник на дереве, на костре кипит чай, из досок соорудили что-то наподобие большого стола, где принимают пищу, делятся впечатлениями, вырабатывают стратегию.

Мы приехали не с пустыми руками как раз вовремя: мужики пили чай. И выяснилось, что нам несказанно «повезло»: четверо парней на Хонде собирались ехать туда, где лес горит на расстоянии вытянутой руки. Естественно, мы на редакционной машине упали им на хвост. Ехать от поляны километров пять. Вновь нужно доехать до федеральной дороги в сторону Бердигестяха и повернуть в лес направо. Через 20 минут по болотистым кочкам, где мы напрочь порвали глушитель, — опять поляна. Только на ней уже стоит автоцистерна с водой — центр притяжения всего сущего, куда парни приходят набрать воды в свои ранцы. И странное дело: вроде от пожарища примерно километр пешком, но на этой опушке воздух чище, чем во вторник в Якутске. Парни из охотничьих спецовок переодеваются в еще более специфичные костюмы и набирают воду во все возможные емкости, включая ранцы. От поляны в глубь леса долго тянется изборожденная свежая полоса. По ней и надо упрямо идти в сопровождении оводов, никуда не сворачивая. То и дело навстречу попадаются желтые человечки — это люди со всех концов страны одеты в такую униформу. Есть и сугубо гражданские в обычной спецодежде, в какой якутяне ездят на рыбалку. Лица встреченных парней измождены. По дороге один из них спрашивает по-якутски: «Я дошел? Далеко еще? А то умру сейчас, надоело идти». Он имеет в виду всё ту же самую спасительную автоцистерну с водой. И радостно сообщает, что без респиратора там мне будет тяжело.
После долгого похода по борозде, наконец, выхожу в то место, где вовсю бушует открытое пламя. Дым окутывает со всех сторон. Становится очень жарко, дышать трудно. Здесь запросто можно поймать паническую атаку. В какой-то момент вижу странную картину: вместо того, чтобы тушить огонь, мужчины ходят с огнемётами и этот самый лес … поджигают.
— Это называется встречный отжиг, — поясняет мне желтый человечек, представившийся Андреем.
А зачем?
— Поджигаем, чтобы огонь сюда дальше не пошел. Чтобы гореть было уже попросту нечему. И делаем так много километров. Навстречу нам идут издалека такие же люди, как мы, и проделывают ту же самую работу. И когда-нибудь мы должны встретиться, как на Эльбе, и «замкнуться». Таким образом, избежим дальнейшего распространения огня. Не помню, как называется эта методика, что-то в духе «пожертвуй малым». Но как-то по-научному.
Так, а разве от этого поджига не идет дальнейшее распространение?
— Нет, этот огонь полностью нами контролируется. У руководителя процесса туше… извините, поджигания, самого возрастного из всех, в руках рация. Он постоянно деловито координирует свою работу с коллегами, проходя между делом около деревьев и со знанием орудуя огнеметом. Все остальные, а здесь собралось человек десять, его слушаются. Но больше тупо таращатся на огонь. Делать им особо пока нечего, ведь они здесь не для того, чтобы тушить, а для того, чтобы поджигать. И контролировать огонь. Дым уже лезет не в глаза, а, кажется, даже в уши. Знакомлюсь с двумя парнями. Олег из Алдана и Валерий из Томмота. Отвечают на вопросы вместе, дополняя друг друга.
Как долго вы находитесь здесь?
— Да с самого начала, второй месяц пошел. Каждый день одно и то же. Но радует, что мы отогнали огонь от населенного пункта. Это была наша главная задача.
Этот встречный отжиг… Он против чего-то более страшного?
— Всё зависит от ветра. Пока тайга горит низом, то есть пожар низовой. Дерево горит снизу, горят кустарники. Самый страшный пожар — это верховой. И если начнется ветер, то надо брать попу в кулак и бежать куда глаза глядят! По верхушкам огонь распространяется так быстро, что человек убежать не успеет. Это как одну горящую спичку поднести к другой. Страшное дело!
Рассказывают, будто бы заплатят только в декабре?
— Такие слухи ходят, но всё зависит от чиновников в Якутске. Думаю, не обидят. Работа тяжелая, глаза постоянно слезятся от дыма. Мы здесь уже конкретно прокоптились.
Сколько платят?
— Обещают 300 рублей в час. Посмотрим.
А в Якутск ездите?
— Зачем? Трястись в «уазике», чтобы что? Тут много людей из города приезжают. Как на экскурсию. И все они говорят, что Якутск в таком же дыму, как и здесь. Ну и зачем менять шило на мыло?
Кормят-то вас хорошо?
— Хотелось бы, чтобы как в ресторане (оба смеются).

«ДОБРОВОЛЬЦЫ ТОЛЬКО МЕШАЮТ»
Обычно здания администраций даже самых крошечных деревень Якутии всегда можно узнать по флагу. В Магарасе местная власть почему-то без этой атрибутики и вообще располагается в помещении МФЦ. В помещении много людей с рациями. На полу — молоко, тушенка, гречка, макароны. И много-много пяти- и 19-литровых бутылей воды. Позже выяснится, что пока я отсутствовал час в местной мэрии, водитель «ЯВ» помогал грузиться-разгрузиться подъезжающим машинам. В кабинете главы администрации в кресле хозяина сидит не местный мэр, а республиканский чиновник. Рядом с ним распластался жирный рыжий кот. Не могу не воспользоваться ситуацией.

Иннокентий КЫЧКИН, замруководителя департамента лесного надзора и охраны лесов Минэкологии Якутии:
— У нас работы по участкам. Например, в северовосточной кромке работают бойцы авиалесоохраны из Амурской области, лесничества Горного. Люди делают опашку, отжиг, окарауливание. Основной костяк — 28 человек ГАУ «Лесресурс», в котором 14 человек — это якутский филиал, и объединенные заречники из амгинского, чурапчинского и алданского филиалов. Есть 20 добровольцев и 15 мобилизованных граждан. ГАУ «Лесресурс» также работает на юге. Отжигают с двух сторон: одна группа идет с востока на запад, другая с запада на восток. Добровольцы остаются для окарауливания. Отжиг делают только специалисты авиалесоохраны Якутлесресурса.
Чего сейчас вам не хватает?
— Тракторной техники! Пожар на огромной территории. У нас частое изменение направления ветра. Один день — северо-западный, другой — юго-восточный. Вы в городе, наверное, чувствуете, что дым то окутывает, то исчезает. У меня приоритет — в сторону Бердигестяха идет фронтально пожар, сильно идет. Сейчас сделали 18 км опашки вдоль линии ЛЭП. Хочу там сделать встречный пал. Но для этого нужен трактор! А лучше два! В местности Ситте сидит ханты-мансийская группа из авиалесоохраны. Вчера ветер был юго-восточный. У нас не было вертолета! Так бы мы их быстро эвакуировали! Половину людей забрали, другую — нет. Оставшаяся половина там отпахалась, и получилось так, что они оказались внутри пожара. В кольце. Я не смог их вчера вытащить из этого участка пожара! Сегодня только их вытащил!
Они сутки были в огненном кольце?
— Да.
Сколько их было?
— 14 человек из хантымансийской авиалесоохраны. Я попытался силами этой группировки остановить небольшой огонь. Они минполосу делали вручную. Это очень трудоемкая работа. И то они не смогли удержать, потому что температура была очень высокая, там очень жарко! А сейчас там вовсю открытое пламя. Когда был на облете, гдето от федеральной трассы «Вилюй» на север идет профиль. По нему прямая — 14 км, вдоль речки — 7 км. Там есть прошлогодняя гарь. Хочу туда примкнуть, тогда этот пожар в Ситте я остановлю, он не пойдет дальше. Но для этого, возвращаясь к вашему вопросу, мне нужны два трактора. Если дождь пойдет, тогда нужна будет поддержка авиалесоохраны для переброски. Где пожары начнут подниматься, туда надо будет оперативно высаживать людей. Чтоб быстро дотушивать там, где немного остановлено осадками. Любые мало-мальские искры надо добивать! Так что Ситте чуть не погубил ребят. С этим участком предстоит большая работа.
Две военные амфибии летают над алмазной провинцией. Почему к вам-то не летят?
— Не знаю. Говорят, из-за задымленности. В Бердигестяхе стоит Ан-2 для облёта. Если бы вчера у нас был Ми-8, мы бы ханты-мансийских ребят быстро спасли. И не подвергали бы смертельной опасности других людей. У нас проблема с заправкой. Но решить это можно! Что мешает завести авиационную мобильную заправку? Сидел бы в Бердигестяхе. Я сам в Горном районе начинал работать 30 лет назад. Тогда так и было. Ми-2 у нас был постоянно! А когда были сильные условия горимости, Ми-8 тоже сидел в Бердигестяхе как штык. В этом году будет очень сложно бороться пожарами! Горный район — это 93% лес. Очень мористые места, труднодоступные, суходольные речки, кочки. Там годами травы некошенной накопилось масса, поэтому пожары идут быстрыми темпами.
И что нас спасет?
— Только дождь. И как минимум — на трое суток. Только в этом случае, я думаю, мы сможем справиться. Посмотрите на карту. Вот всё как ветвью идет! Ветром продует — за день может сгореть 15–20 км леса. При ветре 12–15 метров в секунду — это запросто. Моментально!
Вы давно в профессии. Когда-нибудь такое было?
— Да. Все забыли про 2002 год. Сценарий этого пожара почти тот же. Он начался 18-го мая, а закончился 24-го сентября. На 69 км пожар мы тушили от пала. Оттуда недалеко граница Хангаласского района, туда огонь перешел. Тушили-тушили, а пожар дошел до Якутского лесничества. Направление потом пошло обратно через Харыялахский заказник в Горный улус. И дошел в августе до зверофермы Магараса. В 2002 году из девяти наслегов угроза была в семи! Угроза прямая была для жизни людей. Прямо в селе тушили! Тогда такой истерики у якутян не было!
Почему?
— Не было интернета, соцсетей. Мы свою работу делали, большого ажиотажа не было. В Якутске говорили: «Дым? Да, это Горный горит!». И всё.
Вам не хватает добровольцев?
— В этом году у людей есть понятное желание помочь, как никогда. Но они не всегда помогают! Добровольцы иногда даже мешают! Многие приезжают с чемоданным настроением: день простою да уеду домой. И часто приезжают к нам в одних тапочках, без спального мешка, не говоря уже о лопате или пиле. Этого добровольца надо одеть, обуть, снарядить — это головная боль! И так проблем выше крыши, еще и с ними возиться. Не так должно быть! Но есть исключения, когда ребята «вооружены до зубов». Приезжают со своим оборудованием, с палаткой, своей едой. Такой должен быть доброволец! Здесь же не детский сад. Мы не играемся здесь. У нас здесь нет отдельной службы обеспечения. Из местных очень хорошо работают молодые главы муниципальных образований. Вот они, деревенские, говорят мало, а делают много. Еще толковый парень приехал сам, добровольно, из Перми. Мы его уже на трактор посадили. А то приезжают на день-два, сделают фотографии на фоне огня, а ты их не успеваешь менять, как портянки.
В понедельник по всем каналам власти сами трубили, что есть угроза нескольким населенным пунктам, в том числе и Магарасу. Я сам только что со встречного отжига. Это ведь очень далеко еще от села!
— Угрозы как таковой нет. В выходные от Магараса самое ближнее было — два километра. Люди подстраховываются. Я же говорю: огонь за час может преодолеть километры, в зависимости от ветра. Сегодня огонь от Магараса уйдет на 6 км в сторону. А в субботу угроза была нешуточная. Я сам поэтому здесь и остался.

САМЫЙ ГРЯЗНЫЙ ГОРОД В МИРЕ
В выходные и на этой неделе загрязнение воздуха в Якутске побило мировые рекорды. В России изза разнообразных заводов самый грязный воздух — в Красноярском крае. Но мы их обогнали настолько, что в Норильске хохотали. Да что там! Дели и Пекин были райскими уголками по сравнению с воздухом в Якутске. За эти дни, согласно данным сайта IQAir, Якутск не раз становился лидером рейтинга российских городов по уровню загрязнения атмосферы. Вчера (в четверг) в Якутске до пяти вечера было ясное небо. Но! Как нам объяснили в Магарасе профессионалы, это до поры до времени. Если изменится направление ветра, опять будем сидеть в квартирах с развешанными мокрыми тряпками. Так и случилось. Вчерашние показатели Роспотребнадзора (9 утра). Проведено исследование 16 проб воздуха по показателям оксид углерода, взвешенные вещества, взвешенные частицы РМ-2,5, РМ10, диоксид серы, диоксид азота, формальдегид, сажа (углерод). По результатам исследований превышения допустимых концентраций (ПДК) не установлено.

ВЫЛЕЧУ? НЕ ВЫЛЕЧУ!

Аэропорт Якутска работает так, как желает. Понятно, что в субботу и воскресенье ни сесть, ни взлететь самолеты не смогли. Но задержки идут до сих пор! Дело в том, что приходится нагонять. Сначала увезти-привезти тех, кто не смог вылететь или прилететь из-за смога. Но пока это делается, в период отпусков очередь накапливается. А самолетов у республики не прибавилось. «Якутия» и «Полярные авиалинии» задержали десятки рейсов. В какой-то момент в аэропорту Якутска ждали своего часа до двух тысяч пассажиров, которые никуда не могли улететь. «Якутия» всеми силами вчера пыталась сократить время задержек, но по отдельным маршрутам интервал задержек составлял до двух суток. При этом авиакомпания сама признается, что, по их расчетам, сможет войти в установленный график полетов только в воскресенье, 25-го июля. До тех пор задержки неизбежны!

Автор: Михаил РОМАНОВ, фото автора
Время: 26 июля 11:32