ОБСУЖДАЕМЫЕ
за неделю
за месяц
за год
НЬЮСМЕЙКЕРЫ
Якутские ученые разрабатывают новый проект портативного гаража
Зимой прошли экспериментальные испытания парковки с подогревом
СИМВОЛ ГОДА ПУХЛЯ ОТВЕТИЛ НА ВАШИ ВОПРОСЫ
По традиции перед Новым годом редакция «ЯВ» устраивает гадания, в которых главным действующим лицом (или мордой) является символ наступающего года. Сегодня в роли такового выступает мини-пиг Пухля.
"Говорящие Головы": самый храбрый человек живет в Якутии!
Друзья, у нас с последними двумя выпусками «Говорящих Голов» вышел затык.Один отписали в прошлую пятницу, другой еще в позапрошлую, но возникли заминки с монтажом. Поэтому на текущей неделе планируется аж ...
"Говорящие Головы": добрый выпуск!
А вот и новые "Говорящие Головы".Сообщаю это дежурным порядком, поскольку в процесс производства понемногу втянулся, и выпускать раз в неделю передачу уже кажется почти обыденным делом. Впрочем, этот выпуск особенный.Он ...
... вы там дышитесь!
Глава республики в воскресенье прокомментировал ситуацию с задымлением г. Якутска.- Небо по-прежнему затянуто смогом. В 10 утра провёл оперативное совещание с правительством. Обсуждали ситуацию вокруг лесных пожаров. В целом всё ...
Черные дни села Толон
В маленькое село Толон Ленского района, где численность населения составляет около 400 человек, пришла большая беда. В село проник COVID-19. От болезни за считанные дни здесь скончались пятеро. Все мужчины. Один заболевший в настоящее время находится в больнице в крайне тяжелом состоянии. Для небольшой деревни эта статистика катастрофическая. По версии властей, коронавирусную инфекцию завез в Толон местный предприниматель, вернувшийся в начале июня из Иркутска. С самого начала сельчане не придали значения первым появившимся симптомам заболевания. Думали: ОРВИ, ничего страшного.

По данным «ЯВ», сам «нулевой пациент» скончался. Вирус, как пожар, молниеносно охватил два села. Когда толонцы поняли, что это не ОРВИ, а COVID-19, о котором они слышали только из телевизоров, ужаснулись. Заболевшим становилось хуже, и их родственники столкнулись с самой тяжелой проблемой при COVID-19 — отказом в госпитализации из-за отсутствия мест в районных больницах Ленска и Мирного. К сожалению, это та ступень, через которую многие не в состоянии перешагнуть. «Мест нет!» — звучит уже как приговор. К тому же выехать из отдаленного села в районный центр не такто просто. Нужен санрейс, который прилетает не через день и не два… В прошлые выходные жители Ленского района начали бить тревогу и объявили денежный сбор для жителей двух маленьких якутских сел Толон и Иннялы, охваченных коронавирусной инфекцией. Информация об этом быстро разлетелась по социальным сетям. За эти дни активисты Ленского района закупили продукты питания, детские подгузники, детское питание, а также лекарства, направив своеобразный гуманитарный груз в зараженные села.

Евгения КНУТОВА, жительница Ленска:
— Въезд в село закрыт. Здесь объявлен карантин. Я сама выросла здесь, и то, что сейчас происходит, ужасает! В Толоне единственный фельдшер, но она сама заболела ковидом. Люди занимаются самолечением. Нет лекарств, для детей нет подгузников, детского питания. Администрация Ленского района никак не реагирует. По словам Евгении, умершие от ковида — мужчины до 60 лет.

РЕАКЦИЯ ВЛАСТЕЙ
После того, как социальные сети начали гудеть от жуткой ситуации в Толоне и Иннялы, республиканские власти начали отчитываться перед населением, что «всё под контролем». Так, министр здравоохранения республики Елена БОРИСОВА заявила, что вспышка в Толоне произошла 16 июня. Предприниматель, вернувшийся из Иркутска, заболел 8 июня, к врачу не обращался. За это время он успел побывать на стройке школы, где сразу заразилось 50 человек. В Толон выезжали фельдшера из Витима и Ленска. 26 пациентов вывезены в Ленскую центральную районную больницу. На официальной странице администрации Ленского района в «Инстаграме» говорится, что в Толонском наслеге проблем с медикаментами и продуктами не было и нет.
«Без помощи мы не оставались. С самого начала в село были организованы выезды медиков, приезжали трижды. Тяжелых больных госпитализировали, нашим фельдшерам давали консультации по лечению амбулаторных больных. Как и раньше, мы делаем заявки на продукты и нам бесконтактно их доставляют. Завтра снова придет машина. Медикаментов тоже хватает. В село начинают возвращаться те наши жители, которые прошли лечение в больницах и выздоровели. А тела тех, кого спасти не смогли, доставляют в Толон с помощью администрации района, все меры поддержки оказываются. Конечно, все село находится в шоковом состоянии. Не дай бог никому пережить такое», — сказал глава наслега Алексей Корнилов.

Сейчас в селах Толон и Иннялы введен карантин до 31 июля. Людям запрещено покидать без надобности свои дома, запрещены массовые культурные мероприятия. «На такое маленькое население села Толон у нас столько летальных исходов, поэтому сейчас идут расследования. Возбуждено и санэпидрасследование Роспотребнадзора, и других надзорных органов. Специалисты будут выяснять — почему произошло такое распространение с таким количеством летальных исходов. Мы сегодня не можем делать выводы, это сделают уполномоченные органы», — заключили в оперативном штабе Ленского района. Главам наслегов поручено вести мониторинг всех прибывающих в населенный пункт людей, в том числе из числа местных жителей, возвращающихся из отпусков. Также главам напомнили, что к работе могут быть допущены только те работники, кто предъявил отрицательный ПЦР-тест, сделанный не ранее, чем за 72 часа. Данное требование не распространяется на вакцинированных от коронавируса и переболевших коронавирусом в течение шести последних месяцев.

ПИСЬМО В ВАТСАП

Уже две недели в мессенджере WhatsApp «гуляет» письмо жителя Толона Григория Аркадьевича Кочнева. Письмо, полное боли… В своем сообщении он говорит, что его брат Герман был вакцинирован и очень надеялся на «Спутник V», но увы. Вакцина не сработала. Из письма (в сокращении):
Он ушёл и никогда не вернется, это страшное слово «никогда». Он больше никогда не зайдет ко мне домой с улыбкой на лице, никогда не спросит меня, когда же мы на охоту пойдем, никогда больше не будем пить чай в охотничьей избушке, никогда не будем делиться радостью от удачной охоты, брата больше нет, и я сегодня самый несчастный человек на свете. Теперь у меня вопрос: почему так случилось? Ведь он был самым здоровым из нас, у него не было хронических болезней, он в апреле получил оба компонента «Спутника V». Он верил, что это поможет от тяжелого течения, но не помогло. Он с первых дней недомогания обратился в Витимскую больницу, но его с положительным тестом обратно отправили домой, мол, в Ленске мест нет. Через два дня, когда он стал задыхаться, его вывезли на вертолете с тяжелым поражением легких, подключили к ИВЛ. Наконец, он попал в Мирный, но было поздно. Он впал в кому и не вышел. Я обращаюсь к властям всех уровней: главе района, депутатам района и Ил Тумэна. Соберитесь вы наконец, помогите людям ЖИЗНЬ сохранить, найдите средства в бюджете, откройте дополнительные койко-места в больницах, закупите медикаменты, ПЦР-тесты (это же трагедия — пять тестов на весь наслег!). Ведь при ковиде дорог каждый день и каждый час. Я думаю, эти вопросы должны задавать люди в погонах.

Нам удалось найти автора письма. Григорий Аркадьевич рассказал, что сельчанам приходится очень туго.
— Мы потеряли пятерых человек, шестой сейчас находится в коме. У всех них был положительный тест на ковид. Первыми заразились сотрудники местной администрации. Им стало плохо, и их быстро госпитализировали в больницу. Сейчас они уже выписались. В Ленской инфекционной больнице брату отказали в госпитализации, сказав, что мест нет. Герману становилось плохо с каждым днем. Коекак его взяли в больницу в Мирный. Врачи говорили, что он тяжелый, но должен выкарабкаться. Потом позвонила врач и сказала, что брата больше нет. Он умер в день своего дня рождения, утром 10 июля. Ему было всего 56 лет. Для нас сейчас это самая черная неделя. Мы похоронили троих здоровых мужиков с интервалом в один час. Они не пили, не курили. Через день похоронили еще двоих. Все умершие — мужчины.
Григорий Аркадьевич, ваш брат правда был вакцинирован?
— Да, «Спутником». Он специально съездил в город и получил вакцину. Вы представляете, на весь наслег было выделено всего пять ПЦР-тестов. И все!
Власти сообщили, что всех перезаразил предприниматель, вернувшийся из Иркутска. Так?
— Он наш, местный. Но он не виноват, что в больницах нет мест. В прошлом году ситуация была легче, действия властей отлажены. Если заболел, то сразу забирали в лечебное учреждение. Появилось ощущение, что сейчас врачи переключились на вакцинацию, а не лечение. Уверен, если бы брата сразу госпитализировали, то он выжил бы… Еще добавлю, что мое письмо в ватсапе начали использовать антипрививочники. Но! Я верю в медицину и науку, поэтому считаю, что вакцинация спасет человечество от вируса. Врачи, отказывающие пациентам в госпитализации, сами подставляют внедрение вакцинации в массы. Из-за упущенного времени и несвоевременной помощи мы теряем своих родных.

«МЫ ПОТЕРЯЛИ ОТЦА»
Лилиана КОРНИЛОВА:
— У меня заболел отец после ысыаха. Он состоял на учете в кардиологии, у него было слабое сердце. На второй-третий день болезни обратились в Витимскую больницу. Его осмотрели, сказали, что причин для госпитализации нет, лечение было амбулаторным. У отца держалась температура, совсем не было аппетита, он был очень слабым. Так он пролежал дома с 23 июня по 5 июля. Его вывезли санрейсом из Витима только со второго раза. Я с самого начала просила, чтобы отца взяли в больницу, но мне отказали изза отсутствия свободных койко-мест. — Самочувствие отца быстро ухудшалось? сложно что-то делать, элементарно подниматься с кровати. Появилась одышка. 5 числа его госпитализировали в районную больницу в Ленске в тяжелом состоянии. Я спрашивала у врачей, какие лекарства купить. Мне отвечали, что ничего не надо. После начала обзванивать родственников в Якутске. Отца санрейсом отправили в город, а на следующий день он умер.
Ваш отец был вакцинированным?
— Нет. Он хотел поставить вакцину, но его не включили в список. А так мы с мужем оба вакцинированы. Когда ухаживали за больным отцом, заразились. Сейчас муж лежит в Ленске в ковидном отделении.
Как у него состояние?
— Более-менее.
Лилиана, как сейчас обстановка в селе? Лекарства, продукты имеются?
— У нас в селе три частных магазина, но работает из них только один. Село на карантине, мы со двора никуда не выходим. Волонтеры нам доставляют продукты питания по списку. Заказываем воду.
У вас есть волонтеры?
— Да, администрация создала волонтерский клуб. Это нам очень помогает. В понедельник, 19 июля, получили гуманитарную помощь от жителей Ленска. Это маски, антисептики, продукты, лекарства. В соседнее село Иннялы тоже доставили гуманитарный груз.

«МЫ НАДЕЯЛИСЬ, ЧТО ОН ВЫЖИВЕТ»
Наталья Николаевна:
— Мы потеряли отца, Кочнева Карла Ивановича. Заболел примерно 17 июня. Сначала находился на амбулаторном лечении, но становилось все хуже. Мы не знали, чем лечить, поэтому связывались с врачом Ленской районной больницы Татьяной Ивановной Старцевой. Писали ей по ватсапу, звонили, но она никак не реагировала. После связались с медиками из Якутска, которые отправили нам схему лечения.
Отец был госпитализирован?
— Да, его взяли в Ленскую районную больницу. Поступил туда с 30%- ным поражением легких. Он мог ходить, чувствовал себя неплохо. В праздники его положили в реанимацию под наблюдение. В этом мы не увидели ничего плохого, думали, что так даже лучше. Там ему давали медикаменты, разжижающие кровь, парацетамол. Хуже стало через пять дней. Отец по телефону сказал, что у него появилась одышка. Мы тут же связались с врачами, начали спрашивать, может, какие лекарства нужны, но нам отвечали, что ничего не надо. Позже поражение легких стало 50%, потом — 75%... Он был переведен в Мирный, там вроде как самочувствие улучшилось. С 9 июля был переведен на ИВЛ, а 12 июля его не стало. Сейчас думаю, что отцу надо было привиться. Он весной болел гриппом, поэтому отказался от вакцины.

«ЗАКАЗАЛИ «АКТЕРМУ» ЗА 155 ТЫСЯЧ»
Александра:
— Мы потеряли отца, Мыреева Алексея Николаевича. Как мы считаем, он заразился от нашего местного предпринимателя, вернувшегося из Иркутска. Родители пошли в магазин, чтобы расплатиться по долгам, встретили его. Разумеется, мужчины поздоровались за руку. А спустя несколько дней они оба заболели. 18 июня мы вызвали врача-терапевта из Витима, он поставил диагноз ОРВИ, прописал парацетамол. Но у отца температура не спадала, держалась на отметках 38,7– 39,3 С. Появилась одышка. Мы созвонились с фельдшером села Иннялы, она сказала принимать парацетамол, мол, если у отца температура не спадет, то поставит укол. Позже наш фельдшер из Толона оформила отцу больничный и выезд в Витим. 24 июня отец выехал в Витим, прошел рентген. В витимской больнице ни палат для ковидных больных, ни обсерватора. До вечера он находился в машине, ждал госпитализации. Тогда была духота на улице, нечем было дышать. Затем его на санрейсе повезли в Ленск.
Мы у врачей спрашивали, какие лекарства нужны, но нам ничего не говорили. У отца в Ленске уже было 75% поражения легких, ковид подтвердился. Утром 27 июня его положили в реанимацию, он находился под кислородной маской. Через знакомых узнали, что тяжелым больным помогает лекарство «Актерма» стоимостью 155 тысяч рублей. Всей родней собрали деньги, заказали в Москве. Всё это время мы звонили по горячим линиям, добивались, чтобы отца перевели в Мирный. 30 числа он был госпитализирован в Мирнинскую районную больницу, там уже поражение легких достигло 95%. Врачи говорили, что на ИВЛ надежды нет. За все это время, пока он был в больнице, сменил шесть палат! Говорил нам, что в больнице открывают окна, сильный сквозняк. Когда ему стало хуже, больше на связь не выходил. «Актерму» ему не поставили, не успели… Но «Актерма» спасла маму! От ковида у нас также скончался дядя, Терешкин Яков Афанасьевич.

«ЧТОБЫ ПОСТАВИТЬ ВАКЦИНУ, НУЖНО ДОЕХАТЬ ДО ВИТИМА»
У Анастасии Бонет скончался отец Попов Вениамин Гаврильевич.
— Две недели отец лежал дома. У него была высокая температура, 38,5–39. Мы думали, что он просто простыл. Он был госпитализирован в Ленскую районную больницу, а после его отправили в Мирный. Сейчас папа находится там, но состояние крайне тяжелое. 96% поражения легких. У нас тут ситуация в селе с вакцинацией плохая. Работающие — вакцинированы, неработающие, в том числе пенсионеры, — нет. Чтобы получить вакцину, нужно три часа ехать на автомобиле до Витима. Это три тысячи рублей. Машин обычно нет. Если бы витимские медики составили список тех, кто желает вакцинироваться, приехали бы сюда, было бы лучше. Не все пенсионеры могут себе позволить поехать в Витим за три тысячи. У меня супруг вакцинированный, но он заболел ковидом. Переносит легко, как простую ОРВИ. Сейчас я почувствовала разницу, как болеют непривитые и привитые люди.

Увы, добиться внятных комментариев от главы Толонского наслега Алексея Корнилова не удалось. Мужчина перестал поднимать телефонную трубку.

Автор: Екатерина ЧЕМЕЗОВА, фото http://lenskrayon.ru/
Время: 26 июля 11:50