ОБСУЖДАЕМЫЕ
за неделю
за месяц
за год
Недолёт
Коммент: Очередная мухожуковошествующая статья от газеты "Якутск Вечерний". Очень интересно, на кого же работает данная газета.
«СКОРАЯ НЕ ПРИЕХАЛА, ХИРУРГА НЕ БЫЛО, ЖДАЛИ СОГЛАСИЕ»
Коммент: Не знаю. Но, покалеченного и ребенка с предполагающимся ужасным диагнозом, не надо было доканывать.
Работы нет, но вы держитесь!
Коммент: Очнулись! Очень многие не вернулись в якутию и не отработали вложенные деньги и ничего им не было. И это не только технари, но и очень нужные профессии для республики.
Проверить все торговые центры
Коммент: Без жертвоприношений система не работает!
НЬЮСМЕЙКЕРЫ
"Говорящие Головы": добрый выпуск!
А вот и новые "Говорящие Головы".Сообщаю это дежурным порядком, поскольку в процесс производства понемногу втянулся, и выпускать раз в неделю передачу уже кажется почти обыденным делом. Впрочем, этот выпуск особенный.Он ...
... вы там дышитесь!
Глава республики в воскресенье прокомментировал ситуацию с задымлением г. Якутска.- Небо по-прежнему затянуто смогом. В 10 утра провёл оперативное совещание с правительством. Обсуждали ситуацию вокруг лесных пожаров. В целом всё ...
Про новые тарифы
- 30 июня 2017 г. Госкомцен принял тарифы на электричество, которые действуют с 1 января 2017 г., но в июле 2017 г. не применяются… да вы там наркоманы что ли?! ...
Про графу "против всех"
- Ты слышал? Комитет Алексея Еремеева вносит на сессию Ил Тумэн законопроект об отмене графы «против всех» в избирательном бюллетене!- И правильно, баловство это.- Но ведь три года назад именно ...
Скоро появятся деньги... надо срочно раздать!
В якутских госСМИ (и не только) радостно трубят о том, что Егор Борисов пообещал вложить от 1,2 до 2 млрд. рублей, вырученных от продажи 10% акций «АЛРОСА-Нюрба» в Фонд развития ...

Бессмертный Полк: чтобы помнили!

«ОНИ НЕ ЛЮБИЛИ ГОВОРИТЬ О ВОЙНЕ»
Тамара Новикова, муж Джулустан и их полуторагодовалый сын Эрсан вышли с портретами родных воинов впервые. Эрсанчик крепко держит древко с портретом прадедушки.
Тамара НОВИКОВА:
— К сожалению, в семейном архиве не сохранилось портрета четвертого деда. Но мы помним обо всех! Они не любили рассказывать о войне, даже моим родителям, но память о них жива. Мой дедушка со стороны папы — Павел Назарович Новиков, родился в 1918 году, умер в 1991, всего три месяца не дождался моего появления на свет. Призывался из Якутска 30 марта 1943 года, сам он из Амги, село Эмис. Воевал в Ленинградской области, получил большое ранение, ему ампутировали руку в госпитале в селе Дубровка.
Дмитрий Титович Федоров, 1907 года рождения, ушел от нас в 2001 году. Призван 15 августа 1941 года на Первый Украинский фронт, Вторая гвардейская дивизия. Участвовал в Ленинградской обороне. Там были очень кровавые бои! Его ранили, плюс еще и контузия, и 15 февраля 1943 года был комиссован. Он из Верхневилюйска, село Дюлюкю.
Андрей Егорович Шестаков, родился в 1910 году, в июне 1943 году пошел на фронт. В 1945 году получил ранение в Западной Германии. Он из Мегино-Кангаласского улуса, село Холума. Он очень рано умер, ему было 54 года. У него есть ордена, награды «За победу над Германией». Но информации очень мало, нужно поискать, покопаться. Все дедушки, вернувшись домой, принялись активно работать в колхозах, совхозах, трудились, несмотря на ранения, контузии, раны.
Василий Яковлевич Ердашев — верхневилюйский. Участвовал в Калининградской обороне, погиб на войне. Похоронен в районе селения Заплавное. Его фотографии мы ищем.
И, конечно, мы бережно храним все документы, помним, будем рассказываться своим детям, внукам и правнукам. В каждой семье есть такая история, которая объединяет всех россиян.

«НЕ СКУЧАЙ, СКОРО ПРИЕДУ!»
Евгений Петров пришел на площадь с дочерью.
Он рассказывает:
— Это мой отец Иннокентий Иннокентьевич Петров. Снимок сделан в Берлине, в фотосалоне, как раз после победы. А на войну отец ушел в 18 лет, в 1943 году. В 1942 году пришла весть: его старший брат пропал без вести. Папа был станковым пулеметчиком — из Мальты Иркутской области его направили в учебный центр в Монголию. Он себя там отлично показал, его не хотели отправлять на передовую, думали оставить для обучения новобранцев, и отпустили на фронт только после пятого его рапорта. Направили в 213-ый стрелковый полк 49-ой дивизии. Он ходил в фронтовую разведку вместе с напарником Сергеем. Проникали в тыл к противнику, и один раз пересекли немецкие окопы и поймали важного немца. Видимо, «язык» был настолько ценным, что за эту операцию его наградили Орденом Красной Звезды в 1944 году.
2 апреля в этом же году во время атаки он получил тяжелое ранение обеих ног, потерял глаз. Его военная медицинская комиссия хотела отправить домой, он предпринял несколько попыток, чтобы его оставили в действующей армии и добился своего! После победы в спешном порядке его перебросили на русско-японскую войну, и он сражался против Квантунской армии. Вернулся домой только в 1948 году. Все его награды, как ценные реликвии, хранятся сейчас у моей мамы, его жены. И мы бережем память о нем.

«Я НЕ МОГУ НЕ ПОЙТИ!»
Инна Моисеевна Дороховская держит в руках портрет своего отца — Басина Моисея Калмановича. На глазах её — слезы.
Инна ДОРОХОВСКАЯ:
— Мы тогда жили в Гомеле, в Белоруссии. Я помню день, когда началась война. С сестрой-близняшкой мы бегали все воскресенье во дворе, играли, хохотали. Вышла заплаканная мама: «Инна, Майя, перестаньте смеяться! Война! Не понимаете?». А что мы могли тогда понять, девчонки? Но замолчали. Столько было горя в возгласе мамы. Я зашла в комнату, мама плачет, рядом — отец: «Миля (маму звали Эмилия), ты не представляешь, какая это будет война! Я не могу не пойти. Завтра же иду в военкомат».
Каждый день мы слышали по репродуктору: «Увага! Увага! (Внимание!) Воздушная тревога!
И вот через несколько дней с сестрой мы побежали к тете Асе за яблоками, у неё был сад. И вдруг остолбенели — навстречу нам по улице идет папочка с двумя солдатами. Он был старший политрук запаса. Справедливый, но строгий.
До войны работал на кондитерском комбинате «Спартак», потом восстанавливал районный центр. И вот он идет — в плащпалатке, офицерской фуражке. Увидел нас и произнес: «Идите домой. Никуда ходить нельзя — могут бомбить в любой момент». И больше я папочку не видела.
И ничего о нем не знаю — где он погиб, когда. Потом мы жили в эвакуации в Свердловской области. Там была первая атомная станция, и громадная церковь в селе Бруснята. Она использовалась как хранилище. Мы с сестрой работали на огородах, поливали огурцы, подвязывали помидоры, окучивали капусту, пололи пшеницу, сажали картошку. 11-летние девочки, работали, как взрослые. Помню, как сильно болели руки, когда приходилось выпалывать острый осот на пшеничных полях. Но мы умудрялись что-то приносить домой: собирали упавшие колоски, иногда удавалось набрать картошки, пусть и наполовину гнилой. Мама делала из нее крахмал и меняла на рынке на продукты.
Однажды мы все возвращались с поля, и дул ветер. И вот среди ветра мне послышался папин голос: «Миля, миля!». И мама тоже услышала его! Мы побежали домой, а там нас ждала от папы телеграмма. Это была единственная весточка от него: «жив-здоров, отправляю 500 рублей, сообщите получение».
А куда сообщить? Кому? Мама искала, потом и я делала запросы — никаких данных. В 1944 году освободили Гомель, и мы с младшим братишкой и мамой поехали домой. Долго ждали пропуск, добирались на перекладных, на грузовом поезде. Мы тогда жили на улице Карповича. Бежали от вокзала к дому бегом! Прибежали — а дома-то и нет. Мы заплакали — я, сестра и братик.
А мама пошла в горисполком, и нам дали жилье в бывшей конюшне, председатель помог, нам там сделали печь, вставили окна. Но за городом еще бомбили, и мама прятала нас под кроватью, закрыв подушками.
Потом я закончила семилетку, в декабре 46-о устроилась на телефонную станцию. Мне было 14 лет. После училась в вечерней школе, вышла замуж за военного, родился сын. Мужа отправили сначала в Красноярск, потом в Алданский район и в Якутск. Мы, конечно же, переезжали вместе.
Мама, несмотря на все тяготы, сохранила семейный альбом, и в нем — маленькая фотография отца. Удалось её увеличить. И вот мы с папой сейчас тут, в рядах «Бессмертного полка»…

Две миниатюрные старушки с портретами, закутавшись, стоят под ветром. «Не замерзли?» — «Нашим родителям и не такое переживать приходилось, они выдюжили, что же, мы ради их памяти потерпеть не сможем?», — отвечают задорно.
У Евгении на клочке бумажки неровным подчерком — история войны и победы её отца, Константина Ивановича Горохова, основателя династии учителей:
«В 1941 году ушел добровольцем на фронт, первым же пароходом. Участвовал в освобождении Воронежской, Сумской, Белгородской, Харьковской, Полтавской, Курской областей. Командовал составом противотанковой пушки особого истребительского батальона Краснознаменной гвардейской армии на знаменитой в истории Отечественной войны Курской Дуге. После тяжелого ранения стал инвалидом второй группы и был отправлен домой 25 января 1944 года».

Февралина ЛУКИНОВА:
— Мой отец Константин Гаврильевич Лукинов ушел на фронт в июне 1942 года. Жил в Кобяконцах. Мне было 6 месяцев, когда он ушел на войну. Третий белорусский фронт, минометный полк, в нем он служил до конца войны. Освобождал Вену, Будапешт, Кенигсберг.
Из Восточной Пруссии он прислал маме стихотворение.
Вернулся в ноябре 1945 года, работал председателем наслежного колхоза до 1961 года, умер от болезней. У него осталось пятеро детей, 13 внуков, и очень много правнуков! Больше двадцати, наверное! С женой они прожили дружно, хорошо, работали от темна до темна. Мама была шустрая, активная, очень добрая и никогда не сердилась и ни на что не жаловалась. Он сам-то мало о войне рассказывал, не хотел, да и некогда было — рано уходил на работу, поздно возвращался. Когда мама пыталась расспрашивать, он на неё сердился. Но мы знали, что по ночам он часто просыпался с криком…
РОДНЫЕ МОГИЛЫ
Супружеская пара не просто знает историю своих дедов, они разыскали братские могилы на Украине и в Белоруссии, в которой покоятся их воины.
Сергей ЗАМОТАЕВ:
— Мухарем Мухтарулович Юлбарисов, мой дед, отдал свою жизнь в боях под Харьковом. Уроженец Якутска, он был призван в 1941 году, прошел ускоренные курсы пулеметчиков и в звании младшего сержанта командовал пулеметным расчетом. От него пришло письмо с фронта: первое, оно же и последнее. Даты на конверте нет. Полевая почта, 3854 полк 199 дивизии, юго-западный фронт, первый батальон. Называли его по-русски — Михал Михалыч.
А в феврале пришла похоронка: в боях под Гавриловкой Шевченковского района Харьковской области пал смертью храбрых.
Бабушка осталась с дочерью, моей мамой. Ей было тогда 13 лет. Я со своим сыном в 2005 году (тогда был юбилей победы — 60 лет) в первый раз побывали на месте захоронения. Позже съездили еще раз, в 2014 году. Поехали и бы и нынче, но, к сожалению, такая сложная ситуация с Украиной, что рисковать не стали. А в бессмертном полку участвуем не в первый раз. Пока ноги носят, будем ходить. А потом и дети наши выйдут. И помнить будем.
Елена ШИЦ:
— Михаил Сергеевич Марин родился 21 ноября 1902 года в Орловской области. Это мамин отец. До войны был председателем колхоза. В 1941 году призван на фронт. Попал в плен под Мариуполем, бежал. Добрался до Брянска. Откуда вновь ушел на фронт. Погиб смертью храбрых в боях за освобождение Белоруссии в ноябре 1943 года. Точная дата гибели неизвестна — бой шел три дня без перерыва с 26 по 29 ноября. Где и как он погиб, где находится могила нашего героя, семья узнала через 25 лет после окончания Великой отечественной войны. Он похоронен в деревне Потаповка Буда-Кошелевского района Гомельской области. Мы, конечно же, поехали в Потаповку. Местные рассказали, что павших бойцов было так много, что их жители хоронили на своих огородах. В 1970-е годы их перенесли в братскую могилу. Тогда-то по найденным документам и смогли выяснить, что среди погибших есть и мой дедушка.
В прошлом году мы съездили к братской могиле, увидели, что за ней очень хорошо ухаживают, чтят память бойцов. У деда осталось девять детей, один умер в младенчестве, а восьмерых подняла и воспитала бабушка Прасковья Стефановна. И никогда мы не слышали от нее ни единой жалобы!
У нас сохранилась единственная фотография деда. И, конечно, мы будем выходить каждый год на Бессмертный полк, помнить наших героев. В нашей семье это — закон!
Автор: Фото Любови Толстихиной и Петра Баишева
Время: 20 мая 2016 г