ОБСУЖДАЕМЫЕ
за неделю
за месяц
за год
НЬЮСМЕЙКЕРЫ
СИМВОЛ ГОДА ПУХЛЯ ОТВЕТИЛ НА ВАШИ ВОПРОСЫ
По традиции перед Новым годом редакция «ЯВ» устраивает гадания, в которых главным действующим лицом (или мордой) является символ наступающего года. Сегодня в роли такового выступает мини-пиг Пухля.
"Говорящие Головы": самый храбрый человек живет в Якутии!
Друзья, у нас с последними двумя выпусками «Говорящих Голов» вышел затык.Один отписали в прошлую пятницу, другой еще в позапрошлую, но возникли заминки с монтажом. Поэтому на текущей неделе планируется аж ...
"Говорящие Головы": добрый выпуск!
А вот и новые "Говорящие Головы".Сообщаю это дежурным порядком, поскольку в процесс производства понемногу втянулся, и выпускать раз в неделю передачу уже кажется почти обыденным делом. Впрочем, этот выпуск особенный.Он ...
... вы там дышитесь!
Глава республики в воскресенье прокомментировал ситуацию с задымлением г. Якутска.- Небо по-прежнему затянуто смогом. В 10 утра провёл оперативное совещание с правительством. Обсуждали ситуацию вокруг лесных пожаров. В целом всё ...
Про новые тарифы
- 30 июня 2017 г. Госкомцен принял тарифы на электричество, которые действуют с 1 января 2017 г., но в июле 2017 г. не применяются… да вы там наркоманы что ли?! ...

..., пляшем!

Что бы ты ни делал с бюджетом, никогда не произноси слово «секвестр». Ты можешь уменьшать финансирование, перетаскивать средства из статьи в статью, сокращать расходы, урезать инвестиционную программу, переносить строительство обещанных социальных объектов на год или два и все такое... Главное — ни в коем случае не произносить слово «секвестирование». Правильные слова — «оптимизация» или «корректировка», или «уточнение параметров». А «сокращения финансирования» и тем более «секвестирования» у нас нет. Что вы? Якутия — динамично развивающийся регион с высокими темпами роста экономики.
Хотя, знаете, иногда прорываются оговорки...
На этой неделе члены кабинета министров правительства на своем заседании читали закон о бюджете на следующий, 2018-й год, а народные депутаты на своей сессии пытались разобраться с корректировками в закон о бюджете года текущего, 2017-го. Слова «секвестр» старались избегать, но в обоих случаях красной нитью проходила мысль: пришло время прокалывать новые дырки на ремне.

ИГРЫ ИЛИ ЗАРПЛАТЫ?!

Некоторых суровая реальность откровенно застала врасплох. Причем, что характерно, эти «некоторые» сами оказались чиновниками. Так, министр спорта Георгий Балакшин, заслушав доклад министра финансов Валерия Жондорова на заседании правительства, никак не мог поверить, что в следующем году его ведомству не дадут скромный мешочек денег на проведение очередных спортивных игр — на сей раз в Амге. В результате разыгралась натуральная драма.
— Как мы будем проводить Игры, если денег не предусмотрено? — волновался министр.
— Вы должны были оптимизировать свои расходы и заявки по ним. Как и другие министры. А у нас в результате вместо оптимизации дополнительные заявки от министерств на 52 миллиарда рублей (это сверх государственных программ, которые составляют основу расходной части бюджета) поступило! — объяснял ему министр финансов.
Но Георгий Балакшин — недаром боксер-олимпионик в недавнем прошлом. Он включил бойцовский характер, настаивая на своем. В итоге пришлось вмешаться премьер-министру Евгению Чекину.
— Вы же слышали доклад министра финансов? Вы слышали, что у нас есть проблемы с недофинансированием. Считайте, что это вам задание как министру — найти средства на проведение Игр внутри своей программы (развития спорта и физической культуры).
— Вряд ли найдем, — не сдавался министр-боксер. — Мы и так сократили расходы на 52 млн рублей в этом году, а в 2018 — на 300 с лишним!
— Тогда надо задуматься, а нужно ли нам вообще проводить Игры, — озвучил крамольную мысль премьер Чекин.
При этих словах некоторые члены кабинета министров аж изменились в лице. Отношение к финансовым проблемам в этом плане у Якутии давно, как в известном интернет-меме: «Похрен, пляшем!».
В смысле, мы можем принимать дефицитный бюджет, мы можем наращивать государственный долг (он, кстати, превысил 51 млрд рублей, а в следующем году будет еще больше), мы можем выпускать каждый год облигации госзайма на сумму 5 млрд рублей... но спортивные игры и праздники, особенно всевозможные юбилеи и Дни Якутии там и сям — СВЯТОЕ!
— Мы все прекрасно посчитали, в программе нам денег не найти! — продолжал «клинчевать» Балакшин.
— Вы мой ответ слышали!
— Но у нас всегда проведение таких мероприятий финансировалось не за счет программ, а по «трем шестеркам», — вступился за коллегу зампред Михаил Гуляев, сам в прошлом министр спорта.
«Три шестерки» на жаргоне ДП-1 — это реестр заявок от министерств и ведомств на дополнительное финансирование сверх тех денег, что предусмотрены по их государственным программам. Странноеназвание идет от номера,в котором присутствует цифра 666.

— Да нам определяться надо, что мы будем в следующем году финансировать — увеличение зарплат или очередные игры! — не скрывая раздражения, рявкнул Евгений Чекин.
Премьера можно понять: в следующем году выборы Путина в Путины, и одной из главных фишек избирательной кампании будет исполнение так называемых «майских указов», подписанных 5 лет назад после предыдущего избрания Владимира Владимировича. По этим указам необходимо повышать бюджетникам заработную плату (с января в Якутии ее должны повысить на 4%), а пенсии подтянуть, наконец, до прожиточного минимума (обещают сделать к осени 2018-го) и т. д. А если с этим не справится тот или иной регион, то первый спрос — с губернатора, а уж он спросит с подчиненных...
— Вы так говорите, будто не мы сами это решение по Играм принимали, — тихо пробурчал Гуляев.
В конечном итоге эти препирательства надоели Чекину, и он решил подвести жирную черту, дав присутствующим понять, что, он, может, и является технической фигурой, которую в кресло главы кабинета министров поместил каприз Егора Борисова, но понятие субординации еще никто не подменял.
— Мы тут не за чаем собрались! Коллеги, если вы сейчас пытаетесь поставить вопрос так, что, столкнувшись с проблемой недофинансирования, ничего делать не будете, то вы сильно ошибаетесь. Мы обсуждаем важные вещи, поэтому постарайтесь найти решения за оставшиеся 2,5 месяца [до конца года]. Бюджет непростой, но на то и нужна командная работа, чтобы справляться с трудностями.

Мы так подробно расписали разговор специально, дабы читатель лучше понял, насколько все сложно. Обычно шум из-за сокращения финансирования поднимают депутаты Ил Тумэна, а министры лишь вздыхают и констатируют. А тут — прямое столкновение членов кабмина с премьер-министром непосредственно на заседании правительства.
2018 г. явно обещает чиновникам непростые времена (про простых людей мы и не говорим, когда они были у нас с вами хорошими?). Под нож пойдут не только деньги, но и целые государственные программы, по которым они эти деньги распределяют и тратят.
В текущем году бюджет состоит из 37-ми государственных программ. В следующем их останется только 23.
При этом часть сокращенных программ в свое время принималась сроком до 2019 г.

Бюджет на 2018 г. правительство утвердило 23 октября, но вносить на грядущую сессию, назначенную на 26-е число, уже не стало. И по срокам не успевали, и не захотели сталкивать с законопроектом о поправках в бюджет уходящего года, где тоже хватает своих подводных камней.
Если вкратце, то параметры бюджета следующего года выглядят примерно (цифры округлены) так:
доходы — более 169 млрд рублей;
расходы — 171 млрд рублей;
дефицит — 1,15 млрд рублей
.
В глаза бросается удивительно скромный размер для Якутии дефицита бюджета. Обычно он крутится в районе цифры 5 млрд, а тут — скромный один. Причина тому — не в желании жить по средствам. Во всем традиционно «виноват» Путин. Не так давно мы подробно писали о том, как президент России объявил о запуске в стране программы по реструктуризации долгов регионов перед федеральным бюджетом.
Суть программы проста: согласившись на определенные условия, поставленные Москвой, регионы получают возможность гасить свои долги льготным порядком и в несколько этапов. К примеру, если бы Якутия не участвовала в этой программе, то в бюджете-2018 ей пришлось бы предусмотреть не менее 5 млрд рублей на погашение долговых обязательств перед федеральной казной. Но, благодаря программе реструктуризации, мы получаем возможность платить в 2018-м году только 5% долга, а это порядка 623 млн рублей.
Вот вам и разница между дефицитом текущего года (6 млрд) и грядущего. Не было бы программы, был бы дефицит в 5–5,5 млрд, если не больше. Впрочем, о бюджете 2018-го года мы еще будем писать, когда правительство наконец внесет его официально в парламент. А пока давайте посмотрим на бюджет текущего года. Его тоже приходится переписывать, потому что жизнь так распорядилась.
СОКРАЩЕНИЯ, КОТОРЫХ КАК БЫ НЕТ

«Оптимизирующие» поправки в бюджет-2017 республики правительство внесло за два месяца до конца года и, собственно, этого бюджета. И депутаты их уверенно приняли, особо не вникая. Да и во что там вникать, ведь при взгляде со стороны ничего, свидетельствующего об ухудшении ситуации с финансами, нельзя увидеть.
Наоборот!
Какие сокращения, когда доходы бюджета вдруг выросли на 2,05 млрд рублей за счет внеплановых поступлений, составив рекордную для Якутии сумму в 189,03 млрд рублей (сравните это с бюджетом на следующий год, где доходы на 20 млрд меньше!). Правда, на те же 2,05 млрд увеличили и расходы, возросшие до 195,43 млрд рублей. В итоге вроде то на то и вышло. А дефицит остался на прежнем уровне — 6,396 млрд рублей.
Спрашивается, о каких сокращениях идет речь?
А они все внутри. Внутри государственных программ, по которым идут самые серьезные передвижки. И больше всего досталось инвестиционной программе, за счет которой в Якутии осуществляется основной объем строительства социальных объектов — школ, садиков, поликлиник и т. д. По словам министра финансов Валерия Жондорова, на сегодняшний день программа исполнена примерно на 51%, и едва ли за оставшиеся 60 дней в этом направлении произойдут больше перемены.
Собственно, значительная часть бюджетной «оптимизации» достигнута именно за счет вычеркивания объектов, предусмотренных инвестпрограммой. Получается очень даже удобно: вычеркиваешь один объект, а получаешь двойной эффект. Потому что сначала ты сокращаешь расходы по инвестиционной программе, а затем вписываешь «увеличение бюджетных ассигнований» на ту же сумму в программу профильную.
На практике это выглядит примерно так: по линии ЖКХ и энергетики, скажем, взяли и отказались финансировать объекты коммунального хозяйства, включенные в инвестиционную программу, на сумму в 20 млн рублей. Из инвестпрограммы их вычеркнули. А в госпрограмме ЖКХ и энергетики отразили эти же 20 млн как «увеличение бюджетных ассигнований за счет оптимизации». По принципу «деньги сохраненные — деньги заработанные».
По факту же эти 20 млн так на бумаге и просуществовали.
Большинство народных избранников быстро запуталось в таких сложных изысканиях и предпочло в них особо не вникать: еще голова разболится. Но на некоторых магия цифр от фокусника Жондорова не подействовала.
Так, совершенно неожиданным оказалось выступление депутата, числящегося по категории «лояльных ДП-1», Игоря Никитина. Последний оказался единственным, кто осмелился произнести слово «секвестр» да еще и фактически обвинил кабинет министров Егора Борисова в принятии волюнтаристских решений, влияние которых на экономику никем не продумывается и не просчитывается.

Игорь НИКИТИН, зам. председателя контрольного комитета Ил Тумэна:
— Мы неоднократно говорили о государственном регулировании — вот оно воочию. Сегодня, если называть вещи своими именами, мы секвестируем бюджет... При этом не учитывается должным образом воздействие управленческих решений на хозяйственную деятельность предприятий. Когда мы получаем такие решения, то зачастую они меняют целые схемы экономических взаимоотношений. Вот, к примеру, было принято решение о переводе ряда котельных ГУП ЖКХ РС(Я) с нефтепродуктов на газоконденсат. И это немедленно сказалось на деятельности компании «Иреляхнефть»: они потеряли 500 млн рублей; это сказалось на ЛОРПе, которое недополучило 80 млн рублей из-за изменившейсясхемы завоза топлива; мы (имеется в виду «Саханефтегазсбыт», где Никитин — директор. — В.О.) потеряли примерно 60 млн рублей от изменившихся условий хранения нефтепродуктов. То есть одно решение изменило все! И ладно бы от этого был выигрыш для республики. Но, когда мы просим представить, сколько в результате выиграло ГУП ЖКХ РС(Я), информации просто нет.

Условное увеличение финансирования можно наблюдать примерно в полудюжине программ. Но зато серьезные — по нескольку сотен миллионов рублей. Это «киты» расходов — образование, здравоохранение, ЖКХ и энергетика, социальная поддержка. По прочим — везде сокращения, где на 5, где на 20, где на 30 млн.
Вывести прямую корреляцию просто затруднительно, поскольку, повторимся, вычеркивая цифры в одном месте, в рамках «оптимизации» финансисты правительства тут же записывают их в другом — как повышение бюджетных ассигнований. Такое ощущение, что настоящий гроссбух, показывающий, где реально выросло, а где реально уменьшилось, есть только в одном экземпляре и его хранит в своем сейфе министр Жондоров.
ПРО СЕБЯ ГРЕХ ЗАБЫТЬ!

Не произнося запретных слов («секвестр», «сокращения»), депутаты все же подспудно чувствовали, что при кажущемся сохранении баланса между государственными доходами и расходами в реальности «что-то не то». И им это не нравилось. Настолько, что они сами мужественно написали несколько поправок в бюджет, из которых за три даже проголосовали. Что же это за поправки? Что отстояли наши избранники, не убоявшись гнева Егора Борисова и недовольства кабинета министров? Может, детские садики? Школы? Больницы?
Ну что вы прямо. Это же парламент Якутии! Тут все серьезно, какие школы-больницы!
Три принятые поправки — это:
— увеличить финансирование самих себя (сметы расходов Ил Тумэна) — на 6 млн рублей: это средства на расходы для участия в мероприятиях, приуроченных к 95-летию учредительного собрания Всеякутского съезда Советов;
— на 0,7 млн рублей увеличить финансирование расходов на участие Якутии в международных и всероссийских чемпионатах по национальным видам спорта;
— выделить 8,7 млн рублей на покупку двух вездеходов «для перевозки пассажиров», один из которых будет передан в Кюлятский наслег (Вилюйский улус), а другой — администрации Среднеколымскогоулуса.


Очень принципиально! Праздник для самих себя — с оплатой перелета депутатов, их гостиничных расходов и посуточных, очередные спортивные игры и два вездехода. Для сравнения — в числе поправок, которые депутаты не поддержали и отклонили, было, к примеру, предложение перенести на более ранний срок финансирование садика «Березка» в Мархе, где в очереди стоит 471 ребенок. Но, блин, какой детский сад, когда 95-летие Чего-То-Там на носу!
Публично против такой политики выступил только Владимир Федоров.

Владимир ФЕДОРОВ:
— У нас в бюджете появляются поправки, которые никакой логикой не объяснишь! Мы соглашаемся с отменой социальных расходов и тут же вносим пункты про приобретению вездеходов для ведомств и праздники. Как это можно понять? У нас сегодня не хватает средств на питание детей: ситуацией в Нерюнгри вон уже Следком занимается. Дети мало того что недоедают, так их еще и травят (см. стр. 8)! А мы тем временем позволяем себе такие бюджетные расходы, как празднование 95-летия учредительного собрания и покупку вездеходов, по которым еще неизвестно — для перевозки пассажиров они или на охоту ездить. Сплошь и рядом формальные цифры! Такое ощущение, что есть две разные планеты — правительство и Ил Тумэн, а между ними галактика, в которой не люди живут, а инопланетяне. Вернитесь в ту реальность, где вся республика живет!


Чиновники отмолчались, а вот из депутатов вдруг обиделся Владимир Членов.

Владимир ЧЛЕНОВ:
— Мы, Владимир Юрьевич, друзья, но вы меня сейчас лично обидели. И не меня даже, а всех тех людей, кто живет на Севере. Вот село Андрюшкино — 400 километров расстояние! Ни вертолета, ни круглогодичного транспортного сообщения. На чем людям вообще ездить?! Дети, говорите? Там дети на собственных вездеходах в школу ездят!


Честно говоря, осталось загадкой, причем здесь село Андрюшкино, находящееся в Нижнеколмыском улусе, когда вездеходы приобретаются для Вилюйского и Среднеколымского улусов. Опять же, зачем покупать вездеходы за бюджетный счет, когда даже у школьников, оказывается, свои?
А если без шуток, то выступление Членова, который не только депутат Ил Тумэна, но и бывший министр, а ныне президент Торгово-промышленной палаты — то есть должен видеть ситуацию с со всех сторон, — крепко озадачило. Ведь что такое вездеход для муниципалитета? Это не просто техника, но также гаражное место, и статья расходов на ГСМ, и статья расходов на ремонт и техобслуживание, и содержание как минимум одной штатной единицы, которая будет его эксплуатировать. К чему все это, если за те же деньги можно заключить долгосрочный договор с местными предпринимателями? Вот вам и поддержка бизнеса, и самозанятость населения, и экономия средств. Но нет. Надо купить!

РАСХОДЫ НА БОРИСОВА И ДП-1 ТОЖЕ ВЫРОСЛИ
Раз уж зашла речь о бюджете, надо отметить, что про себя чиновники ДП-1 не забыли. Оптимизация оптимизацией, но расходы на содержание администрации главы и правительства повысили на 27 млн рублей, и теперь они составляют 527,7 млн рублей. При этом отдельно увеличены также расходы на управление делами главы и правительства — на 63,5 млн рублей. Бюджет ведомства, отвечающего за первое лицо и его присных, теперь составляет 701,2 млн рублей. Из них 33,5 млн рублей — расходы «на мероприятия по дням Дальнего Востока и республики в соответствии с федеральными и межрегиональными планами мероприятий».
По х... Ну вы поняли. Пляшем, да.


НЕДОБРЫЕ ДЕЛА ВОКРУГ «ДОБРЫХ ДЕЛ»

Перед тем, как уйти на летние каникулы (которые в итоге затянулись до октября), депутаты Ил Тумэна уже вносили корректировки в бюджет 2017 г. И тогда правительство уже потихоньку подкручивало гайки. В частности, оно попыталось сократить расходы на «Движение добрых дел» (оно же — программа «Моя Якутия в XXI веке») — с 500 млн рублей до 190 млн.
Речь идет о программе по строительству объектов инфраструктуры в муниципалитетах, осуществляемому на принципах софинансирования. Грубо говоря, если местные власти или даже местные жители наскребают денег и начинают строительство социального (культурного, спортивного) объекта, то республика может подключиться и за счет средств, предусмотренных на «добрые дела», его дофинансировать — на 50% и больше.
Сумма в 500 млн рублей резервируется на «добрые дела» ежегодно. Это своего рода «священная корова» бюджета. Но кризис никого не щадит, поэтому в текущем году цифру решили срезать более чем в два раза. Депутаты такое намерение кабинета министров приняли в штыки. После яростной пикировки они восстановили цифру в 500 млн и приняли соответствующие поправки.
И что же было дальше?
А вот что. В новых корректировках цифра по «Движению добрых дел» опять снижена до 190 млн рублей. Более того, за все это время финансирование по данному направлению просто не велось: правительство дало понять депутатам, что свое мнение в данном вопросе оно может оставить при себе. Денег нет, вы там сидите...
Некоторым народным избранникам в этом месте стало грустно и обидно.

Виктор ФЕДОРОВ, председатель комитета по экономической, инвестиционной и промышленной политике:
— К программе «Движения добрых дел» необходимо подойти тщательнее.Вы снова уменьшаете цифру с установленных нами 500 млн рублей до 190. Да еще с мотивировкой — из-за неисполнения обязательств по софинансированию со стороны муниципалитетов. А как они будут исполнять, если все до единого дотационные, и все это прекрасно понимают?!
Александр ЖИРКОВ, спикер:
— Евгений Алексеевич (обращается к премьерминистру Чекину. — В. О.), если так будет и дальше повторяться, то это превратится... в хороший способ торпедирования вопросов по бюджету. Если вы будете и дальше игнорировать исполнение поправок, внесенных парламентом, то имейте в виду: мы с вами общий язык не найдем.


И НАПОСЛЕДОК — ПРО ЛЮДЕЙ

Сессия парламента, состоявшаяся 26-го октября, была интересна не только деньгами.
На ней, к примеру, депутаты дали добро на назначение нового министра экономики — первого зампреда правительства. Ушедшего с этой двойной должности Алексея Стручкова заменил бывший глава ФНС по Якутии Михаил Осипов, который, впрочем, когда-то уже был министром экономики Якутии. Про сам круговорот министров в природе «ЯВ» намедни писал. Указ о назначении Осипова и отставку Стручкова Егор Борисов подписал две недели назад, но для официального вступления в должность требовалось одобрение парламента.
Выдвижение кандидатуры Осипова очень философски прокомментировал депутат Юрий Николаев.

Юрий НИКОЛАЕВ:
— Про Михаила Анатольевича говорят: почему он входит повторно в одну и ту же реку? Да, это правильно, нельзя повторно войти в ту же реку. Но ведь и вода, в которую он когда-то входил, была качественно другой. И Михаил Анатольевич сегодня другой...

Против такого аргумента не возразишь, и за повторное купание Михаила Анатольевича парламент проголосовал почти всем составом. Из 58-ми человек против был только один голос.
Забавно, что перед тем, как проголосовать за Осипова, псевдооппозционные фракции КПРФ и «Справедливой России» заявили о безусловной поддержке данной кандидатуры, после чего тут же выкатили порцию претензий к экономической политике правительства республики... каковую Михаилу Анатольевичу теперь придется проводить. Логика — не сильная сторона наших народных избранников.

На этой же сессии депутаты одобрили и кандидатуру нового уполномоченного по правам человека в Якутии. Это кресло заняла бывший министр развития институтов гражданского общества Сардана Гурьева. До этого она прошла согласование у федерального омбудсмена в Москве. Без пяти минут уполномоченный явно очень готовилась к этой сессии и даже написала небольшой доклад, который планировала зачитать. Увы, депутаты не хотели тратить лишнее время и постановили: доклад не слушаем, а сразу переходим к вопросам кандидату.
Депутат Гульсум Бейсембаева поинтересовалась: а не видит ли г-жа Гурьева точки соприкосновения между своей работой в министерстве и новой должностью? Г-жа Гурьева поблагодарила за вопрос и ответила, что хочет ответить на него шире, после чего... начала читать свой доклад. Депутаты страдали, но слушали. И только Евгения Михайлова смеялась, не особо скрываясь. Такой перформанс, впрочем, не помешал экс-министру получить поддержку депутатского корпуса. За Сардану Гурьеву, как нового омбудсмена, проголосовали 54 человека.
На этой же сессии обновился состав самого Ил Тумэна: депутаты наделили полномочиями Константина Борисова. Последний унаследовал мандат «Единой России», ранее принадлежавший Ивану Андросову. Бывший директор НВК, если запамятовали, сложил депутатские полномочия в июле — в связи с переходом на работу в ЦИК Якутии.
Автор: Виталий ОБЕДИН. Иллюстрация zakonguru.com
Время: 27 октября 2017 г