ОБСУЖДАЕМЫЕ
за неделю
за месяц
за год
ПАВЕЛ ГРУДИНИН «На месте Путина я бы застрелился»
Коммент: Какие вопросы- такие и ответы. Не прозвучал ВОПРОС: есть ли в поселении Совхоз им.Ленина превичная парторганизация КПРФ и сколько в местном Совете депутатов -коммунистов? Говорят, что не таковіх, зато ЕдРо в большинстве.
Оймякон - золото и холод
Коммент: Айсен Сергеевич - Красавчик
Малдер и Скалли против всех
Коммент: Выборка комментов из ЯКТ - чисто в пользу Авксентьевой, хаха Были же и негативные, где же же?
Недолёт
Коммент: Очередная мухожуковошествующая статья от газеты "Якутск Вечерний". Очень интересно, на кого же работает данная газета.
Анатолий Чомчоев
Коммент: Отдай разработку китайцам и америкосам. Наши как всегда положат на дальний ящик. Денег нет наверное....
О редакции
Коммент: о парковке на территории бывш.Якутской мужской прогимназии 1873 г. постройки. Не могу найти. Информация была опубликована в январском 2018 г. в Вашей газете
«СКОРАЯ НЕ ПРИЕХАЛА, ХИРУРГА НЕ БЫЛО, ЖДАЛИ СОГЛАСИЕ»
Коммент: Не знаю. Но, покалеченного и ребенка с предполагающимся ужасным диагнозом, не надо было доканывать.
Доходы,гаражи и Федоров
Коммент: Авксентьева называет федорова сильнейшим кандидатом, т.е. она сама себя за такового не принимает?
"Гражданский вызов"
Коммент: Дебаты выиграет Саввинов , всех сьест
Работы нет, но вы держитесь!
Коммент: Очнулись! Очень многие не вернулись в якутию и не отработали вложенные деньги и ничего им не было. И это не только технари, но и очень нужные профессии для республики.
Проверить все торговые центры
Коммент: Без жертвоприношений система не работает!
Мама Карла
Коммент: молодцы! именно такие люди и двигают бизнес в Якутске
Время арестов
Коммент: Е.БАЛО пешка в руках С.Ларионова.
"Не дали шанс на жизнь..."
Коммент: Женская халатность медперсонала. Именно женская. Женское отношение к серьезности происходящего. То ли воспитание женщин так хромает или их физическая особенность(глупость), необразованность. От этого женского медперсонала сколько еще людей пострадает.
Арестованный Евгений Бало: «С меня требуют показания на министра транспорта!»
Коммент: О КАК! Читая ЭТУ статью, действительно можно подумать что ЗАКАЗ. Тем более что ВИНОКУРОВА ОТСТРАНИЛИ...
АЛРОСА отравила реки Якутии
Коммент: Да выставить этой АЛРОСЕ штраф в половину годового бюджета, чтобы пятки засверкали, сразу начнут о будущем думать
АЛРОСА отравила реки Якутии
Коммент: Да выставить этой АЛРОСЕ штраф в половину годового бюджета, чтобы пятки засверкали, сразу начнут о будущем думать
НЬЮСМЕЙКЕРЫ
"Говорящие Головы": самый храбрый человек живет в Якутии!
Друзья, у нас с последними двумя выпусками «Говорящих Голов» вышел затык.Один отписали в прошлую пятницу, другой еще в позапрошлую, но возникли заминки с монтажом. Поэтому на текущей неделе планируется аж ...
"Говорящие Головы": добрый выпуск!
А вот и новые "Говорящие Головы".Сообщаю это дежурным порядком, поскольку в процесс производства понемногу втянулся, и выпускать раз в неделю передачу уже кажется почти обыденным делом. Впрочем, этот выпуск особенный.Он ...
... вы там дышитесь!
Глава республики в воскресенье прокомментировал ситуацию с задымлением г. Якутска.- Небо по-прежнему затянуто смогом. В 10 утра провёл оперативное совещание с правительством. Обсуждали ситуацию вокруг лесных пожаров. В целом всё ...
Про новые тарифы
- 30 июня 2017 г. Госкомцен принял тарифы на электричество, которые действуют с 1 января 2017 г., но в июле 2017 г. не применяются… да вы там наркоманы что ли?! ...
Про графу "против всех"
- Ты слышал? Комитет Алексея Еремеева вносит на сессию Ил Тумэн законопроект об отмене графы «против всех» в избирательном бюллетене!- И правильно, баловство это.- Но ведь три года назад именно ...

"Отмыл—отдал"

Вторую неделю вся Якутия обсуждает премьер-министра. Сначала его новую бороду, затем — новый стиль управления. На последнем заседании правительства министры почти открыто ругались с молодым премьером. Что за войны идут в ДП1, что происходит с экономикой Якутии и когда мы станем жить лучше — в интервью с председателем правительства Якутии Евгением Чекиным. Но сначала небольшая история.
СЛУЧАЙ С «ВЕЧЁРКОЙ»

Евгений Чекин приехал в Якутию из Ярославской области и долгое время работал никому не известным чиновником в Министерстве экономики. Пока не столкнулся с «ЯВ». Мы писали про строительство детских садов по линии ГЧП, но по итогам одного из конкурсов выиграла компания, аффилированная с республиканским правительством. Вышло не государственночастное, а государственногосударственное партнёрство, о чем «ЯВ» тут же стало допытывать Чекина, который возглавлял конкурсную комиссию. Разговор, как это часто бывает с чиновниками, завершился ничем. Однако через пару дней замминистра перезвонил: «Вы были правы. Мы отменили результаты конкурса, будем проводить повторно». Честно говоря, мы удивились. Чиновник прислушался к журналистам, моментально перепроверил доводы и отменил результаты — на минуточку — многомиллионного конкурса. Второй раз имя Чекина обсуждали в «ЯВ» через год, когда глава Якутии назначил его своей правой рукой — председателем правительства.
Итак, Евгений Чекин.
44 года, родился в Ярославской области, женат, четверо детей. Окончил медицинскую академию, работал врачом на скорой, затем — в профилактории, фондовом центре, был кредитным экспертом в «Бинбанке», директором подразделения «ВТБ-лизинг». В ряды чиновников перешел еще в Ярославской области, чтобы налаживать связи с бизнесом — новое тогда направление «государственно-частное партнёрство». Налаживать такие же связи его пригласили в Якутию в 2011 году. Очень быстро вырос до позиции замминистра, но потом восхождение по карьерной лестнице застопорилось на пять лет. И вот неожиданно для всех и самого себя Чекин оказался в кресле премьера. На этой неделе исполняется ровно год, как он возглавляет правительство. Любопытно, что сам себя он называет техническим сотрудником, исполнителем, хотя, как выяснилось на интервью, тихой сапой перестраивает правительство на новый лад.
УБРАТЬ? ЛЕГКО!

— Вы пришли в правительство совсем один, без команды. Как вам работалось этот год?
— Я не готовился к такому назначению, поэтому действительно пришел один. Немного поменял функционал советников, секретариата. Не все справлялись с новыми задачами, и постепенно мое окружение поменялось. Сейчас это в основном выходцы из Минэка, поэтому я работаю с большей уверенностью.
— По поводу смены кадров. Ваше назначение было решением главы. И если не будете соответствовать его представлениям, вас точно так же могут...
— Убрать?
— Да.
— Легко.
— И вы стараетесь соответствовать?
— Я скажу две вещи. Самое главное — заниматься тем, что любишь. Я пришел в достаточно тяжелый год, а преодолевать препятствия — это само по себе интересно. Второе: как мое назначение, так и увольнение — это только решение главы. Если где-то напортачу, могут и уволить, но пока я не вижу к этому предпосылок. Мне очень комфортно напрямую работать с главой. В каких-то вещах я сразу нахожу поддержку, гдето он меня сдерживает, говорит «повремени».
— Какие у вас сейчас задачи? Чем вы запомнитесь якутянам?
— Есть мнение, что все хотят что-то построить, воздвигнуть, запомниться. Я такой задачи себе не ставлю. Что мне приятно будет самому вспоминать, если мы сейчас сможем наладить всю систему по повышению эффективности. После меня должна остаться такая система госуправления, которая будет работать и совершенствоваться сама по себе, кто бы ни был председателем. Сейчас все заняты проектным управлением, но это четверть из всего госуправления. Самое главное — это процессное управление. Об этом даже на уровне федерации еще никто не говорит.
— А в чем разница?
— Проект — это комплекс мер по достижению конкретной цели. Обычно это стройка или какое-то мероприятие. А процессное управление — это оптимизация и улучшение. Никто не задумывается о предоставлении той или иной госуслуги, сколько людей работают над ее предоставлением, сколько тратится бумаги, картриджей, электроэнергии, воды и в конечном итоге денег. Можно ли услугу автоматизировать? Действительно нужно, чтоб ее согласовывали пять человек или достаточно одного? Госуправление — это в основном услуги, а услуги — это процессы. Моя задача сделать эти процессы дешевле — для бюджета, быстрее и лучше — для населения.
— Поэтому идет пусть небольшое, но сокращение госпрограмм?
— Раньше мы жили в условиях, когда нам постоянно что-то подсыпало, и мы просто решали, кому же дать деньги. Нынешний, 2017 год был первым, когда мы сокращали госпрограммы. Сейчас на 2018 год нет задачи сократить — людей, учреждения или что-то еще. Есть задача — максимально повысить эффективность бюджетных расходов. Также я пытаюсь заложить уже не только в головы, но и документы — удовлетворенность потребителя, больше думать о человеке. Раньше у нас эффективность считали так: сколько столбов вбили, лампочек заменили, воды подали. На самом деле людям нужны не объемы, а качество услуг. Если вода горячая, то всегда должна быть горячей, а не нагреваться 10 минут.
— «Думать о человеке» — звучит революционно. Обычно в нашем правительстве говорят «осваивать бюджет».
— Мы хотим кардинально поменять подход к работе. Как задачу себе ставишь, так ее и выполняешь. Если поставил себе задачу «освоить бюджет, потратить деньги», ты потратишь, но цели (например, постоянно горячей воды) можешь не достигнуть. Технические отраслевики могут на меня обижаться. У них вся жизнь складывалась из того, сколько труб переложить, каких гаек купить. За железом людей не видят. Но менять ситуацию надо. Мы обсуждали некоторые инициативы с Егором Афанасьевичем, он одобрил. Жду его поручений.
— А будут еще перестановки в правительстве?
— Кадровая политика — это прерогатива главы Якутии. Я такие вопросы не решаю.
— Но наверняка знаете, кто куда пойдет, вам же с ними работать.
— Да. И я обращаю внимание коллег, что каждый раз ситуация меняется и надо подстраиваться. Прямо озвучиваю: не каждый сможет соответствовать необходимым изменениям в нашей работе. Я люблю говорить про добавленную стоимость. От каждого человека должна быть добавленная стоимость. Если он на посту министра и замминистра, я должен видеть, чем он конкретно полезен. Не просто выполняет функционал, но активно включен в работу: предложения, проекты, даже если инициатива чужая, может ли довести ее до конца. Перестраиваться нужно будет всем.
ПРО ДЕНЬГИ

— Вы говорите, нам перестало «подсыпать». При этом Якутия продает свою долю в «АЛРОСА-Нюрба». Зачем отказываться от актива, который приносит какие-никакие доходы в бюджет?
— АЛРОСА сейчас тоже работает на повышение своей эффективности, и мы не знаем, какое решение примет относительно своей «дочки». Дивиденды мы не потеряем. Дело в том, что «АЛРОСА-Нюрба» — это так называемая искусственная компания, носитель лицензии, сама же ничего не добывает. Если мы продадим свою долю, то все равно будем получать дивиденды уже от АЛРОСА с учетом доходов от «АЛРОСА-Нюрба», а средства от продажи пустим на создание Фонда поддержки местного производства.
— Производства сайтов? На деньги от продажи вы хотите срочно создать ITпарк? Неужели без него никак не прожить?
— Положа руку на сердце, да, я считаю, что это так. Любая отрасль не создается за один год. IT-парк — это в первую очередь профессиональный лифт. Мы предполагаем включенность ребят на раннем этапе, чтобы уже школьники видели и понимали эту среду, могли выбрать профессию. Также это будет предпринимательский лифт: инструменты создания IT-компании, успешный опыт. И в-третьих, это финансовый лифт: фонд развития местного производства будет формироваться именно под IT-отрасль. Три лифта и есть IT-парк.
— Но со стороны кажется, что создание парка заточено под выкуп одного из пустующих зданий — «Бригантины», «Европы» или долгостроя на автостраде 50 лет Октября.
— Это то, что я вижу в комментариях в Интернете. Когда я говорю айти-парк, то имею в виду три лифта для молодежи, функционал. Нужно ли торопиться? Нужно. Во-первых, технологии стремительно меняются, и непонятно, что будет с рынком труда в ближайшие годы. Во-вторых, никуда не денешься от электорального цикла. В 2018 году — выборы президента России, в 2019 — главы Якутии. Если мы будет проектировать, строить, это займет года четыре, а у нас есть лишь два. Поэтому я предложил: давайте сейчас возьмем готовый объект и запустим ITпарк в том виде, в который верим.
— А вообще, Якутия потянет новые траты, учитывая невероятный размер госдолга? Мы должны уже 50 миллиардов, и аппетиты все не уменьшаются.
— Мы действительно подошли к верхнему пределу госдолга. Госдолг может быть не больше половины собственных доходов, а у нас при доходах 110 миллиардов госдолг — 50 миллиардов. Мы можем платить по счетам, но есть два негативных последствия: вы правы, не можем больше занимать, и, во-вторых, не можем быть уверены, что налоговая база еще не снизится. По прошлому году доходы Якутии были на уровне 122 миллиардов, сейчас прогноз — на 110 миллиардов. Это серьезное сокращение, поэтому мы достаточно жёстко себя вели на бюджетной комиссии — отказывали в допрасходах, в том числе и по важным социальным направлениям. Мы на несколько миллиардов недофинансируем ЖКХ, а тут просят деньги на разовые мероприятия. Без предложений по повышению эффективности нам принесли допрасходы на 52 миллиарда. У меня только один вопрос: это вообще адекватно?..
ПРО МИТИНГИ И НЕАДЕКВАТНЫХ ЛЮДЕЙ

— Вы говорите, грядет перестройка в процессах и головах чиновников. Цель — удовлетворенность населения. А как будете считать эту удовлетворенность? Проводить опросы?
— Да, это будут опросы, но не мы сами будем проводить, а другие организации. Например, российское Агентство стратегических инициатив, которое формирует систему национального рейтинга. Они оценивают регионы по 44 показателям, 35 из которых формируются на основе опросов.
— А удовлетворенность населения можно оценивать по гражданской активности, например, когда люди выходят на митинги? Тут вроде и без опросов понятно: не удовлетворены.
— Это не объективный показатель. Митингующие — часто ведомые, где-то даже жертвы. Сами по себе митинги имеют место быть, но конструктивные, для достижения какой-то позитивной цели, а не просто поругать, покричать, флагами помахать.
— То есть вы не против митингов в принципе?
— Нет, не против. Но назовите мне хоть один конструктивный митинг.
— Против завода по производству метанола.
— Знаете, а я сторонник метанолового завода, как и любого другого перерабатывающего предприятия. В нашем бюджете порядка 70 млрд — это только зарплаты (из 180 млрд), которые нужно раздавать каждый год, и эта сумма регулярно растет. А вот доходы в бюджет не только не растут, а сокращаются. Мы должны повышать свою налоговую базу. Если метанол нельзя, то давайте тогда закроем все карьеры, города и вообще все сведем до Адама и Евы. Ничего нам не надо, все портит экологию. Этот завод предполагает, что газовый трафик вырастет в два раза, и мы, не повышая тарифа на газ, сможем получить деньги на ремонт существующих газовых сетей и строительство новых. Люди почему-то не хотят это видеть и слышать. Некоторые неадекватно воспринимают свою жизнь здесь. Многие не знают реальную стоимость жизни в республике. У нас повышенные расходы на здравоохранение, образование. ЖКХ дотируется безмерно. Мы строим автозимники, которые никогда нельзя будет обосновать экономически, это просто деньги — в снег. Газ, тепло — все дотационное. Мы даже на натуральное хозяйство перейти не сможем, потому что село у нас тоже дотируется.
А как вам такой факт? Пока мы разговаривали с митингующими, наши соседи в Амурской области под наш же газ строят огромный газоперерабатывающий комплекс на триллионы инвестиций. Там будут миллиардные налоги, тысячи рабочих мест, самые современные вузы, техникумы, жилье и детские сады. А у нас что будет?..
— То есть вопрос по заводу до сих пор открыт?
— Да. Проекта пока нет, но прорабатываются технико-экономическое обоснование и оценка воздействия на окружающую среду. Я общаюсь с разными инвесторами, и Якутию помнят, к сожалению, не как защитницу экологии, а как регион, где рискованно начинать проекты.
— Вы обижены на общественность?
— Тут ничего личного. Но, когда мы ведем переговоры по газопереработке, не только по метанолу, нам все собеседники вспоминают этот пример.
— Иногда общественные интересы сталкиваются с государственными. На ваш взгляд, как решать такие конфликты?
— Каждый раз индивидуально, ведь на чашу весов будут поставлены разные вещи. Если общественники будет перегибать палку, понятно, что либо инвестор откажется, или, исходя из политической конъюнктуры, власти сами откажутся. Но если общество не будет принимать производство в принципе, в долгосрочном плане это приведет регион к упадку.
— А кроме метанолового завода есть другие проекты, которые могли бы наполнить бюджет?
— На сегодня таких масштабных проектов нет. По нефтепереработке еще технологии с экономикой не сошлись. Почти все проекты связаны с добычей — олово, золото, но это истощаемые ресурсы. Да, с их помощью надо поддерживать наш сегодняшний карман, но и думать о долгоиграющих проектах, как переработка нефти и газа. Это перспектива на многие годы. Золото — это что: отмыл — отдал. А переработка — это резкий прирост налоговой базы (налоги на прибыль, имущество, НДФЛ). Мы смогли бы кардинально пополнить бюджет и строить инфраструктуру. Деньги с неба не упадут.
ЗА КОММЕНТАРИИ ПРО БОРОДУ НЕ В ОБИДЕ

— На улице почти ночь, а вы все еще на работе. Наверное, на такой должности очень мало свободного времени?
— Меня не напрягает отсутствие свободного времени. Я люблю то, чем занимаюсь. Выходные провожу с семьей. Люблю на природу ездить. Охоту люблю. Вообще, у меня первый отпуск в жизни был в 29 лет. Сейчас постепенно понимаю, что трудоголизм — это не совсем правильно. Но пока не могу от этого отойти.
— А что вы читаете, если вообще читаете?
— Да, читаю. У меня большая библиотека, в основном книги по отраслям и по психологии.
— По психологии? Это интересно. Говорят, последнее время вы стали проявлять себя как более жёсткий руководитель.
— Когда команда работает, как часы, эмоционального напряга не требуется. Я начинаю возмущаться, когда люди ведут себя... несерьезно. Из разряда: «мне денег не дали — работать не буду». И все это — на заседании правительства, которое идет практически в прямом эфире. У меня маленькие дети, и они вот так иногда упираются. Я бы был еще жестче, если бы кадровая политика была у меня. Мне не нравится, когда люди неконструктивны и когда выносят наши внутренние проблемы для пересудов.
— И дают пищу журналистам?
— Кто-то увидит суть, а кто-то начнет кривляться. Про бороду мою вот недавно написали...
— А это не было спланированной пиар-компанией по вашей раскрутке?
— Нет. Я сам не понял, что это было. Знаете, система подготовки врачей чем хороша: в первый же год из тебя выбивают желание шутить и ерничать над внешними данными и физическими недостатками, именами и всем остальным. Во всем должна быть этика. Когда читаю про себя или кого-то еще, не обижаюсь. Просто понимаю чуть больше про пишущего.
— Часто читаете обсуждения в Интернете?
— Нет. Я бываю только в «Фейсбуке», и то из-за подписок на издания. Почти никому не отказываю в друзьях. Ко мне могут добавиться все желающие, но смысл? Я же постов не пишу. Стараюсь отвечать на сообщения, но только если вопрос по существу. Часто все сводится к личным просьбам, по трудоустройству, например. На такое я говорю, что трудоустройством не занимаюсь. У Егора Афанасьевича есть «Инстаграм», я, по логике, тоже должен завести там страничку. Пока не знаю, в каком формате: вопрос-ответ или монологи.
— Давайте вопрос-ответ. И вот первый вопрос: почему у вас такая маленькая зарплата? По последней декларации 200 тысяч в месяц. Вы прям самый бедный среди депутатов, начальников ГУПов и даже простых директоров школ.
— Во-первых, я государственник, человек идейный. Даже и не думал о зарплате председателя, пока не получил ее в первый раз. Во-вторых, я проанализировал уровень зарплат по нашим ГУПам и АО. Вы правы, есть перекосы. Я уже озвучил мысль, что оклад в подведомственных учреждениях не должен быть выше, чем в целом по отрасли. Будем пересматривать зарплаты. Я предлагаю делить их на оклад и премию, причем премию выдавать по достижении результата, в том числе такого, как «удовлетворенность населения». Пока мне не удалось изменить систему, она не очень готова меняться.
— Еще бы! Вы им не просто бюджет режете, а зарплату.
— Я считаю, что это будет дополнительная внутренняя селекция. Некоторых не нужно увольнять, будут увольняться сами. По госслужащим тоже нужны изменения. Дальнейший рост окладов, с моей точки зрения, неприемлем. Если мы и будем повышать зарплаты служащих, то только через премии за достигнутые результаты. Чтобы все понимали, что получают зарплату ЗА работу, а не гарантированное социальное пособие.
— А что с зарплатами бюджетников?
— На будущий год всех ждет повышение. Категории из майских указов (врачи, учителя, культура) — по отдельным графикам. По прочим категориям — с 1 января на 4%. На 2018 год в бюджете заложено свыше 70 миллиардов на зарплату. Для достижения показателей исполнения по целевым категориям бюджетной сферы майских указов потребность на оплату труда вырастет на 8,9 млрд рублей.
— На протяжении всего разговора вы озвучиваете довольно смелые идеи. Сможете в одиночку поменять всю систему?
— Нет, конечно. Мне нужна поддержка Егора Афанасьевича и всего правительства. Сейчас пока удается формировать команду эволюционным путем: люди уходят, приходят.
— А кто из министров в вашей условной команде?
— Весь кабмин — это команда. Я со всеми стараюсь работать в этом контексте. Еще раз повторюсь: к изменениям никто не готов. Вся система будет сопротивляться. Это не вопрос конкретного человека, нельзя сказать, что кто-то конкретный плохой. Нужно объяснить, помочь сделать план, и будет понятно, кто дает результат, имеет добавленную стоимость, а кто не может работать. Людей, имеющих управленческую хватку, на самом деле не так много. Далеко не все системщики. Минэк хорош тем, что воспитывает системное видение. Давая минэковцам отраслевую задачу, понимаешь, что они не будут смотреть узко, а будут решать ее в контексте. А если какая проблема — придут и скажут. А отраслевики промолчат, корпоративные интересы никто не отменял.
— Ваши минэковцы написали новую «Стратегию-2030». Только непонятно, что в ней нового, скажем, по сравнению со «Стратегией-2020» Вячеслава Штырова?
— Мы пока взяли таймаут и дорабатываем документ. Все госпрограммы должны быть увязаны и идти от интересов человека, а не отрасли. В целом я считаю, что стратегия не должна состоять на 90% из анализа текущей ситуации и лишь 10% — сама стратегия. Нужна выжимка, которая будет лежать у каждого на столе в виде маленькой книжечки. Это должен быть рабочий документ, а не талмуд.
— И все-таки какова стратегия Якутии? Куда мы идем?
— Наша задача — повышать качество жизни. Инструменты прорабатываем. Да, нам будет тяжело, но я уверен, что за оставшееся до следующих выборов время у нас получится.
— Думаете, с новым ил дарханом не сработаетесь?
— Я не политик и политикой заниматься не хочу. Я наемный менеджер. Понятно, совсем от политики отойти не смогу, но не люблю ни на митинги ходить, ни пламенные речи произносить. Мне очень понравилось выражение одного из гуру менеджмента: «Все знают, что делать, но практически никто не знает — как». «Как» — это ключевой вопрос в моей работе, и я постараюсь на него ответить.
Автор: Беседовала Вера СОФРОНЕЕВА. Фото Марии ВАСИЛЬЕВОЙ
Время: 27 октября 2017 г
Влад - 22 ноября 2017 г
Обожаю его!
Влад - 22 ноября 2017 г
Обожаю его?!
Влад - 22 ноября 2017 г
Обожаю его?!