Главная » 2022 » Март » 7 » Женщина-следователь

Женщина-следователь

Обычно про таких говорят — человек, увлеченный профессией. Увлеченные люди работают не потому, что они чувствуют внутреннюю необходимость заполнения времени работой или заработать денег, им просто нравится то, что они делают. И поверьте, такие люди могут свернуть горы. Постоянно пополнять багаж знаний, раскрывать сложные дела, не бояться трудностей, обучать молодых сотрудников и радоваться их успехам — это всё о Марии ШАДРИНОЙ.

Следователь-криминалист отдела криминалистики следственного управления Следственного комитета РФ по республике, полковник юстиции еще с юных лет знала, чему хочет посвятить свою жизнь. Чем женщины-следователи отличаются от мужчин-коллег и почему важно уметь общаться с людьми, читайте в нашем интервью.

ПОСЛЕ КОЛЫМЫ НИЧЕГО УЖЕ НЕ СТРАШНО

— Я всегда хотела быть, как папа. Мой отец Иван Семенович Шадрин — военный офицер, ветеран органов государственной безопасности. О своей работе, конечно, он дома не рассказывал. Но помню, как по праздникам надевал свою парадную форму, и меня всегда переполняла гордость. Я тоже хотела, как он, носить форменную одежду и быть такой же серьезной. Поэтому у меня даже не стоял вопрос, куда поступать после школы. Конкретно знала, что буду учиться на юридическом. Так и вышло. Поступила на историко-юридический факультет ЯГУ им. М. К. Аммосова, по специальности «Юриспруденция».

— А ведь после учёбы могли стать адвокатом, судьёй, сотрудником полиции или, например, как отец, работать в органах госбезопасности. Почему именно следователь?

— Когда учились на третьем курсе, проходили практику в отделе по расследованию особо важных дел прокуратуры республики и в прокуратуре Якутска. Помню, как в первый раз выезжали на труп. Расчлененное тело обнаружили в Ботаническом саду в мешке. Со мной была однокурсница. Когда она всё это увидела, сразу побледнела и даже близко не подходила к месту обнаружения чудовищной находки. А мне, наоборот, было очень интересно. Как проходит осмотр места происшествия, как слаженно работают оперативники, судмедэксперт и эксперткриминалист. Каждый на своём месте. А весь этот процесс контролировал следователь, который давал всем поручения. Уже после практики мы с однокурсниками устроились общественными помощниками следователя. После учёбы шли помогать. Чуть ли не жили там, возвращаясь домой далеко за полночь. Обычно выполняли поручения, в том числе разносили повестки по адресам, запросы в различные органы и учреждения. Мне нравилось много общаться с людьми. С годами это, видимо, уходит, а тогда я очень общительная была. Вот так после практики и определилась с выбором будущей профессии.

В 2002 году как раз был принят и введен в действие новый Уголовно-процессуальный кодекс РФ (до него с 1960 года действовал УПК РСФСР). Моя дипломная работа была связана с положениями о процессуальных полномочиях следователя. Ну и после окончания юридического факультета сразу пришла устраиваться на работу в прокуратуру. В то время профессия следователя прокуратуры была очень престижной. Но сейчас с нашего курса в профессии осталось мало. В Следственном комитете я вообще одна из нашего потока. Многие перешли на гражданскую службу.

 — Вас, юную выпускницу, сразу взяли в отдел или пришлось нарабатывать опыт в районе?

— В район поехала. Когда пришла в отдел кадров, мне предложили южный берег моря Лаптевых. Я ответила, что мне без разницы. Поеду хоть куда. А вот родители, конечно, были не в восторге. Хотя мы постоянно кочевали с семьей по республике. Жили, например, в Тикси, Зырянке, Алдане, Покровске. Я привыкла к такому образу жизни и поэтому очень люблю путешествовать. При любой возможности сразу уезжаю. Хотя бы на неделю вырваться. Полная смена обстановки помогает снять напряжение. Так вот, в итоге меня направили в Среднеколымский район. И знаете, так совпало, что мои родители тоже начинали работать с Колымы, а я продолжила их путь. И могу честно сказать, что после работы в Среднеколымском районе мне ничего уже не страшно.

— Почему?

— Во-первых, это конечно, по части быта. Я девочка городская, а тут приезжаешь — и элементарно помыться негде. Удобств никаких. Прокуратура Среднеколымского района находилась в одном здании с администрацией города Среднеколымска, и там же была бывшая гостиница-общежитие. Практически заброшенная. Никто там не жил. Иногда заезжали вахтовики. А я там на втором этаже устроилась в маленькой комнатке с умывальником. Зато удобно было ходить на работу: спускаешься — и ты уже на месте. Но самое главное: на Колыме прошла боевое крещение. Так получилось, что мой прокурор вышел на пенсию. И вот вчерашней выпускнице вуза поручили исполнять обязанности прокурора Среднеколымского района!

— Ого! И сколько в качестве и. о. проработали?

— Почти два года. А у меня на тот момент даже формы не было. Плюс неаттестованная. Пока подбирали кандидата на эту должность, работала практически одна. Хотя, конечно, у меня был секретарь и даже водитель. Периодически из Якутска направляли помощника, но это редко бывало. По сути, работала одна. Сколько я там прочитала, за всю жизнь столько бы не прочла, наверное. Справочная правовая система «Консультант Плюс» стала моим самым главным помощником, так как кроме расследования уголовных дел я осуществляла прокурорский надзор за соблюдением и исполнением законов органами исполнительной власти, полицией (тогда милицией), судебными приставами, уголовно-исполнительной системой, участвовала в рассмотрении судами гражданских и административных дел, поддерживала в суде гособвинение. Тогда я поняла, что не обязательно всё знать наизусть, главное знать, где искать нужную информацию. Невозможно всё держать в голове. Когда ездила в Москву или Санкт-Петербург на обучение, обязательно привозила с собой юридическую литературу.

— Сложно, конечно, работать в режиме «три в одном». Как справлялись?

— Было сложно, не без этого. Расскажу об одном уголовном деле, которое запомнилось на всю жизнь. В небольшой деревне Березовка пьяный мужчина устроил пальбу по своим родственникам. Расстрелял своего двоюродного брата. Того санрейсом сразу доставили в Якутск, но, к сожалению, он умер в больнице от полученных ран. Также мужчина застрелил насмерть мужа своей сестры. Когда на место происшествия приехал фельдшер, он и в него стрелял. Медика спас от смерти советский медицинский чемоданчик. Помните, наверное, были такие коричневого цвета из плотного кожзама. Фельдшер им прикрылся, и вся дробь попала в чемодан. Немного в руку попало, но, главное, жив остался. Как оказалось, этот мужчина ходил по всей деревне и стрелял по окнам домов.

— У него была белая горячка?

— Нет. Экспертиза признала вменяемым. Его осудили к длительному сроку лишения свободы по ч. 2 ст. 105 УК РФ «Убийство». Алкоголь порой заставляет идти на страшные поступки. Многие преступления часто совершаются именно под воздействием алкоголя. — Экстрима на Севере, наверное, было много. — Во время работы в Среднеколымском районе мне приходилось выезжать на места происшествий на разном транспорте: на вертолете вместе с санрейсом, на моторной лодке с сотрудниками полиции, на снегоходе с местными проводниками. Как-то раз при выезде на место происшествия на моторной лодке по реке Колыме мы заблудились. Трое суток находились в лодке на реке, пока нас не вынесло в основное русло реки обратно в Среднеколымск. Когда мы опять пошли на лодке, я увидела все красоты природы и… медведей, сохатых, зайцев. У меня был дикий страх. Мне казалось, что, если выйду из лодки, на меня сразу нападёт медведь. Бывало, что местные жители были настроены весьма враждебно, могли ждать следственно-оперативную группу с ружьями. Во время работы, кстати, мне нередко приходилось помогать судмедэксперту, командированному из Якутска, особенно когда времени в обрез.

СТРОГАЯ НАЧАЛЬНИЦА

— Когда меня перевели следователем в прокуратуру Якутска, стало намного легче работать. Все экспертные учреждения находятся в столице. Условия работы хорошие, но, соответственно, и нагрузка больше. Но если сравнивать, то в Среднеколымске проблемы были скорее организационного характера и конечно, транспортные. Зато с раскрываемостью сложностей не возникало. Местные жители чуть ли не всей деревней показывали, как именно произошло преступление, обвиняемые тут же признавали вину. Я благодарна судьбе, что прошла хорошую практику на Севере. Сотовой связи тогда не было. Стационарная плохо работала. Практически я была одна и должна была принимать серьезные решения. Не с кем было даже посоветоваться. Поэтому это стало для меня очень хорошей школой. Позже меня назначили прокурором-криминалистом в прокуратуре Якутска. В сентябре 2007 года при создании Следственного комитета при прокуратуре меня назначили прокурором-криминалистом в отдел криминалистики аппарата следственного управления Следственного комитета при прокуратуре, а затем с января 2011 года при формировании Следственного комитета РФ как самостоятельной структуры — следователем-криминалистом отдела криминалистики следственного управления по республике. Проработала в отделе криминалистики с 2007 по 2012 годы.

В 2012 году меня назначили заместителем руководителя следственного отдела по Якутску. Это самый большой базовый отдел в республике. Я проработала там с 2012 по 2019 годы. В моём прямом подчинении всегда было от 8 до 12 следователей в группе. Осуществляла надзор за ними.

— Какой вы были начальник?

 — Не могу про себя говорить. Судя по отзывам, говорили, что строгая, но справедливая. Главное, понимающая. Я ценю свою работу в отделе. Все мои следователи ушли на повышение в аппарат республиканского Следственного комитета. Сегодня практически все следователи отделов по расследованию особо важных дел следственного управления — это мои ребята, за которыми я когда-то осуществляла процессуальный контроль. Разные следователи были, но к каждому нужен был свой подход. Даже дела им передавала в зависимости от их характера.

— Надо же, не знала о таком.

— Допустим, преступления против личности рассматривает следователь, у которого хорошее оперативное мышление, а главное, умеет и любит общаться. Более замкнутые следователи хорошо справляются с экономи-ческими преступлениями, там, где надо скрупулезно изучать цифры. Преступления среди несовершеннолетних, такие как грабежи, разбои и кражи с отягчающими обстоятельствами, поручала расследовать начинающим следователям, которые в силу своей молодости могли лучше найти подход к молодежи.

ИНТУИЦИЯ НИКОГДА НЕ ПОДВОДИЛА

 — И каждому из них говорила, да и сейчас молодым следователям всегда говорю, что нужно со всеми находить общий язык и быть на одной волне, чтобы завоевать доверие. Ведь для нас, следователей, самое важное — разговорить человека.

 — А как распознать, вдруг человек сидит и врёт перед вами?

— Перед разговором обязательно готовишься, узнаешь, кто он — человек, с которым будешь сейчас общаться. Ну и, конечно, срабатывает так называемая интуиция следователя.

— Интуиция никогда не подводила?

 — Пока нет. Были, конечно, случаи, когда человек искусно и очень хорошо врал. Но потом, когда представляешь факты, признаются во лжи. К любому человеку нужно относиться так, как хочешь, чтобы он к тебе относился. Если завоюешь доверие, то уже легче будет работать дальше. Надо быть человечнее.

— Ну а как же психологический маневр, чтобы задавить авторитетом человека, чтобы тот, испугавшись, начал говорить?

— Иногда это нужно. Например, с ранее неоднократно судимыми лицами. С ними надо в их манере общаться, а для этого надо знать жаргон, «понятия». В своё время на курсах повышении квалификации в Иркутске, Москве, Питере нам читали лекции, где объясняли тюремный жаргон. То есть следователь должен быть настолько разносторонне развитым, чтобы найти подход к любому человеку независимо от его социального статуса и вероисповедания. Быть немного психологом. Иногда приходят, жалуются, чтобы только выговориться, поделиться с кем-то. Конечно, времени нет у следователя, но надо постараться выкроить. Тем более если это касается человека в возрасте.

— Бывало ли вам когда-нибудь жалко обвиняемых?

 — Не знаю, плохо это или хорошо, но я всё пропускаю через себя. В моральном плане очень тяжело. Допустим, женщина убила пьяного мужа, который постоянно ее избивал, нигде не работал, при этом у них трое детей. Всю семью обеспечивает только жена. И в один момент она не выдерживает побоев и издевательств, один удар ножом — и всё кончено… Понятно, что это убийство, и она ответит по закону. Но, когда начинаешь думать, а как дальше сложится судьба у её детей, становится не по себе. Вообще, при любом расследовании дела нужно учитывать все факты, узнать причину, побудившую человека пойти на такой шаг. Смягчающие или, наоборот, отягчающие обстоятельства имеют важное значение для вынесения судебного решения. Поэтому нужно тщательно и объективно подходить к расследованию. Мы практически вершители судеб людей. Ошибки быть не должно.

СЕРИЙНЫЙ МАНЬЯК

— Заметила, что сейчас следователи стали часто возвращаться к расследованию старых дел. Какое дело сейчас расследуете из этой серии?

— Да, это одно из приоритетных направлений работы Следственного комитета. И я считаю, что это правильно, и уже есть неплохие результаты. Просто сейчас не могу раскрывать подробности, но думаю, скоро республика услышит про многие резонансные дела прошлых лет.

— А может, приведете пример из уже раскрытых «глухарей», о которых можно говорить.

 — Когда перевелась в отдел криминалистики, читая старые нераскрытые дела с коллегами, наткнулись на очень похожий почерк серийного маньяка. В начале 2000-х у нас в Якутске орудовал преступник. Он совершал преступления против половой неприкосновенности в отношении мальчиков и девочек. Затаскивал в подъезды или под дом. Многоэпизодное тогда было дело. Его посадили на долгий срок. Но в итоге спустя много лет мы обнаружили еще шесть дополнительных эпизодов, которые почему-то в те годы остались нераскрытыми. Почерк преступлений был похожий, и пострадавшие дети описывали одного и того же человека. Преступления совершались либо в подъезде, либо под домом, в центре города, в одном и том же районе. В итоге мы дали задание оперативным сотрудникам полиции установить местонахождение подозреваемого. Выяснили, что тот досиживал последний год в колонии в Иркутске, должен был освободиться в марте 2020 года. Я ездила в Иркутск, разговаривала с местными операми. Говорят, что он там очень плохо сидел все эти годы. Законы на зоне намного строже. Нельзя совершать преступления против женщин и тем более детей. С такими, как правило, заключенные не церемонятся. Так вот, когда он освободился, мы его привезли в Якутск. Возобновили производство по уголовным делам. Все потерпевшие его опознали, хотя прошло столько лет. Когда он совершал преступления, это был здоровый мужик, а сейчас перед ними сидел 65-летний старик. Но его сразу узнали по глазам, по его взгляду. Бывает, что на опознании потерпевшие сомневаются, а тут такого не было. Все четко указали на него. Одному из потерпевших на момент преступления было шесть лет. Но даже спустя годы, будучи уже взрослым мужчиной, он сразу узнал маньяка. Еще одного серийника осудили в прошлом году. Первый случай он совершил в 2018 году. Он занимался эксгибиционизмом возле домов, именуемых в народе «Три поросенка» на ул. Лермонтова в Якутске. — Он там жил?

— Нет, но почему-то постоянно туда приходил. Случаи, совершенные в 2018- м, 2019-м, оставались нераскрытыми. Последние потерпевшие — две девочки — были в ноябре 2020 года. Всего мы установили семь потерпевших. С каждым новым эпизодом преступления соединяли уголовные дела в одно производство, потому что понимали, что это один и тот же человек, но никак не могли его поймать. Хотя был составлен фоторобот. Понятно, что конкретно насилия в отношении детей он не совершал, но, тем не менее, при детях нельзя такие вещи вытворять. Мы провели большую работу совместно с сотрудниками полиции и в итоге его задержали.

— Оказался психически больной?

— Его признали вменяемым. Но, согласно экспертизе, есть психическое расстройство в виде эксгибиционизма. Ему дали достаточно большой срок — 18 лет лишения свободы.

— В принципе, нормально. Даже интимная ватсап-переписка с несовершеннолетними сегодня расценивается как домогательство. И это тоже правильно.

— Конечно, это уголовно наказуемое преступление. Но перебарщивать тоже нельзя. Бывают случаи, когда матери приходят и пишут заявления в целях отомстить или квартиру отобрать. На дедушек своих даже пишут. Но, как правило, истина всё равно побеждает. Мы же не последняя инстанция. Человека просто так осудить сложно. Большая работа проводится не только нашим ведомством, но и прокуратурой, которая поддерживает гособвинение. А потом уже суд решает, виновен человек или нет.

О ЛИЧНОМ

— Дайте угадаю, ваш муж тоже при погонах?

 — Он вообще никакого отношения к юстиции не имеет. Я к этому тоже целенаправленно шла. Вышла замуж за человека не из нашей сферы. На работе и еще дома постоянно обсуждать дела — это невыносимо. Муж иногда, бывает, ругается, как все, на нас, мол, не можете какое-то дело раскрыть. Я всё это спокойно выслушиваю, не спорю. А вообще, он у меня очень добрый, понимающий и заботливый. Всем бы такого мужа. Кстати, раньше, когда работала в прокуратуре, женщин старались не брать на работу. Профессия считалась мужской. Но сейчас уже другой кадровый подход. На работу принимают много девушек, причем хороших профессионалов.

— Чем отличаются женщины-следователи от мужчин?

— Девушки быстрее, шустрее, усидчивее, намного сообразительнее. Я могу сказать об этом, судя по своему опыту. В функции отдела криминалистики входит еще и обучение следователей. Это, можно сказать, самая важная наша задача, так как в отделе работают опытные следователи, настоящие профессионалы своего дела. Всегда стараюсь поддержать следователей, работающих в районах. Хотя бы морально. Поэтому они не боятся обращаться за советом, за помощью.

— Что вам помогает снять напряжение?

— Путешествия. Так как сейчас границы закрыты, может, поеду по России. А вообще, хочу полюбоваться красотами нашей республики. Представляете, я на Ленских столбах была только в шесть лет. При этом где только не была за рубежом: Европа, Азия, мусульманские страны, Африка. Но по республике ездила только по работе. Теперь хочу глазами туриста посмотреть на наши красоты. Обычно мы с мамой путешествуем. Мама — Шадрина Екатерина Георгиевна, врач-педиатр с многолетним стажем, сейчас на заслуженном отдыхе. Очень легкая на подъем и всегда поддерживает меня.

 — Какая для вас самая лучшая похвала?

— Когда молодой следователь говорит «спасибо». Мне приятно смотреть, как мои следователи успешно работают и состоялись как профессионалы. И я горжусь, что в этом есть и мой вклад. В преддверии 8 Марта хочу поздравить всех женщин — сотрудников правоохранительной и судебной системы с праздником! Отдельно поздравляю девушек-следователей нашего следственного управления. Без преувеличения скажу, что ваша работа — это огромный труд, ведь совмещать борьбу с преступностью с заботой о своей семье нужно уметь. Всем желаю здоровья и, самое главное, обыкновенного женского счастья.

Надежда СИВЦЕВА.

Фото: Петр БАИШЕВ.

Популярное
Комментарии 0
avatar
Якутск Вечерний © 2022 Хостинг от uWeb