Главная » 2022 » Июнь » 17 » Чем дышали пациенты

Чем дышали пациенты

 

 

Небывалый скандал разразился из-за публикации наших коллег из SakhaNews про технический кислород, который был закуплен для нужд Якутской республиканской клинической больницы. Кислород не мог применяться в медицинских целях, так как не было соответствующей документации. А следовательно, мог быть потенциально опасным для пациентов, которым он жизненно необходим. Мы решили разобраться в масштабах проблемы и понять, насколько сильно рисковали врачи и подвергались ли опасности больные.

ШТРАФ И РАБОТА СВЕРХУРОЧНО

Мы нашли на сайте Якутского городского суда постановление от 27 декабря 2021 года. Примечательно, что информация о самом уголовном деле до этого нигде не афишировалась. Ни одного релиза от Следственного комитета или прокуратуры, по крайней мере, за всё время мы не обнаружили, хотя информация представляет общественный резонанс, ведь речь идёт о жизни и здоровье людей.

Как известно, в ЯРКБ во время пандемии было развернуто целое отделение для больных ковидом. При этом заболевании кислород используется не только в тяжелых случаях, но даже и для больных средней тяжести. Так, согласно выводам следствия, в один из дней 2020 года (дата следствием не была установлена) в актовом зале больницы во время рабочего совещания начальник отдела медицинских газов, холодоснабжения и кондиционирования Владимир Захаров предложил главврачу закупить технический кислород у Жатайского судоремонтного завода. «Желая избежать временных затрат по поиску и доставке медицинского кислорода», «заведомо зная, что кислород является техническим», «не включен в Государственный реестр лекарственных средств для медицинского применения», «содержит в себе механические примеси и газы, не прошедшие очищение, и, таким образом, его применение в медицинских целях представляет реальную опасность жизни и здоровью человека», — звучат в постановлении обвинительные выводы следствия.

Главврач почему-то на этом же совещании сразу согласился с предложением своего подчиненного и дал поручение заключить «договоры на приобретение кислорода в объемах, необходимых для обеспечения бесперебойной работы систем газоснабжения медицинского учреждения, путем поддержания давления в системе подачи кислорода пациентам». Следствием также подчеркивается, что главврач не был осведомлен «о преступных намерениях» Захарова. Он также якобы не знал, что закупаемый кислород является техническим. В итоге больницей было закуплено 1750 баллонов с техническим кислородом общим объемом 11025 м3 , который был использован «в полном объеме в неустановленной следствием концентрации с медицинским кислородом для дыхания пациентами указанного медицинского учреждения». Своими действиями следствие посчитало, что Захаров нарушил Закон «О защите прав потребителей». В итоге на него завели дело по ч. 1 ст. 238 УК РФ как оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни и здоровья потребителей.

Но, правда, в суде следователь заявила ходатайство о прекращении уголовного преследования, с чем были согласны сам подозреваемый, его защитник, представитель потерпевшего и прокурор. Как установлено судом, подозреваемый ранее не судим, впервые подозревается в совершении преступления небольшой тяжести, загладил причиненный преступлением вред путем принесения извинений на оперативном совещании работников больницы. Также он приобрел для нужд медицинского учреждения организационную технику, канцелярские принадлежности, и, кроме этого, для улучшения деятельности больницы Захаров обязался сверхурочно выйти на работу в выходные и праздничные дни. Вердикт суда поэтому был не суров — прекратить уголовное преследование и назначить штраф в размере 25 тысяч.

ОТВЕТОЧКА МИНЗДРАВА

Минздрав на своём сайте опубликовал официальный ответ на эту тему. И вот как он звучит: «В мае 2021 года в Министерстве здравоохранения республики проводилось служебное расследование. По результатам приняты меры. Согласно ГОСТ 5583-78 «Кислород газообразный технический и медицинский. Технические условия», кислород медицинский имеет объемную долю кислорода — 99,5%, кислород технический (первый и второй сорта) — 99,7% и 99,5%. В отличие от технического кислорода, медицинский кислород содержит меньшее количество примесей: окись углерода, газообразные кислоты, озон и другие газы-окислители. Содержащиеся примеси в техническом кислороде присутствуют в обычном воздухе и не приносят вреда здоровью человека. Летальные исходы в больницах, в соответствии с законодательством, проходят многоуровневый контроль качества оказания медицинской помощи, в том числе с участием независимых экспертов из других регионов России. По итогам проведенных проверок среди умерших в Якутске не было выявлено расхождений клинических и патологоанатомических диагнозов, а также летальных исходов, связанных с использованием кислорода. Также среди проходивших лечение в условиях ГБУ РС(Я) «ЯРКБ» не было случаев заболеваний и осложнений, связанных с использованием кислорода».

ПОЧТИ КАК МЕДИЦИНСКИЙ

Так как в этот период времени министром здравоохранения была Елена Борисова, мы решили обратиться к ней за разъяснениями.

Елена БОРИСОВА, бывший министр здравоохранения республики:

— Всю жизнь в стране пользовались техническим кислородом. Он называется условно как «технический», а на самом деле по составу он точно такой же, как медицинский. Главное различие — это получение лицензии на продажу как на лекарственные препараты, которое было определено еще в 2014 году письмом Росздравнадзора РФ, а лекарственные препараты вводятся в гражданский оборот на территории Российской Федерации, если они зарегистрированы соответствующим уполномоченным федеральным органом исполнительной власти. На самом деле достаточно дорого и сложно получить медицинскую лицензию. Механизм получения упростили только в конце 2020 года, когда страну охватил тотальный дефицит кислорода в медицинских организациях повсеместно.

— То есть опасных примесей в техническом кислороде нет?

 — Да. Минздрав проверяли в своё время Следственный комитет и прокуратура, отклонений от состава не было обнаружено. То есть тут вопрос возник в отсутствии лицензии.

— Тогда получается, что и преступление чисто формальное?

 — Преступление содержит формальный состав. Нет бумажки — нельзя продавать, а следовательно, использовать тоже. В допандемийный период, так как на территории республики у нас не было своего производства, мы закупали кислород в самом ближайшем регионе — в Хабаровске, полностью перекрывая потребность. Но случилась неординарная ситуация. Потребление выросло в тысячи раз, объемов катастрофически не хватало, обостряясь рисками, как, например, в период ледостава или, был случай, просто вышла машина из строя. Она специализированная, обычной не подменить. Да что машина, даже водители имели особое разрешение. Представляете, возить 8 тонн для обычной жизни — это одно, а возить для пациентов, которым требуется здесь и сейчас в других объёмах подачи, — это другое. Мы и воздухом возили этот кислород, и на подушках. Если бы мы не пошли на нарушение, то и не было бы спасенных жизней. Это реалии сегодняшнего дня.

— Технический кислород тогда не только ЯРКБ использовала, но и другие медучреждения?

— Он использовался по всей стране.

— Тогда не совсем понимаю, зачем вообще было возбуждать это уголовное дело?

— По составу отклонений не нашли. Вообще, считаю, что наши медики — герои. А сейчас они еще должны оправдываться перед всеми судами, надзорными органами, которые в своё время не приходили, не подсказывали решений в реалиях новых вызовов. Сегодня идет преследование медиков повсеместно. Как быстро забыты спасенные жизни!

— Почему тогда не попросили ЛОРП получить эту лицензию, раз дело только в «бумаге» было?

 — Мы в своё время очень сильно просили ЛОРП получить лицензию. Как это делается? Приглашается эксперт, который проверяет состав, соответствует он или нет, чтобы потом зарегистрировать в Государственном реестре лекарственных средств для медицинского применения, и можно было бы говорить, что это медицинский кислород. А людям, которые не занимаются медициной, зачем лишние финансовые средства выбрасывать на получение этой лицензии? Поэтому кислород всё время закупали в Хабаровске, пытались наладить производство в Нерюнгри, но это совсем малые объемы. И самым верным решением проблемы нехватки кислорода в республике стала закупка кислородных станций. Кстати, два месяца назад об этом тоже писали в негативном ключе, хотя это самый правильный вариант решения. Вот, например, клиническая больница может себе позволить покупать кислород, а, допустим, Чурапчинская не может себе позволить или, допустим, Кобяйская ЦРБ. Это, во-первых, дорого; во-вторых, транспортная доступность. Кислородные станции лицензированные и полностью соответствуют всем нормам. Условно говоря, берут воздух и из него перерабатывают кислород. Еще раз повторюсь, для нашей республики это было самое верное решение.

— Закупка кислорода у ЛОРПа была вынужденным шагом? Ведь можно было закупить и в Хабаровске в то время.

— Да, вынужденная мера. Они должны были подстраховаться. И, потом, это не означает, что пациенты дышали именно этим кислородом. Есть система давления в системе подачи кислорода, и, чтобы она не упала, её нужно постоянно поддерживать. На эти цели для поддержания кислородного давления и брали этот технический кислород. Люди, наверное, представляют себе, что заряжается газовый баллон, подключается к маске, и человек этой маской дышит. Но это совсем не так. Мы, кстати, успели в ЯРКБ закупить одними из первых кислородную станцию в самую первую волну пандемии. Рассчитывали на другие мощности, конечно, но не хватило. Как вы помните, там было сначала развернуто шесть – двенадцать палат, а потом сделали уже целый корпус реанимации для ковидных больных. Вот для того, чтобы кислород доходил до пятого этажа, и нужно было поддерживать бесперебойное давление. Если говорить доступным языком, система представляет собой огромный контейнер с трубочками, который постоянно даёт циркуляцию кислорода. Считается, что кислород, который используется для судостроения, лучше и чище, чем обычный. Там существуют очень жесткие требования к нему, и он ничем не хуже, чем медицинский. Отличается только отсутствием медлицензии. Вообще, я всегда привожу примеры. Очень много людей жаловались и возмущались, почему не выдают «Спинразу» (первый лекарственный препарат для лечения спинальной мышечной атрофии). Даже в суд подавали на Минздрав. А этот препарат не зарегистрирован в РФ. Его зарегистрировали буквально только полгода назад, хотя лекарственный препарат применяют во всём мире. Но у нас в РФ выдача, возможно, была только по суду. Условно говоря, лекарство есть, эффект тоже, а бумажки на него нет. Его нельзя покупать, но возможно только по решению суда. Вот такая порочная практика десятилетиями сложилась. Закупали через разные фонды, так как напрямую, как государственное учреждение, мы не можем покупать. И таких лекарственных препаратов много. Это точно так же, как и с кислородом. Он есть, пользоваться им можно, но нет «бумаги». Уже сейчас с приходом новой команды в МЗ РФ видны перемены к лучшему по многим направлениям. Уверена, что и такие законодательные нюансы в скором времени придут в порядок. 

 

Надежда СИВЦЕВА.

Популярное
Комментарии 0
avatar
Якутск Вечерний © 2023 Хостинг от uWeb