Главная » 2021 » Декабрь » 9 » "Дело Нижне-Ленское" наконец-таки дошло до суда

"Дело Нижне-Ленское" наконец-таки дошло до суда

Наконец-то близка развязка громкого уголовного дела, которое ушло от следователей в суд для рассмотрения по существу. Нынешние сотрудники компании «Алмазы Анабара» в разговоре с «ЯВ» немедленно поспешили откреститься от этой истории: «Это было давно! Ни нас, ни нынешнего руководства там еще в помине не было!». Действительно, дело старое, в октябре 2017 года АО «НижнеЛенское» было ликвидировано, активы компании перешли под контроль АО «Алмазы Анабара», которое является подразделением АК «АЛРОСА». До этого компания всецело принадлежала Минимущества Якутии.

Махинации произошли еще в далеком 2012 году, а уголовное дело возбудили только в 2015-м. Но активная фаза началась лишь в 2019 году, когда посадили в СИЗО бывшего заммэра Василия Гоголева по подозрению в вымогательстве взятки у директора ООО «СтройАкадемия» Айны Неустроевой. Теперь будут судить и её.
Обвиняются четверо жителей Якутска. Владимир Кычкин, бывший гендиректор АО «Нижне-Ленское» (ст. 160 ч. 4; ст. 160 ч. 4; ст. 201 ч. 2; ст. 159 ч. 4 УК РФ) и его первый зам Артур Давыдов (ст. 160 ч. 4; ст. 160 ч. 4; ст. 201 ч. 2; ст. 159 ч. 4 УК РФ) обвиняются в присвоении (растрате) в особо крупном размере, злоупотреблении полномочиями, повлекшими тяжкие последствия, а также в мошенничестве, совершенном группой лиц или в особо крупном размере.
Руслан Алибеков (ст. 33 ч. 5 — ст. 160 ч. 4; ст. 33 ч. 5 — ст. 160 ч. 4; ст. 33 ч. 5 — ст. 201 ч. 2; ст. 159 ч. 4 УК РФ) и его жена Айна Неустроева (ст. 33 ч. 5 — ст. 160 ч. 4; ст. 33 ч. 5 — ст. 160 ч. 4; ст. 33 ч. 5 — ст. 201 ч. 2; ст. 159 ч. 4 УК РФ) обвиняются в пособничестве в присвоении, злоупотреблении полномочиями, повлекшем тяжкие последствия, и мошенничестве.

СЕВЕРНЫЙ СГОВОР
Когда-то ОАО «НижнеЛенское» добывало алмазы на россыпных месторождениях в Анабарском, Булунском, Жиганском и Оленекском районах Якутии.
По версии следствия, Кычкин с Давыдовым вступили в предварительный преступный сговор, изготовили и подписали фиктивные договоры поставки и подряда объектов вахтового посёлка и строительства склада ГСМ в Булунском улусе. Впоследствии под видом оплаты по данным соглашениям злоумышленники похитили ценные бумаги — векселя, принадлежащие акционерному обществу. Кроме того, обвиняемые ввели в заблуждение совет директоров предприятия и обманом приобрели в пользу подконтрольной коммерческой организации право на производственную базу, принадлежащую компании и расположенную на Вилюйском тракте в Якутске.
Также, по версии следствия, вопреки законным интересам ОАО «Нижне-Ленское» и ее дочерней орга- низации ООО «Нижне-Ленское-Инвест», с целью извлечения выгоды, обвиняемые совершили ряд заведомо незаконных и невыгодных для данных организаций сделок, в результате которых им причинен существенный вред, повлекший значительное ухудшение их финансового положения.
В общей сложности ущерб составил 285 миллионов рублей. По ходатайству следователя на имущество обвиняемых наложен арест, перекрывающий сумму ущерба. И вот уголовное дело с утвержденным обвинительным заключением направлено в суд для рассмотрения по существу.

В этой большой истории множество сюжетных поворотов, что называется, «в сторону». Уголовное дело состоит из десятков увесистых томов, за эти годы были допрошены сотни свидетелей, проведены десятки экспертиз. Деньги изымались и возвращались добровольно. Были арестованы дорогостоящие джипы и недвижимость.
Ирония судьбы: обвиняемая в пособничестве преступлениям Айна Неустроева в 2019 году написала заявление в УФСБ о вымогательстве взятки заместителем мэра Якутска Василием Гоголевым через посредников Георгия Карамзина и Татьяну Самсонову.
В итоге всех троих тогда и посадили. Как сообщил журналистам через адвоката из СИЗО Георгий Карамзин, действия Неустроевой, возможно, могли быть связаны с попыткой смягчить участь мужа по договоренности с силовыми структурами.
***
Сейчас бывший заммэра Василий Гоголев желает забыть СИЗО как страшный сон и начать новую жизнь.
«ЯВ» он сказал:
— Всю эту ситуацию я давно отпустил и оставил в прошлом. Не слежу и не интересуюсь делами Айны Неустроевой и ее окружения.
— Ни чувства отмщения? Ни злорадства? Вы все-таки сидели по заявлению Неустроевой достаточно долго!
— Нет чувства ни мщения, ни злорадства. Бог им судья.
Айна Неустроева не пожелала общаться с «ЯВ».

Но год назад журналист «ЯВ» Сергей СУМЧЕНКО общался и с Айной Неустроевой, и с Русланом Алибековым.
Почти год вся республика следит за увлекательным детективом взаимоотношений компании «СтройАкадемия» с экс-заместителем мэра Якутска Василием Гоголевым и генеральным директором группы «Утум» Георгием Карамзиным. 7 июня 2019 года двое последних были задержаны по обвинениям в получении особо крупной взятки и посредничестве при ее получении. За две недели до этого за решеткой оказался и генеральный директор ООО «Строй-Академия» Руслан Алибеков по обвинению, построенному на хозяйственных взаимоотношениях его и АО «Нижне-Ленское». Сегодня он впервые расскажет, что предшествовало его аресту. А его супруга Айна Неустроева поведает о последнем разговоре с Карамзиным и Гоголевым.

Руслан АЛИБЕКОВ:
— Наш взлет начался в 2011 году, когда мы заключили сразу несколько контрактов на выполнение подрядных работ и поставки продукции для ОАО «Нижне-Ленское». Их совокупная сумма составляла около миллиарда рублей. Согласно условиям контрактов, «Нижне-Ленское» выплатило нам 20% суммы, и то ценными бумагами. Чтобы не подвести заказчика, мы вкладывали большие деньги в производство. Кустарным способом такие объемы не освоить.
Тогда мы и думать не могли, что нас обвинят в совершении преступления. Ведь освоение месторождения «Верхнее Молодо» было одобрено Советом директоров ОАО «Нижне-Ленское» еще в 2010 году, и в планах развития предприятия в открытых источниках эти данные фигурируют. Также заключение договоров было одобрено Советом директоров ОАО «Нижне-Ленское», а его собственник — Министерство имущественных и земельных отношений республики — дал поручение об освоении месторождения «Верхнее Молодо», на которое мы и были завязаны.
— Вы в это время работали только с ОАО «Нижне-Ленское»?
— Это был основной наш заказчик. И когда в 2012 году он сообщил, что «Нижне-Ленское» выкупает компания «Алмазы Анабара», которая не нуждается в наших услугах, мы были в шоке. Уже были заключены договоры с субподрядчиками, поставщиками, произведена по ним оплата, начинались завоз грузов и строительство вахтового поселка. И вдруг выясняется, что всё это больше заказчику не нужно. Более того, он потребовал вернуть 122 млн рублей, которые уже были нами получены и большей частью уже освоены.
— Почему вы через суд не опротестовали расторжение контрактов?
— Мы оценивали возможность судебных перспектив, но это затянулось бы на несколько лет, и никто не гарантировал исход в нашу пользу. Поэтому, оценив все плюсы и минусы, нами было принято решение о том, что необходимо согласиться на расторжение без судебных тяжб. Мы давно работаем в сфере строительства и реально понимаем: только заказчик определяет дальнейшую судьбу объекта, и от желания подрядчика это не зависит. И все-таки у нас на тот момент была небольшая надежда, что новый акционер оставит нас в качестве подрядчика на «Верхнем Молодо».
В связи с расторжением договоров возник вопрос возврата аванса. Часть аванса была закрыта актами, т. к. мы успели часть работ выполнить и передать заказчику, частично был возврат деньгами, зачетами и возвратом ценных бумаг, которые были получены от ОАО «НижнеЛенское» как авансовый платеж.
Но в начале декабря 2012 года мы получили уведом- ление от ОАО «Нижне-Ленское» о том, что наш оставшийся долг в размере 122 млн переуступлен его дочерней компании ООО «Нижне-Ленское-Инвест». То есть с этого момента мы должны были быть не ОАО «Нижне-Ленское», а ООО «Нижне-Ленскому-Инвест».
ООО «Нижне-Ленское-Инвест» сделало нам предложение, что в качестве возмещения долга оно примет акции АК «Железные дороги Якутии» и деньги. Мне известно, что «Нижне-Ленское-Инвест» заказывало оценку акций «ЖДЯ» на тот момент, после чего оно установило цену, по которой готово было их от нас принять.

Айна НЕУСТРОЕВА:
— Когда в 2015 году к нам пришли с обыском, мы были в шоке, спрашивали, в чем нас подозревают. Нам сказали, что мы якобы что-то украли при передаче акций, но никаких официальных обвинений не было.
Руслана иногда вызывали на допросы, дело носило вялотекущий характер. Потом мы узнали, что в декабре 2018-го обвинение в особо крупной растрате предъявлено бывшему гендиректору ОАО «Нижне-Ленское» Владимиру Кычкину, а 18 апреля 2019- го предъявили обвинение Руслану в пособничестве Кычкину в совершении особо крупной растраты, и начались активные следственные действия.
 Айна, предъявление обвинений мужу и последующий арест вы напрямую связываете с действиями Гоголева и Карамзина по вымогательству у вас взятки в виде передачи недвижимости на сумму 114 млн рублей. Можете объяснить, почему пришли к такому выводу?
— С начала 2019 года Карамзин и Гоголев постоянно требовали под видом оплаты передать им имущество взамен на наше «спокойное существование» в Якутске. Но у нас были другие обязательные платежи, и дополнительная нагрузка в 114 млн стала бы непокрываемым убытком для предприятия.
До этого времени уголовное дело, как я уже говорила, носило вялотекущий характер. Когда появились Карамзин и Гоголев, ситуация резко изменилась: 18 апреля Руслану предъявляют обвинение, а 22 мая берут под стражу.
Не вижу никакого смысла в столь жесткой мере пресечения. Уголовное дело к этому времени расследовалось уже шесть лет, у нас прошли два обыска! Если бы Руслан хотел скрыться, у него сто раз была такая возможность! Скрыть какие-то документы после двух обысков уже невозможно, тогда к чему арестовывать человека?
***
Руслана Алибекова освободили под домашний арест через три месяца заключения. После пережитого мужчина перенес инфаркт.

Сергей СУМЧЕНКО, Михаил РОМАНОВ

Популярное
Комментарии 0
avatar
Якутск Вечерний © 2022 Хостинг от uWeb