Главная » 2022 » Январь » 24 » Медики из вахтового поселка на Талакане пожаловались на сокращение выплат

Медики из вахтового поселка на Талакане пожаловались на сокращение выплат

Медики из вахтового поселка на Талаканском месторождении Ленского района обратились к нам в редакцию с жалобами на условия оплаты труда. По их словам, начиная с осени прошлого года им стали сокращать выплаты. При этом имеются проблемы с отпусками, да и к начислению самой заработной платы есть ряд вопросов. Так, по бумагам они работают в амбулаторном клинико-диагностическом отделении по борьбе с коронавирусной инфекцией. То есть по сути это не стационар. Однако там круглосуточно находятся ковидные больные, которым оказывают медпомощь.

ПРО НАС ВСЕ ЗАБЫЛИ

Амбулаторию развернули после того, как в середине 2020 года в вахтовом поселке произошла вспышка. В срочном порядке туда были откомандированы 11 человек: три врача и восемь медсестер. Поначалу все поехали работать на короткое время, но уже потом, поняв, что это долгая история, с медработниками начали заключать трудовые договора. С 2021 года медперсонал начали сокращать.

Майя МАКСИМОВА, медсестра:

 — С мая у нас остались работать две медсестры и два врача. Также временами возникали вспышки. Среди вахтовиков выявляли больных, изолировали и лечили. Но, начиная с ноября 2021 года, нас вынуждали работать как амбулаторию. Ранее в трудовых договорах было указано, что они заключаются между «Сургутнефтегазом» и Минздравом на оказание медпомощи. Как я поняла, у Ленской ЦРБ не было лицензии развернуть на Талакане инфекционный стационар. Поэтому по документам провели как амбулаторное клинико-диагностическое отделение по борьбе с коронавирусной инфекцией. В договорах было отражено, что у нас рабочее время — 36 часов в неделю. Получается, все работники должны работать по семь часов в день и отдыхать в субботу и воскресенье. То есть вся толпа медиков выходит в восемь утра, заканчивает в три дня, закрывает амбулаторию и всех ковидных отправляет в общежитие.

«Ночлежку» по мнению ЦРБ, мы создали сами. А куда мы их денем? Отправим обратно в общежитие? Мы весь 2020 и 2021 годы все работали круглосуточно. Кто-то на кислороде был, капали антибиотики днями и ночами. Кого-то санрейсом вывозили в Ленск, Мирный. Ежесуточно в подразделение поступают новые больные. Больница не является амбулаторией, а фактически является стационаром, в котором оказывается квалифицированная медицинская помощь, проводится наблюдение. В круглосуточном режиме, без выходных и праздничных дней. С августа 2021 года нас хотели уволить и взять обратно на работу по кратковременным договорам ГПХ (гражданско-правового характера). Мы свои права отстояли, подали жалобу в инспекцию труда. Какой ГПХ может быть в «красной зоне» для медиков? Нам всё вернули. Не стали переводить.

Но вам выплачивают «ковидные» в полном объеме?

— Учет времени моей фактической работы не производится, только по нормативам. Руководство игнорирует мои обращения, никто не может решить этот вопрос. Наши табеля не принимаются. Пишут и отчитываются по своим табелям, где мы якобы работаем по 22 дня в месяц, к примеру. Никаких компенсаций за переработку в декабре 2021- го и в январе 2022-го, никаких доплат и компенсаций руководство не собирается мне делать. На сегодняшний день у нас не соблюдаются нормы и режимы труда и отдыха персонала в подразделении. Мы этот вопрос неоднократно задаем ЦРБ, но ответа нет. Нам начали сокращать выплаты, начиная с октября 2021 года.

Я была принята на работу с декабря 2020 года. Мне пришлось 9 месяцев работать без отпуска. Еле выбила в сентябре свой отпуск через трудовую инспекцию, так как мне говорили, что отпуск не дадут и оплачивать не будут. Отпускные тоже выбила через трудовую инспекцию. В декабре мы предоставили график отпусков на 2022 год, но главный врач не подписала. И в коллективный договор нас не включили. Сказала, что в отпуск будем уходить по их усмотрению и всего лишь на 28 дней. Это вообще как? Я живу и работаю вдали от дома. У меня двое несовершеннолетних детей. Это как минимум 68 дней отпуска в году должно быть. Я еще ведь в экстремальных условиях работаю. В тайге, в вахтовом поселке, безвылазно. По сути, должна как вахтовик работать. Два месяца отработала и домой. То есть я не должна здесь находиться по полгода. А за 2021 год дома в Якутске я была лишь в сентябре. И вот сейчас мне говорят: дальше работайте, мы вам следующий отпуск по приказу только в марте дадим. Я работала одна с 18 декабря по 19 января, т. к. моя коллега вынуждена была уйти в отпуск. На замену никого не отправили. Мы работали и 31 декабря, и все новогодние праздничные дни. Причем с двойной нагрузкой, так как второй медсестры и врача не было. Несмотря ни на что, принимали больных. Хотя нам было сказано главным врачом не принимать людей после 16.00. Такое ощущение, что про нас забыли. Так как за всё время работы ни одному из сотрудников не дали наград, грамот или благодарностей. И вот только 19 января отправили две дополнительные единицы (врача и медсестру).

Наталья МУРАШОВА, медсестра:

— Мне вынужденно пришлось в декабре взять неоплачиваемые выходные дни за счет пенсионных, так как меня не отпускали. Платить отпускные не хотят. Изначально, когда они всё организовали, то сделали по бумагам как амбулаторию. Хотя по факту мы работаем круглосуточно, как стационар. То есть 12 часов ежедневно, без выходных и праздников. Это знает и Минздрав, и «Сургутнефтегаз». Когда мы стали жаловаться в августе, нас хотели перевести на договоры ГПХ, но трудовая инспекция не дала. Тогда они всё равно начали урезать зарплату. Без приказов, без уведомлений. Хотя у нас в трудовом договоре оговорено, что должны были предупредить за два месяца, по какой причине сокращают заработную плату. Якобы создали какойто фонд, для того чтобы выплачивать нам отпускные. Они говорят, что сократили на 18%, а мы сами подсчитали, что выходит примерно на 50%.

Может, это «Сургутнефтегаз» решил сократить?

— «Сургутнефтегаз» отчисляет в Минздрав деньги согласно всем договорам. То есть они исправно платят, к ним претензий нет. Минздрав в свою очередь отправляет эти средства в Ленскую ЦРБ. А там дальше я не знаю, что происходит. Ответа нам никто не даёт.

ЛЕНСКАЯ ЦРБ: ЭТО ОБСЕРВАТОР!

Лидия КОЗЛОВА, заместитель главного врача Ленской центральной районной больницы:

— На Талаканском месторождении по распоряжению Минздрава республики в 2020 году в начале заболеваемости коронавирусной инфекцией было открыто амбулаторное клинико-диагностическое отделение с алгоритмом работы. Согласно этому алгоритму, рабочее время составляет 36 часов в неделю. В трудовых договорах, которые подписали сами же работники, так и прописано. Никто  больше этого их не заставляет работать. То есть вот у них есть эти 36 часов, столько они и отрабатывают. Там работают два врача и две медсестры. До этого, когда поток пациентов был большой, работало больше человек. Это амбулаторное отделение представляет собой обсерватор. То есть работники Талаканского месторождения, у которых появляются признаки ОРВИ, обращаются непосредственно в это подразделение. У них берется мазок, и они селятся в комнату, как в обсерваторе, до решения вопроса, что дальше с ними делать. Если приходит положительный анализ, то они изолируются в этом же здании. Там есть определенное крыло для ковидных больных. Если не подтверждается анализ, тогда их селят в отделение, где проживают больные с ОРВИ. Все формы заболевания легкие и средней тяжести, не требующие стационарного лечения. То есть это амбулаторные больные. Если там появляется более тяжелый больной, которому требуется стационарное лечение, его вывозят в Ленск.

Так пациенты же там находятся круглосуточно и получают лечение. Разве не так?

— Да, они ночуют. Но лечение получают дневное. Они получают таблетки согласно 198-му приказу по лечению коронавирусных больных. Там назначаются только таблетированные формы препаратов. Это то же самое, как если бы вы жили дома и к вам приходил врач. К вам врач приходит ночью, когда вы спите? Это дневная работа.

Получается, они работают пять раз в неделю, а в субботу и воскресенье отдыхают?

— Они там чередуются, чтобы выработать свои 36 часов. Кто-то работает в субботу, кто-то в воскресенье, но в неделю они вырабатывают 36 часов.

Я правильно понимаю, что они отрабатывают свои 36 часов и уходят домой, а больные остаются одни?

— Да. Потому что это обсерватор. Эти больные не требуют круглосуточного медицинского наблюдения. Все, кому требуется такая медпомощь, госпитализируются в город Ленск.

 — Как-то странно. Ведь к ним в отделение могут поступать и ночью.

— Там есть алгоритм лечения, и помимо наших сотрудников есть сотрудники здравпункта, которые также оказывают помощь данным пациентам.

С октября медикам без уведомления начали урезать зарплату. По какой причине?

 — Они обратились в Государственную инспекцию труда по поводу правильности начисления и сокращения заработной платы. Могу вам сказать, что инспекция в действиях руководства ЦРБ не нашла нарушения.

А когда была проверка?

 — В октябре. Ленское ЦРБ ничего для себя не удерживает. Расчет по заработной плате ведется Министерством здравоохранения республики. Они проводят расчет, и в зависимости от нагрузки начисляется заработная плата. Зарплата у них уменьшилась еще потому, что изначально неправильно был произведен расчет. Есть такое понятие «фонд отпускных». Когда человек уходит в отпуск, ему начисляются отпускные. Так как у них компенсация заработной платы идет за счет денежных средств «Сургутнефтегаза», соответственно, Ленская ЦРБ подсчитала, сколько должно удерживаться на этот фонд оплаты отпускных. Из-за этого у них получается такая заработная плата.

Надежда СИВЦЕВА.

Фото предоставлено героинями материала. 

Популярное
Комментарии 0
avatar
Якутск Вечерний © 2022 Хостинг от uWeb