Главная » 2022 » Май » 20 » "Места на кладбищах есть, а вот порядка там нет"

"Места на кладбищах есть, а вот порядка там нет"

 

 

На прошлой неделе подписчики нашего телеграм-канала прислали в редакцию фотографию катафалка с надписью «Ритуальные услуги. Оптом». Читатели не поняли, что значит «оптом», и попросили редакцию выяснить. «Оптом — это значит под ключ. Мы провожаем умершего в последний путь, полностью помогая родным в организации похорон», — рассказывает Антон КАРПОВ, руководитель НПО «Изумруд». Это предприятие по изготовлению гробов и ритуальных услуг существует в Якутске вот уже пять лет.

— Я ведь тоже сюда пришел не просто так. Было напутствие.

— Чье?

— А вот этого рассказать не могу. Антон Владимирович категорически отказался фотографироваться для интервью, сказав, что «ему нельзя».

«ЯКУТЫ НЕ БЕРУТ ГРОБЫ ИЗ ЛИСТВЕННИЦЫ»

В его магазине на ул. Стадухина, 83г в качестве товаров повсюду расставлены гробы и пышные венки. «Вот, к примеру, патриотичный венок в форме российского флага. Он размером в 2,5 метра, стоит 25 тысяч рублей. Нередко его заказывают для военных», — показывает Антон Владимирович. «Венок для военных», если можно так выразиться, пышный и богатый. С множеством красных цветов.

— Мы венки сами плетём и составляем. У нас работают специальные флористы. У них золотые руки! Есть венки попроще, стартовая цена от одной тысячи рублей. В наших венках много зелени, они стоят дольше, не теряют свой внешний вид два, три года.

— Антон Владимирович, во сколько в среднем обходятся похороны? Умирать сейчас дорого?

— У нас стоимость всех услуг «под ключ» выходит в среднем в 60–80 тысяч рублей. В эту стоимость входят гроб, временный памятник, табличка, саван, наволочка, стропы, копка ямы, катафалк. Мы также предоставляем услуги по транспортировке тела умершего в улусы, моем тело, одеваем, накладываем грим. Предоставляем услуги по организации поминок. Родственникам, потерявшим близкого человека, морально тяжело разбираться во всех этих вопросах, многие не знают, с чего начинать подготовку к похоронам.

 (Антон Владимирович показывает нам гробы).

— Есть разные гробы. Бюджетные с тканевой обивкой, это чаще бархат. Есть лакированные, они подороже. Гробы белого цвета, цвета орех, венге. Имеются в наличии комбинированные гробы. Есть гробы восьмигранные, шестигранные… Мы ведь сами их делаем, причем не из лиственницы, а из натуральной сосны. Якуты не берут гробы из лиственницы.

— Почему?

— Говорят, что по поверьям нельзя. Сами наносим на гробы сахалыы (якутские. — Е. Ч.) узоры, выполняем узоры в 3D-формате.

— Это как?

— Мы производим древесинную пасту, а затем валом катаем узор, что придаёт яркий и насыщенный вид. Сами подписываем венки. Если вручную, то это бесплатно. Если на ленте нужно написать печатными буквами в золоте или серебре, то эта услуга стоит отдельно. Она недорогая. Вот с прошлого года наладили производство «ковидных» гробов. У умерших ведь тоже сейчас берут анализ на ковид-19. Если вирус подтвердится, то нужно покупать «ковидный» гроб. Они идут со стеклом, а не из пластмассы. Стекло установлено на крышке в полный рост умершего человека, чтобы родные видели, как и во что одет покойный, как лежит. Это для людей очень важно. Чтобы стекло не разбилось, когда начинают закапывать гроб, сверху устанавливается специальная крышка-нахлобучка. Она защёлкивается. Мы подгоняем гробы под габариты умершего человека, но в основном это стандарт. Все гробы лежат у нас на складе готовые. Если гроб не габаритный, то это уже отдельная работа под заказ. На прошлой неделе приходила пара, у них скончался ребенок. Ему было совсем мало лет от роду, и этому малышу мы делали гробик.

«В МОРГАХ ДАВНО НЕ МОЮТ» 

— Сколько гробов делаете в неделю? В месяц? Наверное, в пандемию приходилось работать не покладая рук?

— Скажу так, что без работы не сидим. Конечно, в пандемийное время смертность была высокой. Люди начали спрашивать, а есть ли у нас «ковидные» гробы». Мы среагировали и наладили производство. У нас в Якутске три точки: склад, цех по производству и магазин. Вообще, НПО «Изумруд» — это обширная сеть по предоставлению ритуальных услуг по всей России. У нас имеются свои поставки и в улусы.

— Вы сказали, что оказываете услугу по помывке тела, гримируете умершего. А ведь раньше всем этим занимались в морге.

— В моргах уже давно не моют. У нас есть специально обученные люди, кто подготавливает тело к похоронам. Например, если человек умер в результате криминала, несчастного случая, мы «собираем» его тело. По частям. Могу показать вам фотографии, в каком состоянии к нам поступает тело и в каком виде мы отдаем его родным.

— Спасибо, но смотреть не буду.

— Много сейчас уходит молодых мужчин, детей. Много криминала стало, суицидов. Как-то хоронили парнишку. Суицид. Была у него девушка, жилье, работал. Вроде бы все есть, живи да радуйся, но он повесился. Многие люди думают, что безвыходных ситуаций не бывает. Но скажу так: выход есть! А так… Случаи, конечно, разные. К примеру, на прошлой неделе водитель «КамАЗа» задавил бабушку.

— Да, мы писали об этом.

— Она поступила к нам. Мы ее привели в нормальное состояние. Водитель своей вины не признает.

* * *

 — Люди часто не знают, как начать подготовку к похоронам. Приходят растерянные, подавленные. Мы начинаем рассказывать им, что нужно сделать в первую очередь. Вот так поговорю с человеком, и ему вроде как на душе легчает.

(Во время нашего разговора в магазин к Карпову зашла совсем молодая пара. Прав Антон Владимирович, что все приходящие к нему находятся в большой растерянности).

«Вы можете отвезти тело до Нюрбинского улуса? Как везете? В цинке?» — спрашивает молодой человек.

— Можем доставить. Но можно отвезти и не в цинке, а сделать деревянный коробкаркас, чтобы гроб не трясло. Тело сейчас где?

— Сказали, что выдадут только через три дня, — кое-как сдерживается молодой человек. — Хотели забрать тело уже сегодня, приехали в морг, но там ответили, что рабочий день уже закончен, нет приема. Сейчас побегу в РБ № 2, заберу ее личные вещи.

— Как фамилия умершей? Сейчас узнаю.

Тут Антон Владимирович набирает кого-то на мобильном телефоне и хлопочет, чтобы тело умершей выдали как можно быстрее, потому что предстоит дальняя дорога в улус.

«НЕЗАМЕНИМЫХ ТОВАРОВ НЕТ»

 — Вот видите, стараемся помочь людям даже в таких вопросах. А ведь он бы ждал три дня. Видно ведь, что парнишка совсем молодой, неопытный. Почему бы ему не помочь? Многие думают, что в нашем бизнесе мы заколачиваем большие деньги, но это опять заблуждение. На горе людей заработать невозможно, да и не нужно. Мы очень часто делаем скидки, буквально на всё.

— Говорят, что мест на городских кладбищах уже мало. Правда?

— Места еще на кладбищах есть, а вот порядка нет. В других крупных городах на кладбищах установлены тротуарные дорожки, все поделено по секторам «А», «В», «С», чисто, опрятно, а у нас хозяина нет.

— А кто ответственный за чистоту на кладбищах?

— МБУ «Ритуал». Тендеры ведь проводятся и на уборку территорий, и на копку ям. Но предприятиям добросовестней надо относиться к своей работе. Я это заметил еще в Родительский день. Но отмечу, что сами люди стали более аккуратно, спокойно вести себя на кладбищах. Мусор выбрасывают в определенных местах.

— Бомжи все так же кочуют по кладбищам?

— И бомжи, и собаки. Но сейчас на кладбищах появилась охрана, так что они всех прогоняют.

— Антон Владимирович, как сейчас будет выживать ваш бизнес в условиях санкций?

 — Скажу так, что у нас рука набита! Незаменимых товаров нет, будем искать аналоги. К примеру, сейчас переходим на российские лаки.

* * *

 — Говорят, раньше ритуальные услуги часто промышляли тем, что забирали с кладбищ венки на повторную продажу. Что скажете по этому поводу?

— Был один такой случай на кладбище на Маганском тракте. Родные купили венок, а его украли. Так они этот венок нашли.

— А где нашли?

— Всех нюансов этой истории, увы, не знаю. Раньше родные умерших опрыскивали венки зеленкой, как бы метили их. Сейчас уже так не делают. Да и краж венков сейчас нет. Перепродать их невозможно. По крайней мере, об этом я ничего не слышал.

* * *

— Антон Владимирович, вы крещеный?

— Да.

 — Наверное, вам, как никому другому, известно: тот свет существует?

 — Существует.

 — Со всех спросят?

— Спросят! И суд там серьезный.

 — Может, скажете напоследок что-нибудь жизнеутверждающее?

— Цените жизнь. Каждый день! Живите по совести. Мы все куда-то бежим, торопимся, суетимся, не живем жизнью и упускаем много важного. Будьте ближе и заботливей к родителям, бережней друг к другу, осторожней. Вот стою я здесь за столом и вижу, как люди на свой страх и риск перебегают дорогу в неположенном месте. (Двери предприятия открыты настежь, и видна проезжая часть). А ведь так можно и не добежать.

— Все-таки очень специфичная у вас работа.

 — Свою работу я люблю, ведь мы производим и оказываем услуги. Знаете, я много в каких местах работал. Насмотрелся всякого. Есть те, кто работает для людей, а есть те, кто на личный карман. Столько хапают, гребут деньги лопатами, а мы ведь вторую рубашку не надеваем.

 

Екатерина ЧЕМЕЗОВА.

 

 

Популярное
Комментарии 0
avatar
Якутск Вечерний © 2023 Хостинг от uWeb