Главная » 2021 » Апрель » 26 » Фридайвинг не терпит суеты

Фридайвинг не терпит суеты

Фридайвинг не терпит суеты

Якутянка ольга маркина установит новый
мировой рекорд
Я стою у кромки воды с довольно увесистыми грузами на теле и не решаюсь уйти на дно.
— Яна, почему не ныряем? — ласково вопрошает Оля.
— Да как-то мне слегка неуютно. А вдруг я утону?
— А ты попробуй!
— Что? Утонуть?
— Да-да, — веселится, — вот нарочно возьми и утони! Я проконтролирую.

Кстати, знакомьтесь: Ольга МАРКИНА, член сборной России по подводному спорту, мастер спорта международного класса (МСМК), национальная рекордсменка, многократный победитель и призер всероссийских и международных соревнований, чемпионка России по фридайвингу (2020), инструктор по фридайвингу, судья меж­дународной категории E, кандидат в мастера спорта по подводному спорту с задержкой дыхания (апноэ), основатель и руководитель школы фридайвинга ORCA School.
Сегодня, 19 марта, Ольга планирует установить на озере Байкал мировой рекорд по нырянию под лед с задержкой дыхания. Она погрузится в глубину на одном вдохе, используя только силу собственных мышц, так же как это делают водные млекопитающие.
СКВОЗЬ КЛАДБИЩЕ ДАЙВЕРОВ
Надо сказать, что утонуть человеку, не боящемуся воды, да под присмотром опытного тренера, довольно сложно. Меня всякий раз выталкивало на поверхность, несмотря на наличие грузиков весом в четыре кило. Оля хоть и живет и проводит обучение в Санкт-Петербурге и в Дахабе (Египет), но родной Якутск тоже не забывает. Вот и в прошлый раз она приехала навестить родителей, друзей, любимую бабулю, а заодно провела курсы по фридайвингу для начинающих. Вот я на эту волну, к счастью, и попала. После бассейна мы уселись в уютном ресторане поговорить за жизнь. Чуть позже к нам присоединились мама моей собеседницы Ирина Маркина с подругами.
— Оля, часто ты бываешь в Якутске?
— Раз в год приезжаю. В этот раз гостила целых два месяца.
— То есть у тебя довольно свободный график работы?
— Как член сборной России я ограничена датами проведения соревнований, в которых обязательно должна участвовать. В остальном, да, график строится на мое усмотрение.
— Вот ты проснулась утром и в первую очередь...
— ...выполнила ряд упражнений на задержку дыхания.
— Сурово.
— Лишать себя вдоха, не успев проснуться, это мерзко, отвратительно, неприятно, но мне необходимо прокачивать свой организм. У меня есть какие-то физиологические способности, которые изначально заложены в теле, но на них далеко не уедешь. В этом деле нужны настойчивость, вдохновение и труд.
— Ты родилась в Якутске?
— Родилась, выросла, закончила 5-ю школу. Очень благодарна своим учителям, которые так же, как мои родители, никогда не ограничивали меня в порывах что-то новое сотворить. Последние три года школы я заканчивала экстерном. Родители в это время были в отпуске, я им позвонила, сообщила о своем решении и, пока они переваривали информацию, сходила к директору Антонине Анатольевне Кычкиной, затем к учителям и обо всем договорилась. В последующем этот опыт мне очень пригодился.
— Я посмотрела в интернете: ты училась в Санкт-Петербургском государственном университете промышленных технологий и дизайна и стала сначала бакалавром, а затем и магистром дизайна пространственной среды.
— Мой диплом — это проект глубоководного бассейна. Защитила на английском, заодно получив и корочку референта-переводчика. Получая корочку магистра, кстати, делала проект большого образовательного центра для школьников в Якут­ске. Считаю эту тему горячей для нашего города — школ не хватает катастрофически, когда население растет.
— И здесь мимо воды не прошла. По специальности работаешь?
— В данное время я вкладываю усилия в проектирование глубоководного, на 65 метров, бассейна в Москве. Скорее, в качестве консультанта, тем не менее проект мне очень интересен, и в первую очередь своей сложностью.
— А где ж еще продвигать фридайвинг, как не в Москве?
— В России он быстро набирает популярность.
— Ты единственный в стране рекордсмен по фридайвингу?
— Наш соотечественник Алексей Молчанов — лучший в мире ныряльщик. Его рекорд в свободном погружении с задержкой дыхания — 130 метров.
— Ну он же мужчина. А каковы твои результаты?
— По версии CMAS (в моноласте) в дисциплине CWT — 82 метра, и в дисциплине CWTBF (в раздельных ластах) — 70 метров. В целом во фридайвинге сегодня лидируют Италия, Франция и Россия. У первых — Средиземное море, у вторых — легенда Жак Ив Кусто, а у нас это пример неподражаемой Натальи Молчановой, великого тренера, воспитавшего много отличных спорт­сменов. Она стала тренером и самой себе, разработав эффективные методики тренировок, поставила рекорд задержки дыхания более чем на девять минут, поставила 41 рекорд и на одном вдохе пронырнула через уникальную египетскую арку в знаменитой Голубой дыре. В марте этого года вышел фильм «Один вдох», в основу которого легла жизнь Натальи Вадимовны. Алексей, кстати, ее сын.
— Голубую дыру еще называют кладбищем дайверов.
— Там погибали не фридайверы, а аквалангисты, которые рассчитывали на баллоны. Мы же рассчитываем лишь на собственные силы. Из россиян как раз Молчановы и несколько других российских фридайверов, в том числе мой тренер, прошли Голубую дыру первыми.
К ТРУСАМ ПРИВЯЗЫВАЛИ БАНТИК
— Что тебя привело в этот вид спорта?
— Я всегда любила нырять. Мои родители могут рассказать массу забавных историй, связанных с любым водоемом, у которого бы я ни находилась, «она заползала всегда лицом в воду». На море мне привязывали традиционный бантик к трусам, чтобы обозначить, где я в данный момент нахожусь. В 12 лет я впервые погрузилась с баллоном, это было в Китае. С тех пор лучшим отдыхом на море для меня стали погружения.
— И родители вот так запросто отпускали на глубину?
— Я встречала их тихое сопротивление. В 18 поехала на отдых в Крым, а там курсы открылись по дайвингу — настоящие, полноценные! Звоню маме — денег нет. Но я прекрасно понимаю, что значит «денег нет». Набираю папу, получаю пять тысяч руб­лей на курсы. Через некоторое время звонит мне папа, ты что-де устроила, оказывается, мама запретила тебе нырять! Вот ничего подобного, парирую, она просто сказала, что денег у нее нет. Так мне удавалось взламывать систему. А на 20-летие мама сделала мне подарок — мы поехали в Египет, где она увидела воочию мои тренировки, познакомилась с моими соратниками, с тренером.

Ирина Маркина: «Перед той самой поездкой в Египет я написала завещание».

— Я смотрю, девочка упорством-то сызмальства отличалась.

Ирина: «Эти системы отработала на нас старшая дочь, которая на десять лет старше Оли. Так что младшей было проще».

— А теперь это наше любимое семейное место отдыха. И я горжусь тем, что родители знают все нюансы этого вида спорта.

Ирина: для меня это был совсем неизвестный и непонятный мне спорт. Но Оля — человек очень разумный, и, сколько я ее знаю, особо к авантюрам не склонна. Поэтому, ну что делать, детям надо доверять.
КАК В КОСМОСЕ
— Оля, в конце тренировки ты продемонстрировала, как ныряешь — и я поняла, что мой стиль «Дельфин» несколько не соответствует предъявляемым стандартам. У тебя все ритмично и красиво: очень плавные движения, пузыречек из воды — один-единственный, но через каждые три метра, и круги от него расходящиеся. И откуда это впечатление, словно ты отталкиваешься от воды?
— Вода, она плотная, и это надо использовать. Это по воздуху оттолкнуться не от чего, а от толщи воды возможно оттолкнуться и некоторое время так скользить. Техника движения вполне стандартная, но эта штука не имеет абсолюта и не имеет идеала. Учитывая, что у каждого человека свои физиологические особенности, постоянно приходится над чем-то работать.
— А почему чем глубже, тем страшнее?
— Потому что вода давит на воздушные полости.
— Даже представлять не хочется, какой над тобой тоннаж.
— Считается, что фридайверы испытывают гораздо большую нагрузку, чем космонавты, хотя я лично так не считаю. Космонавтам приходится испытывать резкий скачок давления, а у нас это происходит постепенно. Вы же тоже начали тренировки на глубине два с половиной метра. Затем нырнете четыре и так далее.
— А на глубине в полста захочется баллончик с собой вместо бантика. На всякий.
— Фридайвинг как физкультура очень крут! Это тренировки всех систем организма, и некоторые из них вы на суше не получите. К примеру, чем глубже мы погружаемся, тем медленнее бьется сердце, но при этом на подъеме происходит активная работа, и это для сердечно-сосудистой системы очень полезно. С оговоркой — если не перегибать. Фридайвинг как спорт высших достижений не есть здорово для организма, но здесь есть своя особенность — ты никогда не нырнешь очень глубоко, если не сумеешь расслабиться, если не будешь спокоен, если не научишься делать это не через силу, а через познание. Именно фридайвинг — это история не столько про физическую подготовку, сколько про ментальное состояние.
— С этого момента подробнее, пожалуйста.
— Уже на глубине десять метров ты остаешься наедине с самим собой. Никаких звуков. Вокруг тебя просто все бесконечно голубое. Там ты вынужден знакомиться с самим собой, еще неизведанным. Мысли, страхи, реакции — это все очень познавательно.
— Психологический тренинг.
— Если хочешь погружаться, со своей головой поработать придется. Меня очень продвинуло понимание того, что желание дышать — это лучше, чем когда мы не чувствуем желания дышать. Потому что с желанием дышать можно работать, ты понимаешь свое состояние, это твоя связь с внешним миром. И вот эта работа с разным уровнем дискомфорта приводит к тому, что ты и в жизни-то много меньше напрягаешься. Фридайвинг не терпит суеты.
— Вода сама по себе интересная живая очень субстанция. Вкупе с фридайвингом она позволяет расслабиться, выкинуть лишние мысли из головы, особенно в статике (упражнение на апноэ в конце тренировки. — Я. Н.).
— По своему опыту знаю, что фридайвинг многому учит в целом, осознанному проживанию, в частности, и мне нравится, как я в процессе меняюсь. Статику как дисциплину я терпеть не могла, старалась лежать на воде с закрытыми глазами, и стоило мне их открыть, как внешний мир буквально вгрызался в мой мозг голубым кафелем. Спустя время я стала понимать, как со своими внутренними ощущениями работать, как преодолеть дискомфорт, уйти в себя.
— В статике время словно удлиняется.
— Есть такая фраза: «С какой стороны туалета минута дольше?». Иногда считаешь каждую четверть секунды, а иногда не понимаешь, в какой момент сорок секунд пролетели.
— Ты вроде как должен уйти в нирвану, но в то же время и сам себя контролировать?
— Все эти вещи делаются с подстраховкой. Если напарник решит, что-то пошло не так, он тебя прервет. На соревнованиях спортсменка на требование судьи как-то себя обозначить подняла в ответ средний палец. Потом извинилась, что неосознанно это произошло.
— А какая из дисциплин твоя любимая?
— В каждой из них есть свой кайф. Но вот когда в глубину погружаешься, там есть отрицательная плавучесть, когда ты без всякого движения просто падаешь вниз. Так вот я несколько лет гребла в этом свободном падении и огребалась от тренера. А теперь я падаю и даже ногами грести лень.
— А тебе легче падать или всплывать?
— Подъем более энергозатратный, чем спуск вниз. Вместе с тем ты поднимаешься, понимая, что преодолел нужную тебе глубину.
— А тренер не говорит не ешь булочки!?
— Говорит, нехороший человек (смеется). На самом деле особого питания нет — оно просто сбалансированное. Кстати, во время тренировки уровень сахара в крови падает. Если нагрузка предстоит тяжелая, то и углеводов закинуть можно — за пару часов до самой тренировки. Женя — отличный тренер, и у нас с ним здорово получается сотрудничать.
— Есть такие места, где ты непременно хотела бы понырять?
— Да, конечно. Мечтаю посетить сеноты в Мексике. Это особые карстовые образования: озера, колодцы и целые пещерные комплексы с подземными реками — фантастика! Мечтаю поплавать в Норвегии с косатками. Понырять в Королевстве Тонга с горбатыми китами. В прошлую зиму не удалось вырваться, по известным причинам. Но это мечты, которые, несомненно, нужно осуществлять.
— У тебя и в названии школы звучит слово «косатка».
— Меня так друзья за глаза называют.
— Это же кит-убийца?
— И только лишь потому, что эти удивительные животные по-умному охотятся, передавая свои схемы из поколения в поколение. Кстати, людей они не едят — ни одного такого случая в дикой среде обитания косаток не зарегистрировано. А вот в неволе нападения на дрессировщиков случались. Неволя никому не по душе. Если еще не видели, то посмотрите ленту «Бухта», получившую Оскара за лучший документальный фильм. Я не хожу в дельфинарии, океанариумы, зоопарки. Организаторов сафари, когда ты находишься в клетке, а животные в естественной среде обитания, я считаю более честными.
— Что дает нам сертификат фридайвера, кроме гордости за себя — я получил базу и уже считаю себя крутым ныряльщиком?
— Я считаю, что знания и навыки нужно получать у профессионалов, а не просмотрев в интернете пару часов лекций о фридайвинге. Вы входите в общий реестр, и с этим сертификатом можете продолжить обучение с инструктором в другой стране, перейти на второй уровень, получить оборудование в дайв-клубе.
— Каковы твои ближайшие планы?
— Я не очень люблю ими делиться. Учусь в Российском государственном университете физической культуры, спорта, молодежи и туризма. В этом году защищаю диплом. На­деюсь, нынче будут крупные соревнования, удастся поучаствовать. Хочу еще ставить рекорды, развиваться как спортсмен и инструктор.
— Есть какие-то ритуалы перед нырянием в водоем?
— Всегда здороваюсь с водой, после заплывов благодарю и прощаюсь.
***
О подготовке к мировому рекорду мы говорим уже по телефону:
— Оля, давно ты придумала под лед нырнуть? Обычные люди стараются как раз в такие ситуации не попадать.
— Давно думала о рекорде подо льдом, да и чего порожняком ездить? Надо что-то прикольное придумать! Заявку на рекорд подала еще в сентябре, на ответ дается три месяца. В январе мы с друзьями уже ныряли в Рязани на глубину 45 метров, и я поняла, что под лед уходить могу. Для человека, который профессионально занимается нырянием, это не столь экстремальный рекорд. Во всяком случае, не смертельно опасно.
— Кто зафиксирует рекорд?
— Организация, которая фиксирует спортивные рекорды во фридайвинге, она называется AIDA, а также он будет зарегистрирован в Книге мировых рекордов Гиннесса.
— На какую глубину ты будешь нырять?
— Предыдущий рекорд в 2015 году установила француженка, нырнувшая в водах Исландии на 57,8 метра. Я планирую погрузиться на 60–65 метров. Сложно сказать, сколько времени займет погружение, так как это совершенно новые для меня условия. Температура воздуха 19 марта на Байкале будет минусовой, а температура воды составит 0 градусов.
— Сколько денежек нужно для установления этого рекорда?
— В целом организация такого мероприятия стоит порядка 300 тысяч рублей. Финансово меня поддержали компания «Алмаз девелопмент» из Якутска, Федерация фридайвнга, мои друзья и коллеги, за что я им искренне благодарна. Сегодня мы первый день на Байкале, акклиматизируемся, думаю, все будет отлично!
— Скинь мне номер твоей карты, может быть, кто-то пожелает помочь землячке в деле установления мирового рекорда.
— Ощущаю огромное чувство благодарности ко всем людям, которые поддерживают меня. Этим рекордом я хочу привлечь внимание к проблемам загрязнения водной среды и проблеме отлова водных млекопитающих в развлекательных целях. Также он будет установлен в год Байкала и в год 25-летнего юбилея экспедиции моего кумира Жака Ива Кусто на Байкал.
— Ну что ж, держим за тебя кулачки!

Беседовала Яна НИКУЛИНА
Фото предоставлено
героиней материала

Для желающих помочь
Ольге Михайловне
Маркиной публикуем
номер карты: Сбербанк 4276550030503943

Популярное
Комментарии 0
avatar
Якутск Вечерний © 2022 Хостинг от uWeb