Главная » 2022 » Октябрь » 21 » Михаил Черосов: "Будут прессовать!"

Михаил Черосов: "Будут прессовать!"

 

Октябрь выдался жарким для научной общественности нашего города, а именно для Якутского института сельского хозяйства. 5 октября генеральный директор ФИЦ «Якутский научный центр СО РАН», член-корреспондент РАН Михаил Лебедев представил коллективу Якутского научно-исследовательского института сельского хозяйства имени М. Г. Сафронова нового руководителя — доктора биологических наук Михаила Черосова.

И тут — бац! — не прошло и недели, как в Сети было опубликовано письмо, обвиняющее новоиспеченного и. о. директора во всех смертных грехах. Ладно, не во всех, а в неправильном распределении денежных средств: кому-то 6 тысяч досталось, а кто-то «отхватил кусочек» в 200 тысяч. Конечно, мы тут же пригласили Михаила Михайловича стать гостем нашей газеты, на что он без проблем согласился.

Сначала он рассказал об учреждении, которое возглавил.

— Якутский НИИ сельского хозяйства имени М. Г. Сафронова был создан на базе опытных станций, которые создавались в первой половине прошлого века. Отсчет идет с 30 марта 1956 года. К сожалению, в экспозиции в Якутском научном центре СО РАН, к которому относится и Якутский НИИ сельского хозяйства, посвященной истории науки в республике, нет фотографий тех опытных станций, и одна из наших задач, которую мы хотим решить в ближайшее время, — это вписать страницы становления Института сельского хозяйства в историю Якутского научного центра.

— Почему раньше этого не сделали?

 — Дело в том, что в нашей стране до недавнего времени (ну как недавнего — до 2013 года, когда произошла реформа в российской науке), помимо «большой» Российской академии наук (РАН), которая в основном занимается фундаментальной наукой в физико-математических, технических, естественных и гуманитарных направлениях, были отдельные академии — сельскохозяйственная и медицинская. Они являлись по своему содержанию и названию прикладными. В 2013 году по решению президента России произошло объединение всех трех академий в одну — РАН. Стало быть, и Якутский институт сельского хозяйства РАСХН вошел в эту систему по решению коллектива в качестве обособленного подразделения ФИЦ (федеральный исследовательский центр) «ЯНЦ СО РАН», как и остальные шесть институтов.

— Но у нас же есть еще своя республиканская Академия наук?

— Да, но в ней сейчас нет институтов. Она задумывалась как интеграционная структура, объединяющая ведущих ученых научных и вузовских организаций, в первую очередь ФИЦ «ЯНЦ СО РАН» и Северо-Восточного федерального университета им М. К. Аммосова. Но в республиканской академии есть в работе много проектов, связанных в основном с изучением мамонта, экологических проблем и т. д., есть свои отделы и подразделения. В свое время в состав реcпубликанской АН входили институты, когда у республики хватало средств на поддержку фундаментальной науки, а также поддерживались федеральная наука и вузы. И это сыграло важнейшую роль в сохранении научных коллективов! Основоположником создания «своей» Академии наук был Михаил Ефимович Николаев. Она создавалась как элемент суверенитета республики и помогла в 90-е годы выжить многим институтам. Первый президент Якутии оказал мощнейшую поддержку фондам оплаты труда для ученых, сделав 70% надбавку вместо 40–50% федеральных (вот эти 20–30% разницы были очень ощутимы!) Позже, в 2006 году (если мне не изменяет память) решением президента РС(Я) Вячеслава Штырова и президента РФ Владимира Путина часть институтов ушла обратно в РАН, часть — в Агентство по образованию. А Институт сельского хозяйства всегда был федеральной структурой, входящей в систему Российской академии сельскохозяйственных наук (РАСХН), в «советские» времена в нем работало до 250 человек, было свое техническо-конструкторское бюро, множество опытных станций и опытных хозяйств. Сейчас, к сожалению, бюро уже нет. Также и некоторых опытных станций и хозяйств. Однако появились новые перспективные направления, к примеру, разработка и производство ветеринарных препаратов, генетический анализ сельскохозяйственных животных. И много других интересных проектов.

— И что это дает в перспективе?

— Смотрите, раньше наша республика могла финансировать только свои региональные учреждения. А в этом году вышел указ президента России, по которому субъектам (в том числе и муниципалитетам) разрешено финансировать и федеральные структуры.

— В чем плюс?

— В том, что теперь можно заказать решение своей проблемы не только в свои местные учреждения, но и другого уровня.

— То есть, к примеру, городу Якутску надо исследовать, скажем так, заболоченность какой-нибудь местности.

— Администрация может заказать это исследование и в местные институты, и в ФИЦ «ЯНЦ СО РАН», и в другие федеральные учреждения. То есть теперь наш Институт сельского хозяйства может выполнять напрямую заказы регионального и муниципального уровней, что ему, конечно, по силам. Ведь не зря он носит имя Михаила Григорьевича Сафронова, который в свое время полностью сформировал основные научные направления, по которым до сих пор работает Институт сельского хозяйства, — по растениеводству, животноводству, ветеринарной медицине, по экономике, по разработке кооперации. Отмечу, что в истории республики навечно записаны имена двух родных братьев Сафроновых — Михаила и Федота, внесших огромный вклад в развитие якутской науки. Первый — в сельхознауку, второй — в историческую. И еще. Официальная система ведения сельского хозяйства в Якутии фактически пишется, ведется, рекомендуется нашим институтом. Вообще, коллектив очень хороший, со многими коллегами был знаком еще до моего назначения.

— Хороший коллектив такими письмами разбрасываться не станет. Михаил Михайлович, так что за «безобразие» вы учинили?

— Ну не весь коллектив, а часть коллектива. Это «безобразие», считаю, было до меня. Попробую объяснить. Есть такое понятие, как стимулирующие выплаты. Они рассчитываются по ПЭД (показатель эффективности деятельности) и составляют разные суммы в зависимости от полученных баллов. Так вот, в институте эта выплата была разделена на две составляющие: 65% всем работникам и 35% распределяли директор, его зам и ученый секретарь (так называемые качество и эффективность выполнения заданий). Как уж это происходило, непонятно, но выявилась явная диспропорция. Некоторым сотрудникам, работающим на полставки и которых коллеги в глаза не видели, выплачивались очень неплохие суммы из этих самых 35%. Во-первых, я упразднил эти 35%, передав всю сумму для распределения, потому что такой схемы ни в одном другом институте нет, и никто не проводит ежеквартально процедуру подсчета ПЭД, он подсчитывается по средним ПЭД за два последних года. Всё должно быть выплачено ученым. Во-вторых, эти ставшие 100% стимулирующих выплат перераспределили согласно коллегиальному решению. Подчеркиваю, коллегиальному, то есть я не один принимал это решение. Было заседание, на которое пригласили руководителей и представителей научно-методических советов Ученого совета. Но надо признать, что времени было очень мало. Но все ПЭД за III квартал будут считаться в IV квартале, и можно будет даже увеличить свои баллы. Да и в IV квартале обычно самые большие стимулирующие. В моем случае практически любое решение вызвало бы возмущения, мне даже подготовили документы, которые еще больше дифференцировали и «разрывали» дистанцию между людьми.

— То есть получается, что, допустим, сотрудник Иванов получил в первом квартале 200 тысяч, во втором — тоже, а вот в третьем — всего 60 тысяч. А другой, к примеру, Петров в первом и во втором по 60 тысяч, а в третьем — ух! — и 200 тысяч. Так получается?

— Да, примерно так, но замечу, что ваш «Петров» в ЯНИИСХ получал не 60, а всего-то 6 тысяч рублей. К тому же, когда бухгалтерия института и ФИЦ рассмотрела выплаты в общем, то выяснилось, что некоторые сотрудники из руководящего состава имели к зарплате особые надбавки, причем очень большие, которые сложно объяснить логически. Так что пришлось «резать по живому», так сказать, «вскрывать нарыв хирургическим путем». Проекты, которые «вырвались таким способом» далеко вперед, получили меньше, проекты, которые получали меньше из-за такой диспропорции, получили больше. В других институтах ФИЦ такой дистанции не было, хотя суть ПЭД — стимулировать по труду, который может быть разным.

— Что такое показатели эффективности деятельности? В чем эта эффективность выражается у ученых?

— В основном в публикации своих научных работ. Чем больше их опубликовано, тем больше баллов. Ну и вот, есть направления, где данные собираются быстро, по ним есть больше журналов, то есть можно сделать больше публикаций, тем самым набрать много баллов. Но в других направлениях это сделать сложнее, хотя, возможно, работы проведено столько же, если не больше. Эти выплаты по ПЭД и называются стимулирующими, чтобы поддержать научные разработки. И, конечно, в реестре ПЭД много разных пунктов.

— Интересно, сколько бы набрал баллов Менделеев со своей Периодической таблицей элементов?

— Она же была опубликована, потом ее перепечатывали разные издания. Стало быть, много. А если бы он ее озвучил в устной беседе, то, увы, нисколько. Тот же Чарльз Дарвин за публикацию своей книги получил бы хороший ПЭД. Я понимаю, что этим решением «наступил на мозоли» некоторых сотрудников, привыкших получать большие деньги. А большинство работников и не знали, что кто-то получает огромные стимулирующие, да еще по 70 тысяч надбавки к зарплате. Согласитесь, это немало, и я не понимаю, за что именно! Моей фамилии в получении этих стимулирующих выплат нет и не будет. Потому что я получаю свой оклад из вышестоящей струк туры — ФИЦ «ЯНЦ СО РАН», и мне этого хватает. Мне ни к чему иметь «кошелек» в виде 35% и тем более работать еще на полставки, как делал предыдущий директор. И я прекрасно понимал, что будут «крики» и в мой адрес «польется грязь». Но я готов к тому, что будут прессовать и дальше. И надо сказать, что мне не впервой.

— Как это?

— В свое время, когда был восемь лет директором Института северного луговодства Академии наук Республики Саха (Якутия), один из бывших руководителей писал кляузы в ОБЭП, обвиняя меня в экономических преступлениях. Аж шесть раз меня вызывали в эту структуру.

— Ничего себе! И как оно было?!

— В первый раз было неприятно (вызывают же в ОБЭП), во второй раз — удивление, в третий раз — раздражение, а в четвертый раздражение уже испытывали сами сотрудники отдела борьбы с экономическими преступлениями, в пятый раз уже было удивление. Ведь им каждый раз приходилось закрывать дело с формулировкой «отсутствие преступления». А в шестой раз они уже вздохнули облегченно, сказав, что больше не будут принимать заявления от данного гражданина, это по закону так.

— Михаил Михайлович, простите за меркантильный вопрос, но сколько сейчас в среднем получает ученый у нас в республике?

— По Указу Президента РФ Владимира Путина по всей стране в научных организациях стремятся к тому, чтобы эта цифра была в два раза больше, чем среднерегиональная, но пока еще не достигли этой цели. Скажем, что примерно сейчас 115–120 тысяч рублей, но надо больше. Но это в среднем, то есть у кого-то меньше, у кого-то больше.

— Ну то есть из науки сейчас можно «не бежать в поисках лучшей доли»?

 — Нет, конечно, эти времена давно прошли. Но, конечно, каждый сам решает, где ему работать. В большинстве институтов ЯНЦ СО РАН вообще нет или совсем мало свободных вакансий. Хотя, конечно, в институтах происходят кадровые пертурбации. Ктото вырос до кандидата наук, до доктора, такие чаще остаются в науке, кто-то сам уходит в другие структуры с большей перспективой.

— Михаил Михайлович, вот для меня ученый — это в первую очередь энтузиаст, который с горящими глазами бьется над решением какой-нибудь задачи! Исследует, изучает, режет лабораторных мышей и т. п. А вы же стали исполняющим обязанности директора, управленцем, по сути…

— То есть остается ли у меня время заниматься чистой наукой? Конечно! Я не прекращаю своей научной работы. Время надо просто умело распределять. Только для этого мне не нужно резать никаких мышей, у меня другое направление. Как обычно, летом занимаюсь с коллегами сбором данных о растительности, а зимой обрабатываем их с помощью компьютера и других методов.

— Понятно. У нас есть целый Институт сельского хозяйства, есть Сельскохозяйственный университет, Академия наук. А само сельское хозяйство как-то не очень… Почему?

— На самом деле все не так плохо, как вы себе представляете. У нас много научных разработок, которые внедряются в производство. Просто условия для ведения сельского хозяйства у нас особенные, суровый климат, короткое лето, долгая зима и т. д. Поэтому многие отрасли дотационные, то же оленеводство. Но если его не дотировать, то оно исчезнет, а вместе с ним целые народности, для которых это направление — единственный источник доходов. Вместе с тем наше сельское хозяйство на 80% обеспечивает элитными семенами сельскохозяйственных растений, нашей мясной продукции довольно много. На Всероссийской сельскохозяйственной выставке «Золотая осень» в Москве продукция республики получила более ста золотых медалей. Разве не показатель качества сельского хозяйства в регионе? Если сравнить с другими регионами, где показатель обеспеченности элитными семенами 10–15%. Приведу всего лишь один пример, но он очень показательный. Наш местный картофель почти ничем не болеет, за короткое северное лето его не успевают поражать разные вирусы, он адаптирован к нашим условиям. А привозная продукция достаточно поражена ими. Поэтому там, где выращивали такой картофель, пять лет нельзя высаживать наши местные сорта, чтобы не было распространения болезней растений. Да, надо отметить вот еще что. В последнее время стала актуальной биологическая безопасность, и в этом направлении наш институт работает и будет работать. Это борьба с гельминтами, вирусами и прочими вредоносными для животных и человека микроорганизмами. Ключевой доклад об этом на заседании комитета Госдумы сделал наш великий ученый Никита Гаврильевич Соломонов, а также Михаил Петрович Неустроев — один из ведущих ученых института.

— Спасибо, Михаил Михайлович, успехов вам и до новых встреч!

СПРАВКА:

Черосов Михаил Михайлович родился в Якутске в 1964 году. С отличием окончил Ленинградский государственный университет. С 1989-го по 2000 год работал в Якутском госуниверситете на различных преподавательских должностях, учился в докторантуре Башкирского госуниверситета и параллельно работал заместителем директора по научной работе Октемского филиала Якутской государственной сельскохозяйственной академии.

В ноябре 2000 года был избран по конкурсу на должность директора Института северного луговодства Академии наук Республики Саха (Якутия). В 2008 году, после присоединения ИСЛ к ИБПК СО РАН, продолжил работу в институте в качестве ведущего научного сотрудника и далее до главного научного сотрудника. Михаил Черосов является ведущим специалистом в области фитоценологии антропогенной растительности Якутии, геоботаники Якутии, популяционной биологии и экологии растений, является одним из ведущих ученых РФ по рудеральной растительности.

Области научных интересов Михаила Черосова охватывают геоботанику, синтаксономию, биоразнообразие, сравнительную флористику, популяционную биологию и экологию растений, базы данных, геоинформационные технологии. Основное внимание в последние годы уделяет работе по научному направлению «Популяционная биология и экология растений», а также продолжает работать по геоботанике, сравнительной флористике, применению ГИС-технологий в картографировании растительности.

Член редколлегии научного журнала из списка ВАК РФ «Растительность России» (БИН РАН), член научных комитетов ряда всероссийских конференций. Председатель Совета научно-исследовательской работы студентов и молодых ученых ЯГУ (1994–2000 гг.), заместитель по научной работе декана биолого-географического факультета ЯГУ (1998–2000 гг.), секретарь Объединенного ученого совета по медико-биологическим и сельскохозяйственным наукам Академии наук РС(Я) (2001–2006 гг.), директор Института северного луговодства АН РС(Я) (2000–2008 гг.), научнотехнического совета Министерства сельского хозяйства РС(Я) (2002–2007 гг.), председатель Якутского отделения Русского ботанического общества, член оргкомитета Лаврентьевских чтений РС(Я), руководитель Якутского регионального координационного центра научно-социальной программы для молодежи и школьников «Шаг в будущее», лауреат Государственной премии РС(Я) в области науки и техники среди молодых ученых и специалистов (1995), лауреат Лаврентьевских чтений РС(Я), отличник образования и профобразования РС(Я), лауреат Национального фонда возрождения «Бар5арыы» при Президенте РС(Я).

 

Ирина ЕЛИСЕЕВА.

Популярное
Комментарии 0
avatar
Якутск Вечерний © 2023 Хостинг от uWeb