Главная » 2022 » Апрель » 12 » Виртуальный музей горожан. Часть 6

Виртуальный музей горожан. Часть 6

 

Наш виртуальный музей постепенно пополняется экспонатами. Наиболее интересные из них на регулярной основе публикуются на страницах «ЯВ» в данной рубрике. В прошлом номере благодаря представителям рода мы ознакомились с историей семьи дворян Бялыницких-Бируля, много сделавших для развития республики и в целом для нашей страны: как же, родной дед героини публикации участвовал в военной операции по присоединению Амура и Приморья в состав Российской империи в 1855 году. В сегодняшнем выпуске — традиционная подборка раритетов из домашних коллекций.

ВЕСЫ-КОРОМЫСЛО

Горожанин Сергей Михайлович Голубев был при жизни большим любителем собак. Многие жители квартала В помнят и сейчас, как он подолгу гулял со своим пуделем Тимохой, а потом, в последние годы, — со спасенной им из ППЖ дворнягой Тосей. Был он добрый малый, любитель побеседовать и с местными, и даже с любым прохожим. Мало кто знал притом, что он долгие годы был командиром воздушного судна Ту-154, летавшего по маршруту Якутск — Москва — Якутск. После выхода на пенсию какое-то время преподавал в местном летном училище.

Как-то давненько удалось пообщаться с ним по душам у его гаража, и он много всего рассказал из истории города, а также показал несколько любопытных предметов. Например, керосиновый светильник типа «летучая мышь» — надписи на немецком подтверждали его версию о том, что это трофей времён Великой Отечественной войны. Но в тот раз наше внимание привлекли железные весы. Это не обыкновенный безмен, а увесистые железные весы «коромыслом». Сохранился комплект, идущий вместе с ним, — две медные тарелки на подвесе из трех цепей с кольцом. При более детальном исследовании видны клейма. С одной стороны — клеймо приемки: царская корона, год изготовления — 1888, а также «НИЖ2». С другой — клеймо «№ 1 Николай Карачистовъ».

Давайте выяснять, что же обозначают эти клейма. Всё на самом деле элементарно, если знать. С годом и короной всё ясно. Что такое «НИЖ2»? Так обозначали село Павлово Нижегородской губернии, где и жили железных дел мастера Карачистовы. «№ 1» — это номер весов, в данном случае он обозначает, что это весы с максимальной загрузкой в 15 кг. Николай Алексеевич Карачистов был из славной династии изготовителей железных весов и трудился на этой ниве в 1882–1901 гг., что подтверждает год изготовления.

В тот день Сергей Михайлович поделился с нами, что эти весы — всё, что сохранилось от его бабушки. По национальности она была чистая китаянка, что было настоящей редкостью: в Сибирь и Дальний Восток из китайской провинции Шаньдун и предгорьев горы Чаньбайшань прибывали для заработков практически исключительно мужчины. Редко когда среди них оказывалась их землячка. Экскурс от Михалыча в историю появления китайцев в Якутске был очень занимательным. Сперва ходя (так называли в Сибири и Дальнем Востоке оседавших на местах китайцев) шли на Бодайбинские прииски, а в раннесоветское время — на Алдан, чтобы работать на наиболее, что называется, «хлебном», т. е. выгодном, производстве — добыче золота. Далее их путь шел в Якутск, где они работали землекопами, становились извозчиками и сапожниками, работали в различных артелях и цехах (например, пимокатном цехе — валенки валяли).

Еще до революции в Якутске были китайская дешевая столовая (на это место сейчас перенесен из Глухого переулка Дом-музей М. К. Аммосова) и корейская прачечная, где работали чосонджок (корейцы, жившие на северо-востоке Китая). Большая же часть ходя оказалась любителями огородов. Часть из них вместе с корейцами образовали колхоз «Красный огородник» в поселке Марха. Это там, где сейчас недалеко от конца мархинской улицы Ярославского начинается взлетно-посадочная полоса аэропорта. Другие поселились вдоль городского канала. От места, где сейчас памятник Семену Дежневу, Абакаяде Сючю и их сыну Любиму (до памятника там стоял двор горожан Воробьевых — их дом как раз был построен ходя в 1920–1930- е) на улице Кирова, и вдоль улиц Горького, Тургенева в сторону Сайсарского озера. Еще в середине 60-х можно было наблюдать там ходя. Но еще в 40-е китайцам и корейцам предложили переехать на окраины города. Так образовались китайские и корейские кварталы, которые до сих пор сохранились на памяти горожан-старожилов. Своего рода «резервации» для иностранных граждан, к тому же не имевших по большей части советских паспортов. Это корейская слобода на Чернышевского, напротив улицы Гастелло, дома которой до сих пор сохранились вдоль набережной. Это находящийся невдалеке китайский квартал на улице Матросова — семья старика Мын Чин Лин, семья Лю и другие.

Также обширный китайский квартал раскинулся в 1940–1980-е на Даркылахе — частично по Пристанской улице и вдоль озера Хомустах (озеро Колонское, оно же — озеро Подкова) в районе современного ГРЭС, т. е. улицы Первая и Вторая Даркылахская. В этом районе китайцы и чосонджок даже строили характерные для своей родины жилые дома — фанзы. Зимний дом бревенчатый с кановым отоплением. Летний дом с плетеными из ивы или тальника стенами, богато замазанными толстым слоем саманки (намцырской белой глины, шамотированной камнями, опилкой и соломой). Вполне понятно, что все районы локализации ходя были рядом с источником воды — озером, протокой, каналом. Все держали огороды с картофелем, капустой, огурцами, помидорами, редиской, морковью, табаком и дае (мак, используемый ими внутри своего сообщества в качестве лекарства). На картофельных и капустных полях ходя зачастую нанимали летомосенью школьников из околотка, платили зарплату, но и требовали строго: к пятой точке ремнем фиксировали низенькую табуретку — и вперед на поле пропалывать.

Были две точки реализации овощей и табачных листов — это Крытый рынок, в ту пору рынок Рабочего городка, а также Мясной рынок, позднее ставший известным как Зеленый (сейчас территория Градо-Якутской Преображенской церкви). Бабушка Сергея была с фамилией Фын и жила здесь недалеко от Мясного (Зеленого) рынка, продавала овощи. Каким-то образом ей достались эти весы-«коромысло» 1888- го года. Наверное, были куплены ею еще у одного из владельцев многочисленных лавок на Малом базаре (район «Кружала»). Ими она и пользовалась на протяжении всей своей жизни. Огород был у них небольшой. Какая-никакая, а прибыль была в семейный кошелек, да и деткам витамины в виде моркови и капусты, круглый год были обеспечены. Оказывается, эти весы, небольшой фрагмент истории Якутска, были переданы Сергеем в частную коллекцию. Неожиданно нам удалось достучаться до нового владельца и снова увидеть этот экспонат. И вспомнились все рассказы Сергея. А помните тот дикий случай чуть больше полудюжины лет назад, когда на первом в Якутске аукционе антиквариата в новом корпусе Строительного рынка были выставлены в качестве суперлота аналогичные железные весы? Два фаната старины так увлеклись лотом, что, по сути, за обыкновенную железку без никакой истории и паспортных данных один из них выложил 27 тысяч рублей. Удивления достойно сие курьезное событие.

ДЕНЕЖКА

Горожанка Анна Иванова тоже с детства держала дома собак. Если Сергей Михалыч любил гулять со своей собакой по дворам, то родители Анны научили выгуливать собак на Зеленом лугу. О, Зеленый луг. Он полон истории. Дорога, спускающаяся вниз, называлась лет уже под двести Капустинским взвозом. Этот спуск был в старину практически продолжением Правленской улицы (ныне ул. Петровского), выходившей сквозь магазин «Токко» (прежнее название — «Туймаада») и ныне заброшенное здание Якутского реального училища к Набережной (ул. Чернышевского). Эту улицу вправе называть самой древней городской улицей, поскольку она соединяла острог Петра Головина на берегу с Якутской крепостью Приклонского и Кровкова (район площади Дружбы народов).

Городской мещанин Михаил Капустин жил на Правленской улице. В 1850-х годах он занялся пригородным хозяйством, раскинул огороды на лугу. Взвозу его имя и дали. Далее тянется к протоке дорога на Кютердях, как ее раньше называли. В озерахстарицах справа от дороги водились водяные крысыкютэр, более мелкие, чем ондатры, завезенные из Америки в 1930-е годы. Левее испокон веков на высоком месте находилась заимка Гапали с домами, где обитали цыгане Атылевы и Базиленко. Если свернуть направо раньше, у «труб», и пойти в сторону изгиба протоки Стрелки, где горожане любили и любят купаться, то дорога поведет мимо чуть приподнятой местности, которую и в весенний паводок не всегда топит речной водой. Здесь была часть огородов того самого Капустина. Здесь любили 110 лет назад сходиться в кулачных побоищах учащиеся реального училища и духовной семинарии. Здесь же в довоенное время проходили практикумы по рытью окопов Якутской национальной военной школы, также приходили студенты военкафедры пединститута и ЯГУ — следы рытья окопов остались до сих пор. Говорят, что были здесь и захоронения неидентифицированных утопленников середины 1960-х, но это не точно.

Здесь на дороге в пыли однажды давно Анна нашла интересную монету времен императора Николая I — 1855 года. Номинал монеты — денежка. Со времен Петра I существовала монета полкопейки, денга, 1/2 копейки. С 1849 года этот номинал был назван денежкой. Аверс монеты представлен изображением вензеля императора Николая Первого с короной вверху и «римской цифрой императора» внутри основания буквы. Лицевая сторона имеет по центру надпись «денежка», в верхней части — императорская корона, внизу — год чеканки и буквы монетного двора. Интересно, кто обронил денежку — кулачные бойцы или сам Капустин?

Уважаемые читатели «ЯВ», поддержите нашу акцию «Виртуальный музей горожан», посвященную 100-летию ЯАССР. У многих из нас дома имеются вещи с историей, доставшиеся вам от ваших родных или знакомых. Присылайте нам их фотографии с описанием на наш электронный ящик: ya-vecherka@yandex.ru или приносите в редакцию. Давайте вместе создавать виртуальный музей!

 

"ЯВ".

Популярное
Комментарии 0
avatar
Якутск Вечерний © 2022 Хостинг от uWeb