Главная » 2022 » Май » 4 » Гора, покорись!

Гора, покорись!

 

 

«Если друг оказался вдруг и не друг, и не враг, а так…» — эти всем известные слова из песни Владимира Высоцкого — о людях, кто выбрал своим хобби или делом жизни скалолазание и альпинизм. Это очень молодой вид спорта для нашей республики. Чем и как живут местные альпинисты, мы попросили рассказать заместителя президента Федерации альпинизма и скалолазания Якутии Александра СПИРИДОНОВА.

— Мы существуем больше шести лет. Образованы в сентябре 2015 года. Развиваем на территории республики два вида спорта — скалолазание и альпинизм. Аккредитованы в Министерстве спорта республики. Занимаемся подготовкой юных и взрослых спортсменов по скалолазанию и альпинизму. — На каких площадках это происходит?

— Если мы говорим о скалолазании, то на скалодромах школ Якутска. В СОШ №№ 2, 19, 24, Мархинской СОШ № 2 и Международной арктической школе. Также есть площадки в селе Бердигестях в Горном улусе, в селе Тюнгюлю в Мегино-Кангаласском. Строится скалодром в Усть-Алданском улусе.

— Есть в черте города естественные полигоны?

— Естественные скалы есть в ста пятидесяти четырех километрах от Якутска вблизи села Еланка. Скальный полигон, где мы занимаемся в летнее время. Отрабатываем технику как по скалолазанию, так и по альпинизму. Кроме того, в последние три года мы начали ездить в Усть-Неру. Это ближайшие малые горы к нам, где можно заниматься альпинизмом — тренироваться самим, готовить новичков. И не просто альпинистов, а спортсменов. В зимний период предсезонная подготовка до пандемии осуществлялась либо на базе второй школы, либо на базе МЧС, либо на полигоне Еланка. В зависимости от времени года. Наши якутские горы считаются малыми. Самая высокая точка — 3003 метра — гора Победа.

— Сколько ребят в сборной, кто представляет республику? Это школьники или люди более старшего возраста?

— Поскольку мы образовались не так давно и большинство скалодромов построено во время пандемии, когда все было закрыто, говорить о какой-то массовости пока рано.

— Вообще, тренироваться идут охотно? Есть желающие?

— Да, много. Средний возраст молодых людей — от 25-ти до 30-ти лет. Детей принимаем пока с 12-ти лет. В следующем учебном году хотим попробовать детей младшего школьного возраста. Кроме того, в этом году готовится большой проект в честь празднования столетия ЯАССР. На сборах должно быть сто альпинистов, но, к сожалению, последние события подкорректировали наши планы, и сейчас, наверное, людей будет чуть меньше. Примерно семьдесят спортсменов вывезем в горы.

— В каком районе это будет происходить?

— Вблизи поселка УстьНера Оймяконского улуса в июне. Спортсмены будут съезжаться со всей республики. И не только альпинисты, но и горные туристы. Всех и объединим.

— Федерации выделяются какие-нибудь средства на проведение мероприятий, снаряжение, отправку спортсменов на соревнования?

— Пока со стороны Министерства спорта поддержка происходит в плане строительства скалолазных стенок. Пусть они и не имеют международных стандартов и не подходят под всероссийские соревнования, но, тем не менее, процесс идет. Думаю, это только начало. В первую очередь нам нужна помощь в виде большого и высокого скалодрома. У нас есть площадка в спортивном комплексе «Дохсун». Их руководство никогда не было против его строительства у себя. Но пока у правительства республики нет на это свободных денег. До инфляции мы рассчитывали, что возведение стенки обойдется на сумму от 14 до 20 миллионов рублей.

— Уже есть какие-то успехи?

— Пока ездим, смотрим, примериваемся. Сейчас наша сборная вернулась из Томска. Недавно участвовали в соревнованиях в Красноярске. У них исторически очень сильная база. Первая ДЮСШ по скалолазанию была образована именно там в 1970- е годы. И, вообще, как вид спорта в Красноярске скалолазание существует 150 лет. Лучший результат, который показали наши ребята, — 13-е место из сорока. Так что результат очень даже хороший. Среди детей на соревнованиях ДФО лучший результат — третье место. Медали уже есть. С 2016 года скалолазание — это олимпийский вид спорта. Но, пока у нас не появятся профессиональные объекты, речь о подготовке спортсменов серьезного уровня для участия в соревнованиях не идет. Поэтому пока развиваем детей до определенного возраста.

— Есть какая-то особая философия у скалолазов?

— Я когда-то разговаривал с женщиной — представителем команды из Японии. Она сказала, что у них в Японии есть философия бусидо — это борьба с самим собой. И эта философия хорошо укладывается в то, чем занимаются скалолазы. Как раз идет борьба со стеной, самосовершенствование. Если ты не можешь пройти какую-то трассу, то должен поработать над собой.

— Какие у нас самые ближайшие высоты для восхождения в пределах городского округа? Есть ли коммерческие туры для любителей полазить?

— Коммерческие туры стараемся не организовывать в силу того, что на это не хватает времени. Тем не менее раз в году до пандемии проводили фестиваль «Еланкафест». Это полуспортивное полукоммерческое событие.

— На что вы тогда федерацию содержите?

— Живем на членские взносы. Спонсоры помогают. Дважды нам оказывал помощь «Хозмаркет». Иногда и другие компании.

 — Оборудование дорогое? Сколько стоит комплект для скалолазания? Альпинизма? — У скалолазов скальники (обувь. — Прим. авт.) стоят 12 тысяч рублей. Раньше было порядка 5–6 тысяч рублей. Теперь дороже. Мешочек с магнезией — полторы тысячи рублей. Веревка динамическая — в районе 10– 15 тысяч рублей. Каска — от 4 тысяч. С таким снаряжением можно спокойно лазить по горам Крыма и т. д. У альпинистов все гораздо дороже, так как зависит от того, каким альпинизмом заниматься. В среднегорье и при высотном альпинизме снаряжение дорогое. Нужны палатка, спальник, теплая обувь, горная обувь, хорошие кошки, закладные элементы, ледобуры, ледорубы... Они так вообще могут стоить порядка ста тысяч рублей. Но это уже требуется профессионалам, которые занимаются спортом не первый год и потихоньку прикупают себе все снаряжение. Если у скалолаза бюджет порядка пятидесяти тысяч рублей, то альпинист потратит около трехсот-четырехсот тысяч рублей и выше.

— Что нужно для того, чтобы стать профессионалом, кроме снаряжения?

— Чтобы стать скалолазом, прежде всего нужно быть атлетически и психологически подготовленным. Есть такие трассы в природе, в Норвегии, например, которые прошли всего один, два человека в мире. В альпинизме немного по-другому. Там смысл в том, чтобы взойти на вершину, и не просто осуществить восхождение, а сделать это определенным способом, с препятствиями. К примеру, есть горы, куда можно приехать на машине, подняться по тропе. Но одна из стен этой горы может быть вертикальной, и это будет альпинистский маршрут. А тропа, по которой поднимаются все остальные, — это уже просто туризм.

— То есть у скалолаза нет цели забраться на вершину и его маршрут может завершаться посреди горы?

— Да. Альпинист же идет не просто на вершину, но и по определенному маршруту. В Киргизии есть гора Свободная Корея, или стена Ерыдаг в Дагестане. Это известные горы, где множество маршрутов самой высокой — пятой и шестой — категории сложности. На обе эти вершины идет до двадцати маршрутов самой высокой сложности.

— Вы их проходили?

— Нет, это пока только мечта. Надеюсь, что якутяне будут и восходителями на Эверест. И что у нас появятся свои собственные мастера спорта. Пока их нет. И чтобы юные спортсмены выступали на всероссийских соревнованиях, и мировых в том числе.

— Как вы сами пришли в этот спорт?

 — Как и многие другие, сначала пришел на скалодром. Это было в БГУЭП десять лет назад. Потом выехал в горы и шесть лет назад стал руководителем клуба.

— Вы сами альпинист или скалолаз?

— Скалолазы, наверное, люди более сухие. Мне ближе альпинизм.

— Какие вершины покорили?

— В 2016 году ходили на Победу в Момском улусе. Сделали тогда вторые в истории республики альпинистские сборы. Первые сборы проводили до нас в 1977 году — сборная СССР ходила. В 2014 году ездили с ребятами на семитысячник в Киргизии, гора Хан-Тенгри. Поднимались наверх.

— Какие трудности бывают при подъеме на вершину?

— Самое сложное — это собственное здоровье. Контроль над организмом. На высоте начинается кислородное голодание, и на этом фоне активизируются все процессы в организме. Необходима очень хорошая физическая подготовка, особенно сердечно-сосудистой системы, дыхательных путей. Главное, чтобы здоровье не подводило. Ты должен всегда понимать, что идешь не один, а в команде, и быть ответственным не только за свое здоровье, но и за окружающих. В случае если недостаточно подготовки, то команда может пострадать, не подняться на вершину. Спустить тебя или вернуться всем, не поднимаясь.

— Бывали такие случаи?

— К большому счастью, наша советская школа альпинизма в первую очередь учит командной работе.

— То есть не уверен — не поднимайся?

— Нет. Тому, что нужно помогать товарищу, и если он не может пойти, то спускаются все.

— Потом человеку, из-за которого не завершили маршрут, наверное, тяжко приходится?

— Это зависит от компании: если дружная, то никаких претензий не будет. В горах самое важное — люди, и это отдельный бонус, который можно неожиданно найти в горах. Помимо сложностей с природой, погодой, физиологией, есть еще такое понятие, как психология. Психология группы, товарищеские отношения — как по Высоцкому, и все это встречается в горах, выявляются моральные качества. Заставляют человека показать себя. Все здорово.

 — Как укрепить физическое здоровье, чтобы выдержать испытания?

— Любые тренировки: бег, лыжи, велосипед. Все, что укрепляет и развивает сердечно-сосудистую систему.

— Какие ощущения, когда начинается кислородное голодание?

— На высоте свыше трех километров в средней полосе в Киргизии, на Кавказе уже чувствуется, что начинается слабость. Усталость приходит быстрее, чем на равнине, утомляемость. Чем выше поднимаешься, тем больше ощущения. Помню свои предвершинные шаги. Это десять шагов, потом отдых порядка пяти минут, и снова десять шагов. То есть то, что я прошел бы, не задумываясь, на равнине, там дается с трудом. Причем местные ребята бегут, они акклиматизированы, адаптированы, а мы идем потихоньку. Со временем акклиматизация проходит, и становишься со всеми наравне.

— Есть какая-то своя примета у альпинистов?

— Если упала каска, всё, маршрут лучше отменить.

— То есть прям сворачиваетесь и возвращаетесь?

— Стараемся, чтобы каски не падали. Если ее несешь не на голове, а пристегнутой к снаряжению и она вдруг упала, то все. Поэтому нужно, чтобы всегда была привязана на шнурке. Остальные приметы, наверное, у каждого свои.

— Где получили самые яркие впечатления от восхождения?

— Самые позитивные приключения я испытал в Киргизии. Там самые хорошие горы. Тепло даже зимой, хороший лед, камень не крошится, как у нас.

— Какие у нас есть места, куда нельзя лазить?

— По Ленским столбам нельзя лазить однозначно. Старые, сыпятся, у них северная экспозиция, и они гнилые, нет сухих участков. В Еланке хоть и старые Столбы, но из-за южной экспозиции есть сухие участки на 15–20 метров. Нам этого хватает для тренировок.

— Какие горы у нас самые интересные?

— Все интересные. Их прелесть заключается прежде всего в их отдаленности, поэтому к нам приезжают гости из разных стран: Италии, Франции. Итальянцы хотели сделать восхождение зимой, но им не повезло с температурой, поэтому наша Победа так и осталась пока никем не покоренная в очень низкие температуры.

— Когда ближайшие сборы?

— В июне в поселке Усть-Нера. Собираемся, готовимся. До сих пор идет набор.

 

Виктория БУШУЕВА.

Популярное
Комментарии 0
avatar
Якутск Вечерний © 2022 Хостинг от uWeb