Главная » 2022 » Июль » 9 » Кэйээрин — проклятие через куклу

Кэйээрин — проклятие через куклу

 

 

В осенних выпусках рубрики мы рассказывали о методе проклятия при помощи установления перевернутого вверх корнями дерева, характерного как для якутов, тунгусов, так и для некоторых палеоазиатских народов. Сегодня расскажем о не сохранившемся, к счастью, в полном виде способе проклятия через деревянную куклу у старинных якутов.

КУЛАКОВСКИЙ И МУОТААН

Знаток древности и старины, носитель традиционной культуры и фольклора якутов, основатель и классик якутской художественной литературы Алексей Елисеевич Кулаковский описывал это как обряд, присущий северным якутам и перенятый ими у тунгусов и ламутов. Шаман делал деревянного идола, нарекал именем жертвы. Затем, троекратно выкрикивая “Кэйээрин!”, какимлибо видом оружия (копьем, пальмой) разбивал идола. Притом с разрушением идола скоропостижно и непонятно умирала и жертва...

По другим версиям, идола или куклу не просто нарекали именем жертвы, но вязали к этому предмету лоскут из одежды или волос и уничтожали не рубящим движением, а колющим воздействием копьем, пальмой, а чаще пешней или большим ножом-бадаайы. Либо стреляли стрелой из лука. Ведь название ритуала “кэйээрин” как бы содержит в своей основе корень “кэй”, что можно перевести с якутского как “бодать, колоть”.

По третьей версии, важнее всего было камланием черного шамана извлечь один из трех элементов человеческой души и подселить в деревянное изображение. Притом изображение это втыкали между ветвей ивы или жертвенного дерева — кэрэх мас и прокалывали посередине острым предметом. Изображение делали не из чурбачка или бревна, как обычно при установлении шаманских идолов-эмэгэт, а из старой рассохшейся доски, желательно от старого развалившегося арангаса (воздушного захоронения покойника — гроб стоит на помосте-лабазе). Такую доску и расколоть было легче тычком острия пешни. Но были и другие способы “кэйээрин”. Например, мой дед Муотаан, таежник, олонхосут и знаток старинных обычаев, поведал мне историю о том, как его деда Николая, который славился своим участием в призовых кулачных боях в Якутске, проводившихся у летней ярмарки на Малом базаре, устранили конкуренты при помощи обряда “кэйээрин”. Как-то Николай на своей дощатой лодке-веточке поплыл проверять сети. Но вдруг лодка перевернулась, и Николай, бывший хорошим пловцом, не вынырнул. По словам Муотаана, выходило, что недоброжелатели его деда наняли шамана (имя его произносить всуе не буду), и тот сделал миниатюрный макет лодки, а на нем закрепил деревянную куклу. Всё это крепко обмотал шнуром из шерсти коровы. Когда Николай поплыл на “ветке”, то шаман вошел в воду. Пустил макет лодки с седоком по волнам. Соединил мысленно обе лодки и перевернул макет. Это тоже был вариант ритуала “кэйээрин”. Об этом долго толковали старики, от которых дед и слышал. Также Муотаан рассказывал, что Кэйээрин — это зловредный дух тунгусского происхождения, который вызывает смертельные заболевания, когда человек весь иссушается и погибает.

НОСОВ

Художник и этнограф Михаил Носов описывает этот ритуал так: «Самая жесткая форма карательного мероприятия — “кэйээрин”. Знатоки якутских обычаев из людей конца XIX в. сообщали, что вплоть до последних десятилетий этого века бывали случаи, когда один из двух враждующих между собой крупных родоначальников и старейшин тайно нанимал сильного шамана за высокое вознаграждение к совершению акта уничтожения души своего врага, т. е. произвести “кэйээрин”.

В таких случаях шаман совершал свою мистерию вдали от населенного места в глухом лесу. Деревянное человекоподобное чучело, олицетворявшее человека, у которого надлежало умертвить душу, прокалывалось копьем и оставлялось под многоствольным деревом, изображавшим жертвенный “кэрэх” со стрелой “куочай”. Тут же убивалось жертвенное (животное), сердце и печень которого оставлялось на жертвенном дереве для съедения “абааhы”».

Далее М. М. Носов сообщает подробности схожего шаманского ритуала, когда жертву не убивают, а укрощают ее свирепый характер: «Укрощение нрава проводилось изъятием одного или двух элементов “кут”: “ийэ кут” и “буор кут”, составляющих физиологические части “кут”, потому и доступных поеданию шаманом, а “салгын кут”, составляющий элемент психического порядка, сохраняли, чтобы человек не лишился своих теней, связанных с тремя элементами “кут”, и полное уничтожение которых привело бы к неминуемой смерти укрощаемого объекта. Действия эти проводились “черным шаманом”, вхожим в мир “абааhы” — демоном, или “сиэмэх ойууном” — вредоносным шаманом. Акт извлечения элементов “кут”— души — из наказуемого субъекта производился тайно от него посредством особых шаманских таинств. Извлеченные элементы “кут” в их невещественном виде внедряются в какое-либо человекоподобное чучело, грубо стесанное из обрубка дерева, довольно крупного размера. Затем чучело уносится в глухой лес, устанавливается между раздвоенными стволами большого дерева — “тобулгах араҥас”. Тобулгахи различного размера — от 20–30 см до двух метров, в виде грубо стесанных человекоподобных чучел — часто встречались в центральных районах Якутии вплоть до 1920 г. Их можно было найти в глухих лесах, на перевалах между таежных речек или вблизи самых древних кладбищ, которые тоже находились в лесу.

В 1919 году нами было обнаружено на территории Алагарского наслега Чурапчинского района в м. Дуолу, вблизи древнего кладбища с могилами известных в народе, князцов Ботурусского улуса “Мочоот” и “Бичээх” Кюряковых, живших во второй половине XVIII в. в лесной чаще, весьма старое человекоподобное чучело, высотой до одного метра, слегка стесанное из круглого чурбана и вставленное в расщелину трехствольного дерева. На дереве не было каких-либо следов жертвенных навесов». Остается лишь пояснить, что “тобулгах” можно перевести с якутского как “то, что протыкают насквозь”.

ЭТИМОЛОГИЯ

Одни считают, что “кэйээрин” от “кэй” — “колоть“. Другие, что это непереводимое никак (так считал и А. Е. Кулаковский) имя зловредного духа, которого призывают и насылают на врага, как тех же гаитянских зомби. Вот только дух Кэйээрин невидим, а не в виде ходячего мертвеца (такие создания в якутском фольклоре есть, и мы о них рассказывали год назад — “дэриэт”, “дэриэтинньик”). Кэйээрин вредит невидимо, ориентируясь на повреждения, наносимые шаманом кукле. Ну а как же все-таки с происхождением этого слова? Лично я думаю, что это слово тунгусо-маньчжурского происхождения. Так, например, взять эвенкийский глагол “кэйэрэ”. Семантика слова “искривиться; сгорбиться; осунуться; измениться лицом; иметь болезненный вид”. Сам дух Кэйээрин тоже представляется шаманам высоким, черным и скособоченным. С этим духом современные шаманствующие стараются не пересекаться. Оплата за услуги духа может быть слишком высокой и аукнуться в обратном направлении.

В ДРУГИХ КУЛЬТУРАХ

Описанные методы вредоносной магии не были уникальными и присущими лишь для наших краев. Всё это очень напоминает ритуалы вуду, когда делают тряпичную или деревяннотряпичную куклу, которая называется «вольт». При помощи методов симпатической магии устанавливают связь «вольта» с конкретным человеком (вкладывают волосы, ногти, выделения жертвы) и втыкают выборочно в части куклы десятисантиметровые иглы. Якобы по народным представлениям жертва должна тотчас же заболеть или даже погибнуть. Такой сюжет использован в приключенческом фильме «Индиана Джонс и храм судьбы». Однако практики вуду и обеа (другой вид колдовства, распространенный у темнокожих жителей Карибских островов, каджунов и креолов Луизианы) считают, что разновидность такого проклятия доходит далеко не сразу. Проткнутую куклу должны прятать близ жилья жертвы.

У индейцев Мезоамерики и Южной Америки практиковалось нечто аналогичное. Так, юрист Хуан Поло де Ондегардо, описывавший в 1567 году обряды индейцев в Перу в своей «Инструкции по борьбе с церемониями и обрядами, применяемыми индейцами со времён их безбожия», замечает: «Чтобы наслать болезнь на того, кого они ненавидят, или чтобы тот [человек] умер, они несут его одежду и наряды и одевают в них какую-нибудь статую, которую делают от имени той особы, и проклинают её, оплёвывая и казня её как бы через повешение».

В Японии издавна существовал схожий обычай изготовления “вара нингё” — “соломенная кукла”. Из тростника вязали человекообразную фигуру. Нарекали его именем врага, в час Быка (с часу до трех ночи) втайне приходили на территорию синтоистского храма и гвоздем прибивали куклу к полу или столбу. Якобы таким образом можно было извести врага. Ритуал назывался «Усино токи маири», т. е. «визит в храм в час Быка». Как раз про этот ритуал пишут с недавних пор в недружественных для нашей страны СМИ. Мол, на высшее руководство РФ японские жрецы пытаются воздействовать таким образом.

ВОЗМОЖНО ЛИ ЭТО?

В старину — вне всяких сомнений. Старинный человек жил в традиционной культуре своего народа, где было место мифологическим понятиям, сверхъестественным существам, богам и демонам. Жрец или шаман был непререкаемым авторитетом. Его словам и действиям верили беспрекословно. Сказал колдун, что конкретный провинившийся перед родом человек умрет на рассвете, и тот действительно умирал. Не потому, что магия была сильнее или настоящее, а лишь потому, что жертва верила в магические силы, которых на самом-то деле и не было. Как-то повздорил я с потомственным колдуном. Прошло какое-то время. И вот он звонит по телефону: «Как дела?» — в ответ: «Нормец». Он далее: «Как здоровье драгоценное?» — Я: «Отлично все со здоровьем!» — заминка на том конце провода и растерянно: «Гм... А живот не беспокоит?». «Нет», — отвечаю. Колдун был парень вредный, но простой, и уже напрямую спрашивает: «А сейчас?» — я в ответ: «Еще лучше». Он: «Странно». Я: «А что случилось, К.?» — он смущенно: «Да нет. Просто... Я перезвоню». Уверяю, ничего не было и позже. Хотя и знал, что колдун К. как раз и практикует работу с куклами.

 

Владимир ПОПОВ. 

Иллюстрация Тимофея СТЕПАНОВА.

Популярное
Комментарии 0
avatar
Якутск Вечерний © 2022 Хостинг от uWeb