Главная » 2022 » Март » 28 » Александр Лобанов: "Мы соскучились по зрителю"

Александр Лобанов: "Мы соскучились по зрителю"

 

В минувшее воскресенье, 27 марта, весь мир отмечает День театра. Поэтому накануне мы встретились с директором ГАРДТ имени Пушкина Александром Лобановым. Договориться о встрече было довольно затруднительно, так как со временем у моего собеседника напряженно.

— Чем вы сейчас так заняты?

 — Съемками. Мы готовим видеоряд к празднованию 100-летия республики, торжественное открытие которого состоится в «Триумфе». В нем задействованы наши артисты.

 — Сколько человек у вас в штате?

— Более ста.

— А именно актеров?

— 44.

— Как вы стали артистом? Вы шли к этому с детства?

 — Я бы не сказал, что прямо шел. Да, занимался в театральной студии «Скворечник» при ДК имени Кулаковского. Им руководила Раиса Березовская, работавшая администратором в Русском театре. И мы с мамой часто ходили в театр, поэтому он был близок мне. Однако после школы я и не собирался в театральный. Вроде должен был поступить на медицинский факультет (мама была медиком и мечтала, что я стану врачом). Однако мне не понравилось, что там очень много зубрить надо. Пошел работать в ОБЭП.

— Ого!

— Да, и должен был поступить в Школу милиции.

— И?

— Как-то шел по проспекту и увидел объявление о наборе в школу-студию МХАТа при нашем театре. Прочитал, но не обратил особого внимания. Дома, просматривая газету «Социалистическая Якутия» (или уже «Якутия», не помню), снова наткнулся на это объявление. И потом, катаясь на скейте по проспекту, встретил Раису Михайловну, остановился поздороваться, разговорились, и вдруг она предложила: «Иди поступать в школу-студию!». И я пошел. Прошел все туры, меня зачислили, и так я стал актером.

— Да уж, знаки судьбы… А в самом МХАТе стажировки были?

— Конечно! Мы и дипломные спектакли там показывали, с нами сам Олег Палыч Табаков занимался. Уникальный актёр, мастер, учитель! Очень живое время тогда было, мы на учебной сцене репетировали, постоянно в движении, в работе, в творчестве, в бешеном ритме.

— В каком спектакле вы впервые вышли на сцену?

 — В нашем театре, в постановке «Карлика Носа», которую режиссировал Зафар Мирсалиев.

 — Это тот самый писатель Мир Зафар?

— Да, он. Гениальный человек, жаль, что так у него судьба сложилась… Потом в постановке «Бешеные деньги», режиссером которой был известный режиссер Владимир Голуб. В массовке, правда. Но тут вот в чем дело. После получения диплома школы-студии МХАТа я продолжил изучать сценическое движение, стажировался у Андрея Дрознина, автора учебников по этой дисциплине. Затем преподавал этот предмет в филиале школы-студии, во втором наборе. Поэтому и на сцену вышел позже после получения диплома. — И стали директором?

— Нет, это уже произошло в 2008-м году.

— Уже 14 лет… А когда вы были актером...

— Почему был? Я и сейчас играю, не так много, конечно, но все равно сцену не покидаю.

 — Подождите, Александр Александрович, как так можно?! Ведь актер — это натура творческая, а директорство совсем в другой сфере располагается, это же как, простите, завхоз с большими полномочиями.

— Вы имеете в виду, что актер — человек импульсивный, а директор таким быть не должен? Мне приходится совмещать эти две ипостаси, и, в принципе, получается.

 — Как составляется репертуарный план? Вы как-то влияете на выбор произведения?

 — Обязательно, я же еще и художественный руководитель нашего театра.

 — Да вы «диктатор»! Но все же обсуждаете с коллегами, что и когда ставить?

— Да, конечно, я умею слушать, в этом принимает участие и худсовет театра. Однако надо понимать, что мы являемся государственным театром, поэтому значимые события (к примеру, календарные даты, те же юбилейные) имеют значение для выбора репертуара. И понятно, что мы стараемся ставить спектакли на близкие якутянам темы. К примеру, «Созвездие Марии» Владимира Федорова — прекрасная постановка 2012 года. Ну вы знаете о судьбе экспедиции Беринга, о чете Прончищевых. Интересно, что идея витала в воздухе еще с начала 90-х годов, когда стали доступны архивные документы. В 90-е была создана радиопостановка. И наш тогда главный режиссер Валерий Келле-Пелле загорелся идеей поставить его в Русском театре. Но потом что-то не получилось. Затем в 2010 году Андрей Борисов вернулся к этой теме, и в 2012-м, к юбилею вхождения Якутии в состав России, состоялась премьера в Гостином дворе в Москве. Этой историей заинтересовалась компания «Карофильм», сняла фильм «Первые», который вышел в 2018 году. В этом году, в связи с 350-летием Петра Первого, мы хотим восстановить этот спектакль, работу начнем в апреле.

— Что значит «восстановить»? Вот идет спектакль, идет, потом — бац — и его снимают с репертуара. Почему?

— Вот вы носите одежду, носите, а потом она идет в утиль. Спектакли не могут идти вечно, театру всегда нужны новые постановки, тогда он живет и развивается. И когда мы его восстановим, хотелось бы съездить с ним на гастроли в Калугу, откуда родом Прончищевы.

— О гастролях вопрос: зачем они нужны? Это же расходы лишние: увезти труппу, реквизит и прочее, привезти обратно.

— Да, так считают обыватели. Но гастроли архиважны для театра. Это статус, узнавание, имя. Чем больше зрителей знают, что такое Русский театр из Якутска, тем выше статус. А еще фестивали, разные творческие театральные конкурсы, участие в которых чуть ли не обязательно для развития. Нельзя вариться только в собственном соку, это убьет театр. Еще раз вернусь к моменту: примут ли зрители других регионов наши аутентичные спектакли? К примеру, «Два берега одной Победы» Андрея Борисова. Это спектакль о мужестве, проявлявшемся в тяжелых северных условиях у советских и американских летчиков и летчиц, перегонявших из Аляски американские истребители и бомбардировщики; о невероятной отваге, огромной любви к своей родине, силе духа и многом другом. Это был настоящий боевой союз летчиков СССР и США: заокеанские истребители, добравшиеся до якутских аэродромов, затем летели под Москву и Сталинград, Орел и Курск сбивать «мессеры» и «фокке-вульфы». Спектакль «Два берега одной Победы» — это хроника любви, жизни и подвига. Когда вышел этот спектакль, мы ездили с ним на гастроли по городам России, и были некоторые сомнения: примет ли его зритель за пределами Якутии? Да, принял, и на ура. Конечно, это же история нашей страны, пронзительная и трагическая. В Сочи мы получили приз зрительских симпатий. Там после просмотра спектакля было зрительское голосование, стояли две стеклянные вазы («понравилось» — «не понравилось»), куда зрители бросали фишки-голоса. Так вот, первый был полон, во втором — ни одной. Это успех, который вдохновляет!

— Понятно, что пандемия и два с лишним года карантина сильно повлияли на работу вашего театра…

— Да уж! Это был тяжелый период, за время которого мы очень соскучились по зрителю. И, конечно, он по нам! Поэтому сейчас с большим воодушевлением мы работаем над новыми проектами. О восстановлении «Созвездия Марии» я уже сказал. В новом сезоне начинаем работу над спектаклем «Арап Петра Великого». Ждем в гости Приморский театр имени Горького с ответными гастролями, мы у них осенью прошлого года были. Надеемся, что и Амурская драма, театр из Благовещенска, приедет.

— Было время (еще задолго до пандемии!), когда к нам привозили разных известных артистов, специальное театрально-концертное агентство «Браво» занималось. Это было замечательно!

— Спасибо! «Браво» — это я и мои соратники.

— Да? Вот вы есть, а где «Браво»?

— Оно прекратило свою деятельность, когда я стал директором ГАРДТ. И надо отметить, что в те годы агентство могло работать на принципах самоокупаемости и даже получать прибыль. Сегодня же реалии таковы, что без дополнительной финансовой поддержки организовать гастроли очень сложно, в этом плане спасибо федеральной программе «Большие гастроли» и «Росконцерту». Мы и в дальнейшем будем продолжать работу в этом направлении, приглашать к себе и ездить за пределы республики.

— Что еще в планах театра?

 — Работаем над созданием малой сцены.

— Чем вас большая не устраивает?

— Понимаете, у нас в городе практически нет учебной сцены, где мы могли бы готовить молодые кадры, настоящих профессионалов для театра. Но и не забывать об имеющихся работниках, давать и им дополнительную возможность повышать квалификацию, совершенствоваться в профессии, творить и создавать что-то новое, экспериментировать.

— А зачем для этого отдельная сцена? Они не могут это делать в перерывах между спектаклями? Ночью, например…

— Ну, конечно, кто же их пустит ночью на сцену?! Есть, знаете ли, Закон об охране труда. Это во-первых. Во-вторых, основная сцена театра практически всегда занята: репетиции, прогоны спектаклей, подготовка декораций, света и так далее. Поэтому малая сцена нужна. Еще и потому, что на ней можно ставить спектакли, созданные специально для такого формата, для небольшого количества зрителей (до ста человек). Бывает такое решение, когда зритель является соучастником происходящего сценического действия, важно рассмотреть даже выражение лица актера, что, согласитесь, в большом зале с дальних рядов невозможно. Такие проекты тоже нужны! С Александром Лобановым можно говорить часами, он интереснейший собеседник! Но время диктует, что пора закругляться. Однако послушать патефон (настоящий, 1957 года выпуска) все же удалось. Звук живой и такой теплый! Александр Александрович с пиететом относится к старой технике (кассетным магнитофонам, радиоприемникам и т. д.), у него в кабинете целая коллекция, и, главное, все в рабочем состоянии.

 

Ирина ЕЛИСЕЕВА.

Популярное
Комментарии 0
avatar
Якутск Вечерний © 2022 Хостинг от uWeb