Главная » 2022 » Февраль » 28 » Последний выстрел Пушкина...

Последний выстрел Пушкина...

175 лет назад, 29 января (10 февраля) 1837 года после полученной на дуэли раны умер Александр Сергеевич Пушкин. Складывается впечатление, что за прошедшие годы тайн, связанных с той дуэлью, становится все больше. Мне довелось работать над двумя программами из цикла «Искатели», где речь шла о тех злополучных и в чем-то мистических событиях. Это позволило узнать мнение самых авторитетных исследователей темы. Но самое ценное то, что был проведен уникальный эксперимент. Дуэль Пушкина и Дантеса была реконструирована…

ПРЕДШЕСТВИЕ

Очень важно прийти к анализу самой дуэли только после того, как будут восстановлены реалии всей предшествовавшей дуэли ситуации. Сейчас другое время, и мы можем только попытаться оценить произошедшее не сегодняшними мерками причинно-следственных связей, а психологией того времени. Что можно вспомнить о главных участниках трагедии?

Александр Пушкин. Духовный лидер светского общества. Он делал жизнь элиты Петербурга нескучной, что очень ценилось. Политической опасности для власти не представлял. Более того, высоко ценился императором Николаем Первым как контролируемый центр кристаллизации либерального вольнодумства. Пушкин был искренен и азартен. С сегодняшних позиций можно сказать, что он принимал условия игры светской жизни. С позиции того времени правильнее было бы уточнить, что он просто так жил, играя. Для осознания нашего непонимания реалий светского существования начала 19 века можно сказать, что он был одновременно богат и беден.

У Александра Сергеевича были огромные долги, и при этом он позволял себе жизнь более чем нескромную. Пушкин бесконечно любил свою жену, что не мешало ему практически бесконечно увлекаться другими женщинами. Некоторые исследователи считают, что это было его навязчивой идеей. Очень любил своих детей, но не в тех проявлениях, как мы: с детьми нянчились специальные люди, а родитель мог их видеть нечасто.

Предстоящая дуэль была в захватывающей жизни поэта двадцать первым по счету вызовом. Сам он был инициатором пятнадцати дуэлей, из которых состоялись четыре (в остальных случаях стороны примирились). Шесть раз Пушкина вызывали на дуэль. Императору Николаю Первому смерть поэта была невыгодна. Жорж Дантес (Геккерн). Поручик кавалергардского полка. Откровенно неумный красавец. В сексуальном смысле (что очень важно для этой истории) его ориентацию определить непросто. Тогда гомосексуализм воспринимался как определенная причуда наряду с многими другими. Нравственного осуждения этому прилюдно никто не давал.

Несмотря на публичность гомосексуальности Дантеса, сослуживцы по кавалергардскому полку давали ему положительную характеристику и относились к поручику уважительно. Элементы нарциссизма у Дантеса были очевидны. Он был бесконечно влюблен в свою придворную роль «офицера-красавца-обольстителя». Его рациональная составляющая жизни проявлялась гораздо активнее, чем романтические порывы. Барон Геккерн, нидерландский посланник, чтобы легализовать их отношения, усыновил Дантеса (при том, что у того был жив отец). Геккерн не был пригласительным билетом в высоту будущей карьеры, но материальные дивиденды приносил.

Любил ли убийца Пушкина Екатерину Гончарову, свою будущую жену и сестру Натальи Гончаровой? Конечно, нет. Если кто-то скажет: «любил по-своему», — это лишь жалкое оправдание мужчины, который не в состоянии любить женщину по-настоящему. По единогласному мнению историков, с точки зрения дворянской этики Дантес вел себя во всей ситуации дуэли безукоризненно. И, скажем, об использовании какойто специальной защитной кольчуги от попадания крупнокалиберной пули не может идти и речи. Императору Жорж Дантес был мало интересен. Наталья Гончарова. Она была красавицей, чей внешний вид захватывал дух у всех, кто ее встречал. Но это был лишь первый миг. Наталья Гончарова была красавицей «холода», идеальным, но все же изваянием женского совершенства. Естественно, она тоже была участницей светской игры. Спровоцировало ли именно ее поведение этот страшный по своим последствиям конфликт? Отчасти да, в качестве вынужденного «ферзя» в светском развлечении. О последствиях она не думала. Она была красивой, но недумающей женщиной.

Если бы Наталья Гончарова была способна на самоанализ, то она была бы раздавлена пустотой своего внутреннего мира жены гения. В отношениях с Дантесом она вряд ли зашла дальше бального флирта, уже хотя бы потому, что не чувствовала в этом потребности — Гончарова и физиологически была холодна. Многочисленные и частые письма Пушкина жене — красноречивое свидетельство колоссального внутреннего желания поэта сделать из иконы женщину. О многом говорят ее фотографии в преклонном возрасте: она продолжает «красиво спать».

Император благоволил ей, но она не была главной в списке его фавориток. Наталья Гончарова не умела и так и не научилась любить по-настоящему. Луи де Геккерн. Нидерландский посланник. Несмотря на дипломатический род деятельности, это бесконечно простая фигура, которая, увы, сыграла чудовищно значительную роль в гибели великого поэта России. Что интересного можно выделить в биографии этого откровенно малоприятного человека? Его нетрадиционная сексуальная ориентация, наверное, главный мотив всех действий скучающего голландского аристократа, которого отправили в Россию если не в качестве ссылки, то уж точно не в качестве поощрения. Ни в карьере, ни в личной жизни перспектив не было.

В своей безумной старческой любви он не постеснялся официально усыновить своего любовника Жоржа Дантеса. В своем письме Пушкин называет барона «сводником,… подобным бесстыжей старухе». Складывается впечатление, что с подобной оценкой согласились бы многие его современники. С одной стороны, как участнику светской игры голландскому послу необходима была видимость активности, с другой, старческая влюбленность и ревность (Дантес во время светских раутов активно флиртовал с Натальей Гончаровой) делали из увядающего любовника огнедышащего зверя. Несчастный Пушкин недооценил характер дипломата. Для императора голландский посланник не представлял какого-то особого политического значения, но в ажиотаже развивающейся светской интриги не мог быть не интересен, но не более. Он не нравился Николаю Первому, но тот его терпел.

ДУЭЛЬ

Нам сегодня сложно и почти невозможно понять, чем для дворянского сословия была дуэль. Соседствуя с придворной игрой и будучи ее неотъемлемой частью, это тоже была своего рода игра. Но дуэль в первую очередь была игрою со смертью. В современном мироощущении любой нормальный человек, находящийся в своем уме, не позволит себе игру с судьбой. Но тогда правила развития карьеры, основ дворянского существования, просто возможности смотреть в глаза людям, равным тебе по установленному статусу, были иными.

Сегодняшняя мораль не выглядит черно-белой. Ее постулаты абсолютно декларируют непререкаемый приоритет сохранения жизни для всех, даже если речь идет о безжалостных преступниках. В 19 веке представитель элиты общества отличался от простолюдина не только определенным всевластием, но и ответственностью за свое поведение, ценою которой была жизнь. Угроза быть вызванным на дуэль, нависала над каждым дворянином в течение всего его существования на бренной земле. И это при том, что официально дуэли были не просто запрещены — ее непосредственным участникам, двум соперникам и двум секундантам грозила смертная казнь независимо от результатов дуэли.

Забегая вперед, необходимо отметить, что после дуэли военный суд по действующим законам времен Петра Первого приговорил Дантеса-Геккерна и Данзаса (секунданта Пушкина) к смертной казни. Любопытно, что согласно 139-му военному артикулу 1715 года, ссылка на который присутствует в материалах уголовного дела, погибший на дуэли также подлежал посмертной казни: «Все вызовы, драки и поединки чрез сие наижесточайше запрещаются… Кто против сего учинит, оный всеконечно, как вызыватель, так и кто выйдет, имеет быть казнен, а именно повешен, хотя из них кто будет ранен или умерщвлен, или хотя оба не ранены от того отойдут. И ежели случитца, что оба или один из них в таком поединке останетца, то их и по смерти за ноги повесить». В дальнейшем Николай Первый простил провинившихся.

Итак, роковой день настал. Дуэль на пистолетах между камер-юнкером Пушкиным и поручиком бароном Жоржем де Гекерном состоялась 27 января (8 февраля) 1837 года на окраине Санкт-Петербурга в районе Чёрной речки близ Комендантской дачи… Во всем, что предшествовало самой процедуре дуэли между Пушкиным и Дантесом, не было никакой романтической окраски. Над Петербургом висел хмурый холодный и, по обыкновению, короткий зимний день. Место для поединка нашли не сразу. И выглядело оно далеко не как рыцарское ристалище, где прощание с жизнью озарено всеобщим восторгом. Все участники этого действа никак не думали о смерти. Было зябко и неуютно. И всем без исключения хотелось, чтобы светская процедура дуэли побыстрее закончилась.

Секундантом Пушкина был его лицейский друг подполковник Данзас, секундантом Дантеса — сотрудник французского посольства д’Аршиак. Секунданты отметили крайние точки схождения. Между барьерами соперников было десять шагов. Это была средняя дистанция, которая тем не менее говорила о серьезности намерений. Для примера, совсем формальные поединки проходили на большем расстоянии между стрелками, а в случае откровенного желания смерти стрелялись и на шести, и на трех шагах, и даже «через платок», то есть практически вплотную. Пушкин и Дантес встали за пять шагов до своих барьеров и получили из рук секундантов пистолеты. Таким образом их разделяли двадцать шагов (17-18 метров). Оба сбросили шубы. Пушкин остался в белой рубашке, Дантес — в светлом кавалергардском мундире. За те немногие секунды до команды сходиться каждый мог окончательно определиться в своей тактике поединка. Сразу после сигнала, разрешающего начало дуэли, можно было выстрелить. В этом случае было безусловное преимущество первого: никакой случайности, только ты владеешь ситуацией. Но так, как правило, поступал только очень хороший стрелок. Ведь в этом варианте тактического решения производить выстрел приходилось практически с двойной дистанции. Второй крайний вариант предполагал серьезный риск быть пораженным — можно было идти к крайнему рубежу и в течение всего этого времени ожидать выстрела противника… Если он не попадет в тебя, то, встав у своего рубежа, можно без спешки прицелиться и выстрелить. Разумеется, можно было выбрать и нечто среднее, в зависимости от развития ситуации. При такой тактике, ее можно назвать «ожидающей», сигналом (чаще психологическим) было ощущение, что противник сейчас выстрелит и надо его опередить. Этот последний вариант тактики и был самым распространенным. И именно он приводил к частым промахам из-за неподготовленности выстрела. Так действовала большая часть дуэлянтов из числа новичков. Причина тому понятна — психологическая неготовность к ситуации, полную ответственность которой начинаешь понимать только в решающие секунды.

С точки зрения мастерства стрельбы подавляющее число дворян стрелять не умели, по крайней мере, достаточной практики в этом у них не было. В нашем случае, насколько хорошо стрелял Дантес, никаких сведений нет. Пушкин стрелял очень хорошо. Почему Александр Сергеевич не выстрелил первым? Это вопрос вопросов. Я уверен, что в эти мгновения общения с судьбой он не играл в фатализм. Это было благородное желание дать шанс «накрахмаленному мальчику» остаться в живых. Вполне возможно, что Пушкин вообще не собирался стрелять. Не надо забывать, что перед ним был жених сестры его жены. Так или иначе, но буквально через пару шагов Дантес выстрелил первым. Пуля попала Пушкину в живот. От такого ранения человек, как правило, складывается вперед. Так произошло и с Александром Сергеевичем. Левой рукой он прижал рану, осел и повалился на землю грудью. При этом правая рука с пистолетом уткнулась в снег. Какое-то время он не двигался, но было ясно, что Пушкин жив — он тяжело дышал. Через несколько секунд Александр Сергеевич приподнялся, опираясь на левую руку. То, что он тяжело ранен, было понятно всем: белый снег и белая рубашка обильно пропитались кровью.

По чудовищному количеству крови было понятно, что времени на какие-то действия у Пушкина осталось немного. Тяжелое ранение в живот — это в первую очередь болевой шок, бороться с которым человеку практически невозможно. Дантес замер на том месте, где выстрелил. При падении в ствол пистолета Пушкина попал снег. Раненый, продолжая тяжело и громко дышать, сделал жест, который можно было расценить, как просьбу секундантам осмотреть его пистолет. Это было жесточайшим нарушением правил дуэли. Но за Пушкиным оставалось право выстрела, а страшное ранение взывало к сочувствию, не оставляя ни малейшей возможности спорить. И вот здесь мистическое развитие событий стало роковым для Пушкина. Ствол пистолета очистили и перезарядили (в распространенной версии ошибочно считается, что ему дали другой пистолет). Но как представить себе эту ситуацию в конкретных действиях ее участников? Судя по всему, оба секунданта подбежали к истекающему кровью раненому. Наверняка Данзас попытался как-то поддержать друга, а пистолет перезаряжал секундант Дантеса д’Аршиак. Доподлинно известно, что д’Аршиак возражал перезарядке пистолета и сделал это только под давлением Данзаса. Наконец готовый к выстрелу пистолет оказался в руке Пушкина. Дантес повернулся к сопернику правым боком и поднял правую руку с пистолетом, прикрыв рукой грудь. Он действовал в абсолютном соответствии с установленными правилами проведения дуэли. Пушкин поднял руку и, не долго прицеливаясь, выстрелил. Здесь следует быть безупречно точным, ссылаясь на не оспариваемые никем показания двух очевидцев — секундантов. «Пуля, выпущенная из пистолета Пушкина, пройдя навылет, пробила мягкую часть предплечья правой руки Дантеса, попала в пуговицу его кавалергардского мундира и отрикошетила». Если бы пуля продолжила движение по своей траектории, то, вероятнее всего, поразила бы сердце Дантеса (Александр Сергеевич действительно показал себя как великолепный стрелок). Но этого не произошло. Те страшные мучения, что пережил Александр Сергеевич в течение последующих двух дней до своей смерти, не пожелать и врагу. Впоследствии В. И. Даль, хирург, который делал вскрытие тела Пушкина, отметил, что «раздробления подвздошной и в особенности крестцовой кости — неизлечимы». Причиной смерти стала сильная потеря крови и огнестрельный остеомиелит, осложненный газовой гангреной (иногда к этим причинам добавляется перитонит). А вот Дантес отделался легким ранением руки. Именно легким, причем более чем вероятно, что ранение вообще было касательным.

ЭКСПЕРТИЗА

Многочисленные слухи о том, что дуэль состоялась «не по-честному» возникли сразу. Но источники этих сомнений скорее связаны с аспектом психологическим: правда часто соседствует с жалостью. Замечательный поэт был убит, а соблазнитель его жены с довольно сомнительной репутацией остался жив.

Здесь очень важно еще раз отметить, что никто из числа серьезных исследователей не сомневается в том, что Наталья Гончарова была верна своему супругу. Поэтому состоявшуюся дуэль можно расценивать исключительно как дуэль чести и уж никак не месть. Но оставим лирику. Меня во всей этой истории (наверняка со мною будет солидарен любой человек, мало-мальски разбирающийся в стрельбе) смутила формулировка «пуля отрекошетила от пуговицы кавалергардского мундира». Надо сказать, что пуля дуэльного пистолета соответствует примерно 16- му калибру современного охотничьего оружия. Это достаточно массивный свинцовый шарик. В соответствии с физикой процесса, если такая пуля в результате выстрела встретит на своем пути пуговицу, то будь та пуговица хоть сверхбронированной, пуля «отодвинет» пуговицу или вместе с ней ворвется в человеческое тело с бесконечно разрушительными последствиями.

Исходя из описанной нелепицы по поводу рикошета, я решил во время съемок программы «Искатели» провести эксперимент. Ситуация дуэли между Пушкином и Дантесом была воспроизведена в специальной лаборатории МВД России на Петровке, 38 в Москве. На манекен был надет бронежилет со свинцовой пластиной на груди. Поверх бронежилета надели кавалергардский мундир. Кстати сказать, пуговица этого мундира оказалась сделанной из тонкой меди и даже по ее виду трудно было ожидать от нее серьезного противодействия тяжелой свинцовой пуле. Специалист-эксперт зарядил настоящий дуэльный пистолет, аналогичный пистолету Пушкина, «катаной» свинцовой пулей. При этом использовался дымный черный порох, именно такой, какой был в пистолете Александра Сергеевича. От выстрела, произведенного с дистанции 15 метров манекен впечатался в стенку и рухнул на пол. Не дожидаясь, когда рассеется дым, мы в нетерпении подошли к нему.

По удивительному стечению обстоятельств пуля попала в пуговицу мундира. Как и ожидалось, от этой пуговицы остался искореженный медный кусочек. Когда был снят мундир и из бронежилета извлекли стальную пластину, куда угодила пуля, то вердикт был очевиден и без его оглашения. Вмятина на пластине была таких размеров, что эксперт с уверенностью заявил: если бы на месте манекена был живой человек, то от перелома костей грудины в результате деформации пластины бронежилета он мог бы скончаться. В отношении дуэли вывод эксперта был не менее неожиданным. В случае если под мундиром Дантеса не было никакой специальной защиты (а это очевидно), то пуля Пушкина, после того как пробила навылет мягкие ткани правой руки Дантеса, нанесла бы ранение, несовместимое с жизнью: она разворотила бы ему грудную клетку. Вывод напрашивается только один. Вероятно, когда д’Аршиак перезаряжал пистолет Пушкина, очищая его ствол от снега, он значительно недосыпал пороха и выстрел оказался гораздо менее мощным, чем должен был. Кто знает, почему новая навеска пороха в пистолете была сделана недостаточной? Возможно, эта подмена была совершена в благородных целях, чтобы соблюсти этикет и при этом остановить кровопролитие? Это навеки останется тайной.

В качестве послесловия хочется напомнить дальнейшую судьбу главных фигурантов спровоцированной дуэли. Будучи вынужденным покинуть Россию, Дантес вместе с женой Екатериной Гончаровой и приемным отцом Луи де Геккерном отправился во Францию в свое родовое поместье, где жил его отец. Откровенно говоря, в истории, связанной с Пушкиным, меня охватывает брезгливость подробно касаться жизни этой более чем странной компании. Дантес дожил до глубокой старости, был членом французского Сената. В старости он утверждал, что если бы не та злосчастная дуэль, то ему не пришлось бы покинуть Россию и его судьба не сложилась бы так удачно.

 

Андрей И.

Популярное
Комментарии 0
avatar
Якутск Вечерний © 2022 Хостинг от uWeb