Главная » 2022 » Май » 3 » Виртуальный музей горожан - 8

Виртуальный музей горожан - 8

 

 

Наш музей пополняется всё новыми экспонатами. Предметы, связанные с историей самого Якутска и горожан, на регулярной основе публикуются на страницах «ЯВ» в нашей рубрике, на нашем сайте и телеграм-канале. В сегодняшнем выпуске революционная и военная тематика.

В АНТИКВАРНЕ

 Весна 2007 года. Прыг-скок через лужи, как всегда. Случайно увидел на улице Дежнева вывеску, сваренную из железной полосы, — «Антиквар». Внутри альков — маленькая каморка, заставленная старинными синего и рыжеватого цветов сундуками, обитыми крест-накрест жестяными полосами, полки с медными чайниками, призовыми кубками (вон тот явно серебряный и выглядит «не по-нашенски»). Спортивная рапира и гарда от сабли образца 1817 года, стеклянная бутылка-штоф сложной формы, армированная растительным узором и китайскими драконами из цветмета, латунный памятный железнодорожный костыль в честь постройки БАМа одной из бригад комсомольцев. Под стеклом прилавка российские монеты всех времен — от чешуек и пулов Бориса Годунова и до советских пятаков 1920-х (непривычно крупных). И только потом обратил внимание на содержателей заведения. Крупный мужчина Василий был владельцем, а тщедушный веселый Сергей — его компаньоном. Много любопытных и диковинных рассказов пришлось выслушать в этой каморке. Приходили люди, садились на сундуки и выкладывали истории о спрятанных их дедушками кладах, об уникальных предметах, сохранившихся от предков. Некоторые и приносили вещи на продажу. Возникал тогда у меня диссонанс: вроде бы с таким придыханием рассказывают о дедовских вещах и тут же продают, но, с другой стороны, если они не ценят того, чем владеют, то, может, оно и к лучшему, что продают. Экспонаты сохраннее будут. Тем более первую антикварню частенько посещали музейные работники и представители частных музеев — да-да, уже тогда были таковые, располагавшиеся порою в неожиданных местах, как, например, кабинет руководителя крупного коммерческого банка. То бишь экспонаты оказывались в более или менее безопасном месте, защищенном, хотя бы некоторое время, от выбрасывания в мусорный бак за ненадобностью. Хорошо было после рабочего дня заглянуть в антикварную лавку на полчаса. Как раз там собиралось несколько человек. И нет-нет да услышишь будоражащую воображение историю. Вот, например. Продавец Сергей увлекался пионерской темой. И даже прозвища давал постоянным посетителям: Пионер, Вожатый и т. д. Собирал всю пионерскую и советскую тематику — желательно довоенных и военных времен: награды, знаки, значки, зажимы для галстука и т. д. При этом в общении часто вспоминал истории из пионерской юности. Что находил, что обменивал, что терял. Но одну вещь он сохранил с той поры — с середины 70-х. Вот что он рассказывает.

 НА ПРОТОКЕ КАЛАНДАРИШВИЛИ

«Жил я с родителями и сестрой на Мерзлотке. Хороший райончик. Рядом лес, на озере и рыбалка была, зимние игры, санки, весной — лыжи, летом — лапта круговая и беговая. Эх, беззаботное детство и юность. И, конечно, каждое лето в пионерские лагеря отправляли меня. На одну смену. Общаешься с ровесниками. Маршировки. Конкурсы. Эстафеты. Игры. Походы. Было мне лет одиннадцать. Значит, год 1977-й верно. В лагере имени Н. Каландаришвили летовал — живописное место. Нас погрузили в округлый красный «пазик» и повезли по Покровскому тракту. Поля-поля. Заезд на гору. Вверх-вниз — кругом мелькает лес. Наконец, спуск. Орджоникидзевский район. Вдалеке Техтюр. Свернули у поста ГАИ (там теперь памятник орлу с коротковатыми крыльями — у орла ведь вон какие). Автобус остановился на изрытом ямами холме — следы археологических раскопок первобытных стоянок. Местность Куллаты. Спустились к воде. По специально брошенному широкому бревну прошли ручей, опираясь на шест с занозами. И вдоль подножия горок направились пешком в сторону Табаги. Была жара. Пот ручьями тек. Шли мы и шли долго. Прошли распадок. Вдали завиднелся огороженный металлической оградкой памятник. Бюст красного командира напомнил мне профиль капитана Немо из недавно прочитанных произведений Жюля Верна. Такой мужественный и свободолюбивый взгляд и гордая посадка головы. Мы были с вожатыми, и нас сопровождал гид. Он рассказал о жизни и деятельности Нестора Каландаришвили. О том, как устанавливал в Бурятии Советскую власть и спешил в Якутск весной 1922 года. Потом мы переместились к пади, и там гид продолжил свой рассказ о засаде белобандитов на отряд дедушки Каландаришвили. Потом мы организованно перекусили походную пищу. Кажись, бутерброды. И потом играли в красных следопытов, пытаясь отыскать следы того боя (на самом деле побоища, устроенного из засады). Интересовали следы от пуль на стволах деревьях, но таковых никто не заметил. Ну разве что зарубки какие-то были. Ребята, правда, подбирали бумажные и пластиковые гильзы от охотничьих ружей и торжественно бежали к вожатым и гиду, курящим в сторонке. Я же бродил между деревьями в поисках забытого и никем не найденного пулемета Льюиса или хоть чего-то, что осталось бы от него за шесть десятков лет. И вдруг споткнулся и упал. Разодрал коленки. Развернулся и подполз к тому месту, где зацепился обо что-то ногой. Из ковра толокнянковых листьев торчит что-то ржавое. Я раскачал и вытащил. Штык! От мосинки! (Трехлинейная винтовка системы Мосина образца 1891 года. — «ЯВ»). Я уже тогда разбирался в отечественном огнестрельном и холодном оружии — увлекался чтением литературы в библиотеках, опрашивал ветеранов. Вот и хомутик на штыке — значит, он дореволюционного выпуска! Воображение пустилось в пляс. Перед глазами замелькали кадры из советских фильмов о героике Гражданской войны, чекисты, басмачи... ну или белобандиты, махновцы. Благо никого рядом не было. Захотелось владеть этим штыком. Оставил его там же и вышел к товарищам. Как оказалось при общем сборе, среди современных гильз, найденных пионерами, все же затесались латунные гильзы от мосинки и берданок. На торце вокруг капсюля красовались надписи «Кайнокъ-17». Помню, годом ранее мы на классном часу встречались с участником Великой Октябрьской революции, Гражданской войны, эмиссаром Рижской ЧК и впоследствии ответственным партийным работником в нашей республике Арведом Вольдемаровичем Паулиным (годы жизни 1900–2000. — «ЯВ»). Запомнилось, что он считал трехлинеечные патроны «Кайнокъ-17» лучшими для «заправки» лент пулемета максима. Произносил он название «максим» с ударением на первом слоге, что меня тогда удивило. Но тут же стал повторять так же — участнику революции виднее. После смены в лагере было обычное лето у нас на Мерзлотке. Но к концу лета я не забыл съездить в Табагу якобы на рыбалку и сходил забрал «свой» штык. Уверен, что он свидетель засады на отряд Каландаришвили. И да. Один мой приятель, оказывается, подобрал там же и тихо сунул в карман кокарду в виде звезды. Вот она. Я ее выменял у него на какой-то значок. Не помню какой, но явно был классный, хотя и копеешный».

ЗАСАДА

Весной 1922 года в Якутске было введено военное положение, город оказался в осаде. В конце марта бои между отрядами красных и белых шли в Тулагино, Кильдямцах, на Маганском участке. На помощь в борьбе с белыми повстанцами в молодую советскую Якутию был отправлен отряд Нестора Каландаришвили. Отряд шел в четыре эшелона. Первым командовал Иван Строд. С ним же среди 163 бойцов был помощник Каландаришвили по политической части (замполит) Сергей ШирокихПолянский. Отряд прибыл 2 марта в Якутск. Последним эшелоном руководил сам дедушка Каландаришвили. С ним были штаб, хозчасть, лазарет и бойцы. В Покровском селении он толкал речь. Остановились и переночевали в Техтюре. Потом 6 марта, продвигаясь вдоль протоки в сторону Табаги, попали неожиданно в засаду белоповстанцев. Версий произошедшего сейчас существует много. Потому ограничимся лишь общими сведениями на основе разнородных свидетельств. В пять утра отряд вышел из Техтюрского селения. В восьми верстах от Табагинского селения красные попали в засаду. В некоторых источниках сообщается о 130 и даже 300 нападающих. Однако, по мнению участника засады Ф. Старостина (с его слов записал фольклорист А. Порядке), повстанцев было около 80 бойцов. Руководил ими белый офицер Николаев. Прибыли они загодя из-за реки и засели в засаду. Пропустили мимо дозор на двух подводах и встретили залпом основную часть отряда. Оружие у бойцов отряда Каландаришвили было в походном положении. Никто не успел оказать сопротивление. Когда все было покончено, офицер Николаев вопросил: «Ямщики есть? Встаем и подходим». Остальных раненых расстреляли. Известно, что остались живы женщины и затаился в снегу китаец, притворившись мертвым.

ШТЫК

Действительно, это штык старого дореволюционного образца. С хомутиком для крепления. В распоряжении редакции «ЯВ» есть два штыка с пружинным креплением — это уже после 1930 года выпущенные модернизированные штыки. Подобраны случайно читателем «ЯВ» у развилки на Хатассы. Известно, что там в 1930 годы проходили военные сборы ЯНВШ (Якутской национальной военной школы) и РКМ (Рабоче-крестьянской милиции). Плуг и молот Кокарда в виде пятиконечной звезды, найденная товарищем Сергея на протоке Каландаришвили в тот же день, очень интересная и редкая. Вместо привычного серпа и молота изображены плуг и молот. Этот символ разработал для символики Рабоче-крестьянской Красной Армии Лев Троцкий, который и был одним из ее создателей. Бойцы Красной Армии и носили в 1918–1924 гг. кокарды в виде пятиконечной звезды с плугом и молотом.

 

Владимир ПОПОВ.

Популярное
Комментарии 0
avatar
Якутск Вечерний © 2022 Хостинг от uWeb