Главная » 2022 » Октябрь » 15 » "Все идет по плану!"

"Все идет по плану!"

 

 

Четвертую неделю Россия живет в состоянии частичной мобилизации. Несмотря на то, что власти транслируют о ходе мобилизации и предпринимаемых мерах для помощи призывникам, вопросов больше, чем ответов. «Вечерке» наконец удалось встретиться с новым 42-летним военным комиссаром Якутска Евгением Крупенковым. И поверьте, это было нелегко.

***

В столичном военкомате столпотворение. Мужчины разных возрастов: и студенты, и те, кому за 40 лет. Все с бумажками. Приходится ждать в длинных очередях. На долю нового городского военкома выпало непростое время, и Евгений Сергеевич работает в режиме нон-стоп. Наш разговор постоянно прерывается на телефонные звонки. Крупенкову звонят и звонят то по стационарному, то по мобильному телефонам. «Мы работаем до двух часов ночи, приходится рассматривать большое количество документов, у людей очень много вопросов по мобилизации». Совсем недавно в кабинете военкома была установлена видеокамера, потому что доходит до ругани и шантажа. К примеру, недавно к нему на личный прием приходила женщина, выдвинув свое условие: «Если вы не отзовете моего мужа, я покончу с собой».

«ОКОЛО ТЫСЯЧИ»

— Евгений Сергеевич, некоторые регионы в России уже отчитались о завершении частичной мобилизации. А когда же она завершится у нас?

— Частичная мобилизация продолжается. Когда она будет завершена, затрудняюсь ответить.

— Сколько мужчин в Якутске вы уже мобилизовали?

 — Эту цифру я озвучить не могу. Но отвечу так, что около одной тысячи горожан мобилизуем.

— Объемы будут увеличиваться?

— Не могу сказать точно. Всё зависит от того, какой план нам выдадут. Мы работаем согласно нормам, которые предписаны.

— С начала введения частичной мобилизации в обиходе появилось новое выражение — «ошибочно мобилизованные». Сколько в Якутске официально признанных «ошибочно мобилизованных»?

— У меня эта цифра низкая, мы стараемся качественно работать. Около 15 человек.

— Всего?

— Да, мы стараемся качественно призывать. Напомню читателям «Якутска вечернего», что призываются мужчины от 18 до 50 лет, годные по состоянию здоровья «А» и «Б», отслужившие в рядах Российской армии и подходящие по военно-учетным специальностям. Есть еще другая категория — это добровольцы. Мы проверяем их документы, анализируем, но среди добровольцев часто встречаются те, чей возраст превышает допустимый.

— То есть в добровольцы тоже не всех берут?

— Нет. Мы изучаем личность добровольца. Если человек, допустим, не служил, то узнаём причину. Чаще всего это связано с отсрочками на военную службу. Потом они передаются в запас как неслужившие.

— Почему чаще всего происходят возвраты мобилизованных?

— В первую очередь возвраты призывников происходят по состоянию здоровья. Есть такие заболевания, которые невозможно выявить на медицинском осмотре. И еще это связано с тем, что граждане сами не приносят необходимые документы, связанные с состоянием их здоровья. На втором месте по возвратам — это категория граждан, связанных по семейным обстоятельствам. И опять же проблема: граждане вовремя не приносят полный пакет документов, например, свидетельство о браке, свидетельство о рождении детей, справку о составе семьи, об инвалидности детей. И только после того, как им вручают повестки, они начинают говорить, что им полагается отсрочка, но ведь документы не представлены.

— Евгений Сергеевич, отсрочка ведь полагается и тем, кто ухаживает за престарелым родителем.

— Здесь очень тонкая грань, потому что гражданин должен заниматься уходом. У нас есть такие случаи, к примеру, мама проживает в улусе, а гражданин находится в Якутске. И он мне приносит какую-то справку, что матери требуется уход. О каком уходе идет речь, если сын находится вдали от матери? Но если мы говорим именно об уходе за престарелым, немощным родителем, то в данном случае необходимо комиссионное рассмотрение с внесением протокола как со стороны трудовой инспекции, так и медицинской комиссии.

— Вы говорите, что призывники приходят без нужных документов, а ведь им попросту не хватает времени для сбора.

— От начала объявления частичной мобилизации уже прошел 21 день. Неужели за это время нельзя подготовить пакет документов?

— Так некоторые, наверное, и не думают, что их мобилизуют.

— Все категории призывников были озвучены. Все прекрасно владеют этой информацией, но нет, надо чего-то сидеть и ждать. Собирайте документы, представляйте в военкомат, не тяните до последнего. Это какая-то безответственность. Честно, не понимаю. В первую очередь у нас шли те, кто был предназначен в мобилизационные команды. Это та категория граждан, которая при объявлении мобилизации должна была прибыть в течение определенного времени в пункты сбора. Это всё написано в мобилизационном предписании. Но наши граждане не выполнили требования по мобилизации, и к нам прибыло небольшое количество людей.

МОЛОДЕЖЬ ДО 30 ЛЕТ НЕ ОСОЗНАЕТ ВСЮ СИТУАЦИЮ

— Почему первые ряды мобилизованных не проходили медкомиссию в Якутске? В чем была проблема?

— Скажу так, что медицинские работники не сразу поняли, что делать. Согласно ранним алгоритмам на сборных пунктах должны были находиться врач-терапевт и фельдшер, но позже мы получили инструкцию с уже четкими требованиями. На основании этой инструкции добавились врачи других специальностей. Врачи растерялись, подумали, что они должны работать как призывная комиссия, но в период мобилизации совершенно другие требования. Среди призывников ведь есть и возрастные мужчины.

— Как вы считаете, насколько наши мужчины подготовлены? Как физически, так и морально.

— Поколение, которое старше 35–40 лет, оно более ответственное. Их Родина позвала, они и пошли. Здесь, скорее всего, сыграло роль воспитание. А молодежь до 30 лет... Они не осознают всей серьезности ситуации, относятся безответственно.

«БРОНИРОВАННЫХ» ОЧЕНЬ МНОГО

— У вас есть данные, сколько предприятий Якутска забронировало своих работников?

— Это очень сложный вопрос, потому что большое количество организаций и предприятий Якутска попросту не знает, на какие документы опираться при составлении так называемой брони. Знания у кадровиков слабые.

 — Давайте напомним кадровикам.

— Имеется Постановление Межведомственной комиссии от 2015 года №№ 664 и 665. В документе за номером 665 есть перечень должностей, которые подходят под бронирование. Это в первую очередь в интересах организации — во время мобилизации сохранить как можно больше качественного трудового ресурса. Но мы столкнулись с тем, что наши предприятия попросту не знают, как бронировать своих работников. Списки формы № 8 готовятся абсолютно некачественно. И получилось так, что военный комиссариат занялся этим вопросом, который, по сути, должны выполнять отделы кадров предприятий и организаций. У меня работники перегружены из-за этого.

— Так и ранее мобилизации не было, и небо было чистым.

 — Но это не наша вина. В мирное время всё надо было сделать хорошо и в срок.

 — Сколько сегодня в Якутске мужчин под бронью?

— Очень много. Сейчас все торопятся быть забронированными: генеральные директора, их заместители, ведущие специалисты, инженеры, узкие специалисты.

 — На прошлой неделе прокуратура Якутии сообщила, что руководители 48 организаций и предприятий скрывают своих работников от частичной мобилизации.

— Эти факты имеются.

— Что значит укрывательство?

— Я предполагаю так, что это неправомерные уходы на больничный, неявка на работу, приказы об увольнении, перемещения по должности. К примеру, человек недавно был водителем, а стал инженером высокого уровня. Но это уже работа МВД и прокуратуры.

ОКОЛО 400 ПРИЗЫВНИКОВ

— Как-то в одном из последних номеров мы сообщали, что некоторым призывникам приходили повестки за подписью бывшего городского военкома Афанасия Захарова. Почему так произошло?

— Здесь никакого нарушения нет. Эти повестки пришли тем, у кого имелось мобилизационное предписание. Таких повесток было немного. Я знаю о нескольких случаях, остальные из категории «говорят».

— Осенний призыв отложен на месяц. Осенние призывники не будут направляться в военные действия на Украине?

— Я не могу прокомментировать этот вопрос.

— А сколько осенних призывников вы намерены набрать в Якутске?

— Около 400 человек.

— Евгений Сергеевич, как вы считаете, сегодня наша молодежь охотно идет в армию? Как по вашим ощущениям?

— Думаю, что сегодня наша молодежь совсем не готова. Не готова к физическим нагрузкам и по своим морально-деловым качествам. Молодежь привыкла сидеть дома с телефонами, за компьютерами. На улицу практически не выходят, им тяжело контактировать с людьми. А армия — это суровый мужской коллектив, и именно поэтому чаще всего молодежь боится быть призванной в армию. Они насмотрятся всякого негатива в интернете и боятся. У них создано отрицательное представление об армии.

«ШЛЕМЫ И БРОНЕЖИЛЕТЫ ПОКУПАТЬ НЕ НАДО»

— Как вы относитесь к тому, что сегодня мобилизованным направляются огромные грузы гуманитарной помощи? Это нужно?

— Министерство обороны РФ обеспечивает всем необходимым. Если проводятся какие-то дополнительные гуманитарные акции, я это приветствую.

— Некоторые родные покупают своим мобилизованным бронежилеты и шлемы. Обмундирование необходимо покупать?

— Это делать не обязательно, но и не возбраняется. Почему-то мобилизованные думают: вот я пришел в войсковую часть, и мне всё должны выдать. Каску, бронежилет, автомат с заряженным магазином. Но, во-первых, с мобилизованным нужно провести большую психологическую работу. Во-вторых, должна быть хорошая физическая подготовка. В-третьих, его должны погрузить в азы военного дела: изучение тактики, применение стрелкового оружия, рукопашный бой, изучение минно-взрывного дела, оказание первой медицинской помощи и т. д. Только после прохождения этих этапов военнослужащий направляется в зону военного конфликта. К нам приходил мужчина и говорил, что купил себе удобные ботинки с высоким голенищем и кроссовки. Если человеку удобно в этой обуви, то что в этом плохого? Вы замечали, когда по телевидению или в интернете показывают военнослужащих на передовой, то часто они бывают в кроссовках?

— Честно говоря, никогда не обращала внимания.

— Сегодня действительно большой ассортимент военной одежды, подходящей под разные сезоны. Если гражданин желает приобрести себе дополнительное обмундирование, то это его право.

— Нужно ли отправлять мобилизованным лекарства?

— Это личное дело каждого, но лишним точно не будет.

— Со дня объявления частичной мобилизации многие россияне, чаще всего это были мужчины призывного возраста, уехали в страны СНГ. Как вы к этому относитесь? Будете их ловить?

 — Ограничений на выезд нет. Если мужчина получил повестку и не прибыл, то это расценивается как административное правонарушение.

— А в лесу убежавших резервистов искать будете?

— Конечно, нет (смеется). У нас есть факты, что из города выезжали целыми автобусами.

— Среди населения бытует мнение, что на мобилизацию отправляют исключительно простой народ. Мол, не отправляют депутатов, министров. Уже даже появилось определение как «персональная отсрочка». Так ли это? — Мы призываем только на законных основаниях, а также играет роль бронирование. Как правило, руководители и бронируются.

— Сколько уже «двухсотых» в Якутске?

— Вы имеете в виду мобилизованных?

— Нет, со дня начала СВО.

— Эту цифру назвать не могу. — Вы совсем недавно заняли должность военного комиссара Якутска. А ранее где работали?

— Ранее я был военным комиссаром Оймяконского и Момского улусов. До этого назначения долгое время работал в военном комиссариате на разных должностях, также работал в системе УФСИН, дослужился до звания подполковника внутренней службы. В роду у меня военнослужащих нет, братья работают по линии МВД.

 — Боевой опыт у вас имеется?

— Нет. Мне уже приходилось слышать в свой адрес, мол, а сам чего не едешь? Если скажут, что надо ехать, без сомнения поеду.

 

Екатерина ЧЕМЕЗОВА.

Фото: Петр БАИШЕВ.

Популярное
Комментарии 0
avatar
Якутск Вечерний © 2023 Хостинг от uWeb