Главная » 2022 » Апрель » 8 » Эhээ Дьыл продает свой бренд

Эhээ Дьыл продает свой бренд

 

«ЯВ» давно дружит с якутским Дедом Морозом: маленький сухонький старичок Дьыл — повелитель года и Духа Холода в образе исполинского Быка пришел к нам из древних якутских легенд и, как принято их называть теперь, в лихие 90-е был претворен в жизнь профессором Гавриилом УГАРОВЫМ. И вроде бы не так давно мы писали, как отваливались рога у Быка, и инфоповода, чтобы вспоминать в апреле Деда Мороза, не предвиделось. Ан нет, придя по приглашению Гавриила Спиридоновича в гости, я узнаю, что повод есть: Эhээ Дьыл прощается с этим чудным образом…

ПИР

По широкому коридору, главными украшениями которого являются скульптуры и картины с изображениями эпохи Ренессанса, ко мне навстречу идет господин Угаров. Строгие серые брюки, классические туфли, модного сиреневого цвета сорочка с повязанным сверху шелковым шарфом.

— Профессор, да вы франт! — восхищаюсь я.

— Наконец дождался любимую внученьку! — широко улыбается в ответ. Зоя Дмитриевна, единственная и любимая супруга профессора, тоже уже нарядная, хлопочет у стола.

— Я же на пять минуточек, — пытаюсь отказаться от трапезы, — меня нельзя кормить, я худею!

— Я не отпущу вас, пока не отведаете мой фирменный стейк! — с таким контрольным сопротивление нахожу бесполезным.

Гавриил Спиридонович сам жарит стейки. Medium. А пока Зоя Дмитриевна по моей просьбе рассказывает историю их любви. Замечаю: друг к другу они обращаются исключительно на «вы». Объясняют: это дань уважения их совместно прожитым годам. В целом на столе несколько видов мяса — вареного, жареного, тушеного. Кушать нужно свое, местное, оно полезнее. С зеленью, овощами, соленьями собственного производства. Рядом вазы с фруктами — на десерт. Вокруг — канделябры с горящими свечами. А посередине стола — прекрасный сиреневый цветок. Пируем. Затем перемещаемся в кабинет профессора.

— Единственным направлением ренессансной мысли является гуманизм, — рассматриваю я картины. — А познание этих вещей совершенствует и украшает человека. Огромный шкаф с книгами — на всю стену. Рабочий стол — на полкомнаты. В одном углу — мягкий диванчик. В другом — большое кресло, венчают которое головы белых лошадей, искусно вырезанные из дерева. Эксклюзив. Его изготовил и подарил друг Эhээ Дьыла.

 — У меня такая новость, — говорит вдруг серьезно Гавриил Спиридонович, — я собираюсь продать свой бренд.

 — Эhээ Дьыла? — смотрю удивленно.

— До сей минуты мне не было грустно.

— А зачем грустить? — улыбается. — Я еще собираюсь пожить. Это обдуманное и верное решение, ведь мало создать бренд — он должен работать. И приносить доход.

— Но, если вы его продадите, он будет приносить доход не вам.

— От продажи интеллектуальной собственности я все же доход получу, компенсировав тем самым все усилия, на него затраченные. А вот новому хозяину этот бренд принесет весьма значительные доходы при условии, что им нужно будет заниматься вплотную, а не как я, только в свободное время и в качестве хобби. Видите ли, я вижу в нем огромный потенциал.

— А давайте с самого начала: как появился Эhээ Дьыл?

— Конец 20 века. Период перестройки. Мы все были возбуждены, каждый хотел внести свою лепту в развитие культуры. Я тоже пробовал перо. Благо творческих встреч проводилось много. После одной из таких встреч поэт Евгений Евтушенко сказал, что якутские дети, расплющившись личиками в окнах, наблюдают за чужой, по сути, елкой и за чужим же Дедом Морозом. Он об этом и в своем стихотворении «Алмазы и слезы» написал. Меня это задело: как же у нас нет своего Деда Мороза?

— При этом мы сами живем в самом холодном регионе, а Деда своего нет. Непорядок!

— А ведь он был! Я испытал настоящий инсайт, когда обнаружил в древних якутских легендах старика по имени Дьыл, повелевающего Духом Холода. Последний был изображен в виде исполинского животного, весьма фантастического вида, но саха называли его Быком. Дьыл приходил в самое тяжелое для народа время — зимой, конечно же. Сам старик холод не генерирует: холод испускают рога его Быка. Я был так воодушевлен, что написал книгу с названием «Эhээ Дьыл и его внучка Харчаана».

— Прототип внучки — Снегурочка?

— Я чадолюбивый, не сумел оставить старика одиноким, как Морозко или, например, Санта-Клауса. Жену Эhээ Дьыла зовут Кыhын Хотун (Зима), у них три дочери — Саасчаана (Весна), Сайыына (Лето) и Күhүүнэй (Осень), и каждая из них руководит своим сезоном.

— Он глава всего года.

— Верно. Эhээ переводится как «дед», а дьыл — «год». Его единственное богатство — Бык, рога которого и источают холод. Период, когда Эhээ Дьыл приходит к людям, называется «сезоном, когда скот содержится в хотонах», начинается 14 октября и заканчивается 22 мая. Моя книга увидела свет в 1999 году, а в новый век Якутия вошла со своим исконным героем, что было очень символично. Эhээ Дьыл материализовался: его роль играл очень талантливый артист, балетмейстер Алексей Павлов. Первая президентская елка, открывавшая очередную эру, прошла с его участием. Это было очень символично и радостно. В какой-то степени появление своего Деда явилось показателем возрождения самосознания и нового витка развития культуры народа. В мире сотни стран и тысячи национальностей, а Дедов Морозов всего-то 25, в том числе и у народа саха, чем, я думаю, можно гордиться. В 2002 году журнал «Yes!» опубликовал статью, где среди 25ти Дедов Морозов мира перечисляется и якутский Эhээ Дьыл.

— Все бы хорошо, если бы не прямой конкурент Деда — Чысхаан.

— Всю эту историю я списываю на законы дикого рынка, существовавшего в то время.

— Время, когда порядочность была обесценена?

— Время, когда кто-то быстрее реализовал идею.

— Благополучно, простите, спёртую у друзей.

— Мы отпустили. Можно не переживать.

— Но крови-то вам попили немало.

— Было дело. Чысхаан шагал под протекцией Министерства предпринимательства, возглавляемого в то время Анатолием Скрыбыкиным. Интеллигентного Павлова отовсюду прогоняли, из-за чего он сильно расстраивался. Тогда я сам надел костюм и стал проводить свои мероприятия.

— Можно было объединить усилия: пусть Чысхаан был бы поводырем Быка, а Эhээ Дьыл таки Дедом Морозом, что соответствует легендам.

— На такие условия не согласились бы владельцы костюма, не для того ведь идею спёрли (смеется). Противостояние ни к чему хорошему не привело бы, да мы и уживались вполне: я — Дед Мороз, он — повелитель холода.

 — Может, в том проблема и кроется: вы — конкретный персонаж, а Чысхаан — это костюм, в который можно одеть любого.

— В этом кроется удобство, учитывая наши расстояния, дороговизну трансферов, одному человеку попросту не разорваться на всю республику, так что есть дублирующие люди — двойники, как у великоустюжского Деда, которому нужно быть одновременно в нескольких городах страны. Деда Мороза несколько десятков человек играет. Кстати, сегодня у Чысхаана появилась постоянная прописка в Оймяконе, и конкретный исполнитель — Иннокентий Сивцев, с ним у нас хорошие отношения.

ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ САХА

— И каков же высоко оцениваемый вами потенциал Эhээ Дьыла?

— Это прекрасный бренд, хорошо знакомый якутянам, — родной и близкий персонаж, добрый волшебник, народохозяйственник, ведь он руководит всеми сезонами. Как известно, якутский Новый год — окончание сезона Эhээ Дьыла — по народному календарю празднуется 22 мая. С приходом тепла люди приезжали друг к другу в гости, что невозможно было осуществлять в лютые морозы без особой на то необходимости. В честь пробуждения природы проводили специальные обряды обновления.

— Тогда почему на звание якутского Нового года претендует июньский ысыах?

— Как заявила мне одна чиновница от культуры: «...своими познаниями вы пытаетесь умалить значение ысыаха». Отнюдь. Я лишь рассказывал, что первый праздник в году, который отмечали саха, был, скажем так, малый ысыах, и проводился он 22 мая. Не столь масштабно, как летний, так как с теплом появлялось очень много дел: переезд на сайылыки, весновка, подготовка в самому ответственному хозяйственному сезону, ведь недаром говорят, что летний день зиму кормит. Но семьи, собравшись в родовой сайылык со всех алаасов, отмечали этот день, и, между прочим, считалось, что раз каждый из них пережил очередную долгую и трудную зиму, значит, можно считать, что еще один год прожит. Звучит это так: «У меня на плечах растаял снег еще одного дьыла». Такой всеобщий день рождения. Как у славян осенью, а новолетие они праздновали 1 сентября, спрашивали, сколько они прожили лет, так у нас спрашивают, сколько мы прожили весен: «Хас саас?».

— А что же тогда ысыах?

— А это большой и главный религиозный праздник — встреча Верхних Айыы, которые в эти дни максимально приближаются к нам, а затем спускаются на Землю, и народ саха поклоняется им со всеми почестями и проведением всех принятых обрядов. Есть еще один нюанс: в советское время празднование религиозных праздников если не запрещалось напрямую, так уж точно не приветствовалось, а потому якутская интеллигенция подавала ысыах как встречу Нового года. Так теперь многие происхождение этих традиций и интерпретируют.

— Вы ведь с соратниками отмечаете якутский Новый год?

— Ежегодно! Многие возмущаются, когда 22 мая не выпадает выходной: а мы бы тоже хотели участвовать! Поэтому было принято решение, что будем праздновать в последнюю субботу мая. Ысыах же тоже не каждый год выпадает на выходные дни, и переносы дат вполне допустимы. В свете пандемии в последние два года мы не собирались, люди интересуются, когда же возобновим традицию. Нынче отметим день рождения саха!

— Почему местом празднования вы выбрали Покровский тракт?

— Так нас никто и не впустит на Үс Хатыҥ. Нам говорят, что это только для Ысыаха Туймаады. Покровский тракт — тоже прекрасное место. В первые годы давали рекламу, а потом перестали, так как огромное количество людей эта площадка принять не способна. Так что приезжают только те, кто знает, любит, интересуется, и поэтому степень дисциплинированности и самоорганизованности высока. Чисто народный праздник. Осенний ысыах, когда подводятся итоги летнего сезона и идет подготовка к суровой зиме, на что тоже нужно попросить благословения, мы проводили в «Орто Дойду». И когда к нам присоединялись хангаласские, тогда ярмарка проходила просто шикарно!

— Ваши традиции прошли испытание временем. К примеру, многим нравится талисман на исполнение желаний.

— Он действительно нравится якутянам. Первые годы в их выпуске мне очень помогал первый президент Якутии Михаил Николаев, которому образ Эhээ Дьыла пришелся по душе. Насчет талисмана Михаил Ефимович единодушен со мною во мнении, что ставить цели на наступающий год — отличная идея. В знак благодарности я вместо Эhээ Дьыла на этом талисмане поставил его портрет. Так или иначе, в Новый год все люди от мала до велика загадывают свои желания, а если они записаны, то уже есть четко определенные цели, и подсознательно человек начинает идти к их реализации.

— Тут бы я поспорила: в нас сильна вера в чудо. Записал, значит, исполнится — Дед Мороз выступил гарантом.

— В чудеса верить полезно. И мечтать полезно. И записывать цели — тоже полезно. У меня есть много отзывов с благодарностью за исполненные желания. Кроме шуток. Элемент удачи в этом деле я также не исключаю.

 — А к вам Фортуна часто была благосклонна?

— Я по натуре своей, так уж сложилось, трудоголик, и мне близка поговорка: на бога надейся, а сам не плошай.

Я ВСЕГО ЛИШЬ ДОБРЫЙ ВОЛШЕБНИК

— А сами вы три желания в талисман записываете?

— Непременно! Предваряя ваш вопрос, отвечу: они исполняются. Какие загадал нынче, не скажу, это я держу в секрете. Со временем талисман набирает все большую популярность и, кстати, отлично продается. Правда, и цену мы сознательно держим вполне символическую вот уже много лет подряд: нужно идти навстречу людям. К слову, в свое время мы выпускали журнал «Дети Якутии», где публиковали успехи ребят в прошедшем году. Небольшой взнос от родителей, желающих разместить достижения и награды своих детей в красивом глянце, покрывали расходы на печать. На мой взгляд, очень позитивный проект, поднимающий мотивацию к учебе, к творчеству, но, если честно, я перестал справляться, так как и основной работы, и общественной нагрузки хватало с лихвой. С детишками мы проводили весенний ысыах в трех наслегах Верхневилюйского улуса с целью просветительской работы — не просто рассказать, но и показать традиции предков, научить, да и повеселиться детишкам очень нравится. К тому же у них заканчивается учебный год, и впереди предстоят долгожданные каникулы. Под брендом Эhээ Дьыла частные предприниматели выпускали новогодние подарки, и их продажа имела успех у покупателей.

— Проценты от продаж получили?

— Совсем небольшие. В большинстве случаев я не получал прибыли, да и не гнался за ней, а работал, что называется, за идею. Я радуюсь тому, что вношу свой вклад в возрождение традиций наших предков, и воспринимаю эту работу как общественную и социальную нагрузку: мы ведь на самом деле много полезного делаем.

— Кого вы имеете в виду, когда говорите «мы»?

— В первую очередь мою верную супругу Зою Дмитриевну Угарову, без ее активной поддержки я ничуть бы не продвинулся. Все наши мероприятия осуществлялись благодаря помощи наших друзей, безвозмездной и бескорыстной, за что низкий им поклон. Конечно, если бы изначально Эhээ Дьыл был коммерческим проектом, то мы написали бы бизнес-план и планомерно претворяли в жизнь все идеи, которыми буквально фонтанировали, наняв для этого команду профессионалов. Но всерьез заняться этим проектом так и не решились. Мы люди старой закалки, а здесь нужна деловая хватка, в том числе чтобы привлечь инвестиции.

— А что же вы тогда продаете, что входит в предлагаемый вами пакет?

— Как люди творческие, мы максимум вложили в раскрутку этого бренда, а бренд, как это модно говорить, ментальная оболочка продукта. В Якутии он хорошо узнаваем, а это значит, под этим брендом можно выпускать любую продукцию — как продовольственную, так и непродовольственную. Это готовый товарный знак и в сфере туризма. Сейчас самое время развивать внутренний и въездной туризм, думаю, на это будут выделять средства в качестве поддержки предпринимателей. А представьте себе детское кафе, к примеру, «В гостях у Эhээ Дьыла», детский развлекательный центр — это же сказка! Один Бык чего стоит! Вот его бы фигуру возводить на площади в Новый год, я прямо представляю, сколько радости он принесет детишкам, да и как отдельный туристический объект привлекает внимание. А если Эhээ Дьылу построить свою резиденцию, она может стать туристическим центром, где можно на постоянной основе создавать событийный туризм, причем, в отличие от других Дедов, круглогодично. Он ведь Дед всего Года.

— И до сих пор этим Дедом были именно вы.

— Я понимаю, что вы хотите этим сказать. Новый владелец бренда может поступать, как ему угодно, — персонализировать ли Эhээ Дьыла или одевать в костюм играющих эту роль. Он довольно универсален, это готовая концепция любой бизнес-идеи. Понятно, что ни один из существующих Дедов Морозов не бессмертен, и рано или поздно трон и посох будут переданы другому.

— Разве трон не должен наследовать сын? Эhээ Дьыл — II. Затем внук Эhээ Дьыл — III. И так далее.

 — Каждый человек идет по своему пути. Я лучше них сам понимаю, что дети мои, если можно так выразиться, не заточены под предпринимательство, а без такой жилки и нечего начинать. Из внуков, может, и получились бы бизнесмены, но это что гадать на кофейной гуще. А пока подрастут, не хотелось бы, чтобы бренд тихо угасал — вместе со мной.

— Снова становится грустно.

— Разве я выгляжу угасающим?

— Ничуть!

— Видите ли, у меня планов еще громадье, незавершенных дел масса, а Эhээ Дьыл отнимает время, которого не очень-то богато и осталось: все же на плечах тает снег 82-й весны. Для Эhээ Дьыла нужен энергетический комок, знаете, такой из породы бизнесменов с горящими глазами! И мне еще хотелось бы приносить ему пользу, консультировать, если ему это будет необходимо. Любой бизнес-проект требует, прежде всего, энергии для его реализации. А я, как реалист, понимаю, что в силу возраста уже не могу принимать участие в спортивных состязаниях. Опять же как реалист понимаю, что немало энергии отдал воплощению этой моей сказки, и совсем взять и подарить не очень хочется, все же интеллектуальная собственность — это тоже труд и время, в них вложенные.

— Скажете что-нибудь о цене?

— Скажу лишь, что не собираюсь сказочно разбогатеть (смеется). Этим делом будет заниматься Зоя Дмитриевна, из меня делец-то никакой, хотя в переговорах готов принимать участие. Тут дело даже не в продажах, а в готовности человека мыслить масштабно, представлять Эhээ Дьыла как вечный образ, как вклад в якутскую культуру и сохранить его для потомков. — Умеете вы замахнуться на великое! Вероятнее всего, чиновники от культуры подозревали вас в попытках создания нового верования, а это серьезная заявка на лидерство, правда, в не признанной пока религии. — Создание новой религии невозможно в рамках одной жизни.

— Отчего же? Есть великолепные примеры сект, реализованных как бизнес-проекты в рамках одной жизни, назовем его гуру.

— На это я точно не замахивался. Я всего лишь добрый волшебник, украшающий жизнь красивыми сказками. Но, согласно легенде, Эhээ Дьыла посланником на Землю, где он устанавливает четыре сезона, действительно назначает Таҥара (Бог). Когдато люди жили беспечно: у них не было возраста, не было старости, и не было смерти. Все бы хорошо, но люди стали деградировать. Тогда Таҥара задумался и решил, что нужно отпускать им определенное количество времени. Для того, чтобы они начали ценить жизнь.

ЭhЭЭ ДЬЫЛ МОЖЕТ СТАТЬ БРЕНДОМ ЯКУТИИ

— Зоя Дмитриевна, а это принципиальная позиция — отдать бренд в хорошие частные руки?

— Совсем нет! Напротив, мы думаем, для нас было бы счастьем отдать бренд республике, если бы она заинтересовалась им. Во-первых, таким образом государство продемонстрирует готовность приобретать интеллектуальный труд его верноподданного, ведь Гавриил Спиридонович много трудился во благо своей родины, он настоящий якутский патриот и готов приложить еще немало усилий для продвижения креативного имиджа Якутии. — Спасибо, мои вопросы исчерпаны. Продиктуйте, пожалуйста, контактные телефоны. — 8-914-289-70-65 — Зоя Дмитриевна, 8-914-237-10-80 — Гавриил Спиридонович Угаров.

 

Яна НИКУЛИНА.

Популярное
Комментарии 0
avatar
Якутск Вечерний © 2022 Хостинг от uWeb