Главная » 2022 » Август » 2 » "Красный конь": "Ремонт - это весело!"

"Красный конь": "Ремонт - это весело!"

 

 

Мне открывают дверь в «Красный конь», и аж разуться хочется, но, вовремя осознав, что это всё-таки офис, вхожу в своих «конверсах». Интересная студия с необычным дизайном вовлекает сознание в тему целиком и полностью. Мне варят кофе, а на столе стоит огромное деревянное блюдо, доверху наполненное аккуратно нарезанными фруктами и спелыми ягодами. Всё окружающее настраивает на сибаритство и тёплую беседу, а общается «ЯВ» с двумя дизайнерами, а заодно и соучредителями студии «Красный конь» — Людмилой ПОПОВОЙ и Светланой БОЛЬШАКОВОЙ, хотя сначала планировался разговор с одной из них.

МЫ ВЫРОСЛИ НА СТРОЙКАХ

— Рассказывайте о себе, — велю я, приступая к свежесваренному кофе.

 — Родилась я в Якутске, — вступает Людмила, впрочем, к ней чаще обращен мой взор, так как Светлана занята счетами, а мешать работать, собственно, не моги. — Можно сказать, это произошло в городе по состоянию здоровья мамы, а выросла я в Намцах.

— Намские, между прочим, такие люди предприимчивые.

— Света тоже намская. Мы обе закончили одну гимназию, я, правда, годом младше была, но не суть. Во второй раз наши пути пересеклись в Институте современного искусства, куда я поступила, уже получив до этого специальность педагога-психолога.

— Первое образование почти всегда, что называется, для родителей, — присоединяется Светлана. — Так, я училась на экономиста в Томске, потому что мама с папой были убеждены, что деньги можно заработать, если речь идет о приличных деньгах, лишь в банковской сфере.

 — И вы пришли в банковскую сферу?

— Я много куда резюме подавала, а в итоге пришла помощником кассира на «Манньыаттаахе». А через год мне позвонили из Министерства финансов с приглашением на работу, но я уже место управляющей заняла, и мне дали открыть кафе прямо с нуля. Любой опыт работы в жизни пригождается, я ни о чем нисколько не жалею.

— Как вам понравилось в Институте современного искусства?

— Наш педагогический состав был очень сильным. Рисовали, как правило, ночами. Моему сыну тогда был годик, и он буквально вырос на выкрасках, — улыбается Светлана. — Заданий давали очень много, никаких поблажек, но главное — было огромное желание учиться.

— Иногда посмотрят на выкрасы и попросту выкидывают: переделывай! А ты всю ночь старался. Так как это было наше второе высшее, то мы учились на вечернем отделении, а заодно уже и работали, — добавляет Людмила. — Брали заказы на дизайн небольших магазинов, оформление офисов, например, к открытию или празднику, и так далее. За небольшие, конечно, деньги, ведь это для приобретения опыта поначалу делается.

— И делается, как правило, неплохо, потому что новички более ответственно к делу подходят, переживают искренне и очень хотят понравиться.

— Жалоб от наших клиентов мы не слышали. Новичкам, видимо, дается какая-то фора, скажем так, зеленый свет.

— А еще у друзей опыт нарабатывается: сделаем ремонт знакомым — они, если что, не обидятся.

 — Так и было. Мы были на фрилансе. Постепенно нас стали советовать друзья друзей, ну тоже схема понятна, да?

— Ага. Сарафанное радио.

— И пошло-поехало. А в 2014 году мы со Светой открыли студию «Красный конь».

— А мне интересно, почему вы выбрали этот всегда нелегкий, если это свободное плавание, путь тогда, когда уже имели по высшему образованию и вполне могли строить карьеры в качестве наемных работников?

— Так у обеих родители — строители, — вставляет Светлана. — Это многое объясняет. — Мы буквально выросли на стройке. Я, например, каждое лето работала маляром. В Намцах почти все каменные здания, какие есть, строил и мой папа-каменщик в том числе, — делится Людмила. — У него было свое маленькие предприятие, и за работу он платил мне зарплату. Так что со стройкой у меня связаны детские теплые воспоминания, и запах краски до сих пор ассоциируется с отцом.

— А у меня такая ассоциация с ПВХ-клеем, — смеется Светлана. — Я родилась в Санкт-Петербурге, соответственно, моими стройками были питерские. В те времена, когда стали появляться новые современные материалы, родители переделывали советские кухни и коммуналки, что имело определенный спрос. В какой-то момент решили переехать в Якутию, где вся моя сознательная жизнь и становление и происходят.

— Еще будучи школьниками, мы со Светой были поклонниками передачи «Квартирный вопрос» — тогда дизайн интерьеров совсем не был у нас развит. Можно сказать, эта передача и привела нас обеих в институт, когда стало понятно, что это наше. Я ведь по первой специальности успела поработать в реабилитационном центре «Солнышко», и это была работа с трудными семьями. Постоянно ходили в рейды, выявляли такие семьи. Найдешь работу больному алкоголизмом, пытаясь вернуть его в стройные ряды социума, а в итоге вновь получаешь тех же брошенных детей — конца-края не было этой работе, оплачивалась которая попросту плачевно. Кроме того, мне хотелось чего-то другого. Чего именно, я поняла, когда впервые сделала в своей квартире ремонт — со своими планировкой, эскизами, в том числе мебели и аксессуаров по индивидуальному заказу.

— Всё должно быть красиво. Или больше функционально?

— Эти вещи нужно совместить. Этому мы учились не только в институте, но и друг у друга. У нас сбилась теплая компания единомышленников, и мы участвовали в различных проектах, посещали выставки, занимались различным творчеством: аппликация, квиллинг, скрапбукинг — и еще многие интересные направления осваивали, словом, росли, в особенности в сфере дизайна интерьера. Постепенно появились первые заказчики, в том числе и крупные, с которыми мы работаем до сих пор.

— Например?

 — Например, сеть салонов «Золотник» — с той поры, когда они решили сменить фирменный синий цвет и стали открывать новые филиалы не только в Якутске.

— Вот вы принесли эскиз, а его попросту выкидывают: переделывайте! Как вы к этому относились?

— Бывают люди, которые боятся взять ответственность за решение на себя, прислушиваясь к мнению родственников, друзей, знакомых, которые бесконечно советуют то или иное. Рабочие моменты, — говорит Светлана, — и, к счастью, решаемые.

— Практика показывает, — а это Людмила, — что первый эскиз, как правило, и идет в работу, как бы потом его ни переделывали. Новый клиент и новый заказ всегда воодушевляют так, что стараешься сделать «вау!». Проблемы возникают в том случае, когда клиент не знает, чего он в итоге хочет, и исходит из позиции «вы же дизайнер, сделайте мне красиво!». Благо, такое нечасто случается, потому что мы сначала знакомимся с тем, какие предметы человек любит, учитываем все его вкусы и предпочтения, к примеру, в текстуре материалов, прямо даем их потрогать руками, в цветах, сложившийся в течение жизни опыт, может быть, какие-то теплые воспоминания или то, что он видел в путешествиях и что запало в душу. Для этого мы просим его поискать похожие картинки в интернете. Некоторые дизайнеры используют moodboard, или доски настроения — что-то вроде коллажа из изображений, текста и образцов объектов в композиции, — которая в итоге дает возможность наглядно представить себе концепцию целиком. Для этого примерно неделю человек фотографирует всё, что ему нравится.

КОНЬ ЛЮДМИЛА. КОНЬ СВЕТЛАНА

— Почему «Красный конь»?

— Над названием думали целый месяц. Перебрали массу вариантов. Мы родились в год Лошади, но в то время случилась трагедия с «Хромой лошадью», поэтому остановились на коне. Но на каком?

— Кузьма Петров-Водкин стал известен благодаря картине «Купание красного коня».

— И его творчество, стремившееся к созданию новой живописно-философской картины мира, для которой он разрабатывал собственную теорию пластической формы, нам тоже импонировало. Но не только это символизирует название «Красный конь».

— Конь мог быть в красном пальто. И в целом животное сильное, грациозное, красивое.

— Мы всё перебирали, смеялись, как кони. Бывало, когда заказчики сразу не запоминали наших имен, они обозначали нас как «кони пришли» или по телефону: «Подожди, я занят, с конем разговариваю. С красным». А потом: «Ой, извините!» — но при этом позитив уже настраивает на дружеский рабочий лад. В общем, мы считаем, что название нам удалось. В день, когда мы наконец его утвердили, пошли по приглашению на выставку нашего преподавателя, графика-дизайнера Сарданы Ивановой. Идем в Комдрагмет, а в «Кружало» заносят огромный отрез ткани ярко-красного цвета, и он на ветру развевается. Даже залюбовались, настолько это выглядело символично. Приходим на выставку, а на картинах кони-кони кони, почти на каждой из них. Вечером новости слушаем, а там: «Сегодня старорусский праздник — купальница, когда впервые коней вели купать в водоемы, чтобы они набрались сил на весь год».

— Как вы своего коня продвигали?

— На «купонах.ykt». Правда, сто раз потом пожалели, что залезли туда.

— Да, хитрая была система, при которой ykt имел больше, чем вы.

— Именно так, — хохочем. — В чем смысл дизайнерской работы?

— Дом — это машина для жития: если вы отдаете сто тысяч за квадратный метр, то каждый метр должен работать. Дизайнер сделает так, чтобы площадь отрабатывала на все сто процентов.

— Особенно когда в ходу маленькие квартирки эконом-класса.

— Тогда должен работать каждый сантиметр. С пользой для хозяина. А если семья из четырех человек и у каждого из них свои потребности, которые нужно учесть, дизайнер может выступать спасением. И необходимостью, когда предстоит перепланировка.

СЕРЕНЬКИЙ — ЭТО НОВЫЙ БЕЖЕВЕНЬКИЙ

— Среднестатистический обыватель считает, что услуги дизайнеров завышены и обойтись из них — дело чести.

— И он прав. Он имеет право так думать. К нам он не придет, и спасибо ему за это.

— Потому что…

— …потому что этот человек всё равно не оценит усилий дизайнеров. К нам обращается клиент, который понимает, каким он хочет видеть результат, понимает нужность подсчетов, какие материалы ему нужно приобрести и сколько, и куча других нюансов, которые нужно учесть.

— На ваш взгляд, какие ошибки распространены среди взявшихся за ремонт самостоятельно?

— Всё что угодно, начиная от некачественной заливки пола до нежелания выравнивать стены. Среднестатистическая бригада, которую вы на такие работы по объявлению наймете, будет выглядеть семьей из Средней Азии, до этого ремонт никогда не делавшей. Наляпают, как получилось, а позже всё просто отвалится.

— Часто после закупки материалов бывает так: вроде всё красивое купили — двери, обои, ламинат. И вот всё это установлено, наклеено, и ни черта между собой не сочетается — ни по тону, ни по цвету, ни по стилю. А ведь в магазине всё казалось логичным. С краской вообще беда: чаще люди не видят итоговый цвет, который может кардинально отличаться в изначальном своем виде. Брали вроде беж, выкрасили, а все розовое. Вырви глаз! В маленькой, к примеру, комнате.

 — Беж — это вообще отдельная песня!

— Было время, когда все хотели что-то бежевенькое.

— А теперь?

— А теперь все хотят серенькое.

— Печальненькое.

— Да нет. Просто серенький — это новый бежевенький.

— То есть креативить народ не любит?

 — Ну, креативить — это несколько другое. И да, на эксперименты народ не падок. На самом деле, серый нам нравится: у него миллионы оттенков! И холодный, и тепленький, очень многогранный. Цвет бетона, цвет камня, и, кстати, намного лучше, чем беж.

— А что не так с бежем?

 — Он тоже разный. Но, когда заходишь в бежевую квартиру, как в масло сливочное, начинаешь задыхаться. Он чересчур теплый, нет воздуха.

— Должно быть безошибочным вариантом закрасить всё в белый.

— Белый — это отсутствие цвета.

— ?

 — Это просто тон. Закрашивайте, а уже на нем можно создавать всё, что захочется.

— Японский стиль сегодня в тренде. Шкаф, циновка — и хватит. Минимализм.

— А еще джапанди — это гибрид японского минимализма и скандинавского стиля, палитра которого — светлое натуральное дерево в паре с ровными белыми поверхностями, очень гармоничный дуэт. Идея не нова, но всегда выглядит выгодно свежо.

— А когда ни на какой стиль не претендуешь, то можно назвать смесь всего эклектикой?

 — В свое время я совершенно не воспринимала классику. Но, когда много работаешь и сталкиваешься с массой стилей, понимаешь, что тебе это начинает нравиться. Эклектичные интерьеры, как правило, индивидуальны и художественны, но элементы пространства, желательно на нейтральном фоне, должны быть идейно связаны между собой, а для этого нужно приложить как усилия, так и фантазию. Комбинация различных стилей — традиционный классический, этнический, современный, ретро, средиземноморский, винтаж — позволяет добиться потрясающих результатов. Эклектику часто критикуют за отсутствие последовательности, зато так вы самостоятельно преодолеваете стилистический застой, а еще можете легко и интересно его обновлять.

— У меня есть знакомые, которые делают ремонт каждый год. Молодые — сил и денег много.

— Они просто ищут себя, — шепчет Светлана. — Один человек купил квартиру и решил ничего в ней не менять. Через год после приобретения он пригласил нас со словами: «Не могу больше в этом жить». А это всё было, знаете, лепнина, золото вперемежку с неоклассицизмом.

— В народе его называют армянским стилем, — тоже шепотом. — Да-да. Так вот, не свыкаются люди со стилем, который им совсем не нравится. И потом, создавать свой уникальный собственный стиль — это здорово и даже очень весело!

ВСЁ НА СВЕТЕ МОЖНО РАЗВИВАТЬ

— С чего нужно начинать ремонт?

— С подбора материалов, о чем мы выше уже говорили, — вступает Светлана.

— В крупных городах есть даже дизайнерские библиотеки и кучи специализированных центров, а в Якутске этого нет, поэтому нужно тщательнее подходить к выбору текстуры, а также совместимости материалов, и лучше посоветоваться с людьми, которые с такими материалами в работе уже сталкивались.

— Подобрали, купили и...?

— Сначала нужно всё демонтировать. Снимается всё, что не нужно, вплоть до стяжки полов, если они разрушены. Затем все поверхности выравниваются. И только после этого стены штробятся, чтобы заложить кабель для электропроводов.

— Это как асфальт положили, а потом газ повели.

 — Не знаем, как с асфальтом, но сначала выравнивается стена, а потом выводятся все трубы отопления, канализации — это правильная последовательность. После установки сантехники идут чистовые работы.

— План какой-никакой мы все же рисуем, где, что и как в последующем должно стоять, но в процессе ремонта изменения ведь неизбежны. — Планировка — тот момент, на который нужно обращать особое внимание. Для этого мы в предварительном плане обозначаем все вертикальные и горизонтальные поверхности, учитывая каждый сантиметр. После согласования лучше делать все по плану, потому что переделывать себе дороже обходится. Но, к примеру, мы делаем всё до получения необходимого результата, чтобы это была действительно машина для жилья.

 — Что самое сложное в работе дизайнера?

— Отсутствие материалов для воплощения всего задуманного. Иногда приходится заказывать, иногда менять выбор, но в Москве в плане профессионального роста, конечно, гораздо комфортнее работать. — Верх совершенства дизайнера — это…

— …создание собственного узнаваемого стиля. Не только в дизайне интерьера. Как узнаваем артишок или соковыжималка для лимона как предметы дизайна. Каждой творческой личности хочется представить свою философию миру.

 — Дизайнер — это обязательно талантливый художник?

— Всё на свете можно развивать. Мы знаем и художников, и дизайнеров, которые очень талантливы, но при этом никуда и никак не хотят продвигаться. Восемьдесят процентов успеха заложены все-таки в трудолюбии. Просто делай!

— Наш первый вклад — это два компьютера, — говорит наш экономист-дизайнер Светлана.

— Главное — начать реализацию своих идей.

 — Экономических кризисов не боитесь?

— Мы арендовали помещение, но торговый центр во время пандемии был закрыт. А творческий процесс предполагает массу эскизов, образцов материалов, которые сложно размещать в своей квартире. Тогда мы купили это помещение — в ипотеку.

— Ничем не обоснованный голый оптимизм — это наше всё.

— Мы люди творческие, вне политики, и у нас вал заказов. Главное — не бояться. Кризисы часто становятся временем возможностей, вот и проверим это утверждение на практике.

— Красота спасет мир?

— Если мир что-то спасет, так это красота! Когда человек видит что-то прекрасное, он и душой мягче становится.

— Что сейчас читаете?

— Вадима Зеланда «Трансерфинг реальности». И книги о здоровом питании.

— На здоровое питание мы подсели обе, — подтверждает Светлана. — Ходим на йогу, и сейчас задача — сесть на поперечный шпагат. ЗОЖ в целом — отличная идея.

 — Коллекционируете красных коней? — рассматриваю симпатичных лошадок, среди которых есть даже съедобная, с торта.

— Нам дарят.

— Ваши жизненные принципы в двух словах.

— Позволять людям быть самими собой, не пытаясь их как-то изменить, при этом не изменяя и себе. И свобода духа, пожалуй.

 

Яна НИКУЛИНА.

Фото Петра БАИШЕВА.

Популярное
Комментарии 0
avatar
Якутск Вечерний © 2022 Хостинг от uWeb