Главная » 2022 » Август » 31 » Необычные ритуалы старинных якутов

Необычные ритуалы старинных якутов

 

Всякая традиционная культура вне зависимости от национальной принадлежности, кроме парадной стороны, имеет также свои малоизвестные стороны — сакральные, маргинальные, отдельных родов. Ритуалы и обряды, иногда существенно отличающиеся от общенародных или даже вызывающие у большинства представителей данного народа неприятие и отторжение, по мере того как многое из народных знаний забывается. Сегодня рассказ о некоторых из таких якутских обычаев.

Абааhы ыhыа5а

Летом «ЯВ» публиковал материал по истокам и сути светлого якутского праздника ысыах. И вот наступила осень. Давайте поговорим об осенних ысыахах. Они существенно отличались от весенне-летних. Вот взять, к примеру, ытык ыhыах. Когда человек страдал от тяжелой болезни, к нему домой приглашали шамана-ойууна. По указке шамана ставили коновязь-сэргэ. Край верхнего торца сэргэ стесывали, и верхушка обретала округлый вид, словно это ритуальный столб-баҕах. Также делали там три, пять, семь или девять крупных зарубок. Количество зарубок было цветовым кодом масти требуемого жертвенного животного — обыкновенно лошади. Сэргэ с пятью зарубками — вороная лошадь с пятнами, с семью — кобылица бело-голубоватой масти, с девятью — белой масти. Также имели зависимость от масти лошади и орнаменты на коновязи: при посвящении лошади светлой масти — полукруглые узоры, при посвящении вороного коня — треугольники.

Сам обряд представлял собой следующее. Выбранную шаманом лошадь привязывали к новой сэргэ с зарубками. Шаману предоставляли отдельное помещение, имеющее окно с видом на жертвенное животное. После захода солнца он камлал, обращаясь к родовичам злого духа Верхнего мира Улуу Тойона. В какой-то момент шаман подходил к окну и начинал подзывать лошадь. В этот момент помощники отвязывали животное. Лошадь обыкновенно шла в сторону окна, но могла и отвлечься. Задачей шамана было умилостивить нрав лошади, подозвать ее и, взяв поводья, привязать их к центральному столбу балагана. Затем шаман продолжал камлание. Поил лошадь кумысом и отпускал. Она должна была сама вернуться к сэргэ, и ее снова привязывали. И все эти действия следовало проделать до восхода. Поутру лошадь отпускали, и никто не смел трогать ставшую священной лошадь. Она становилась покровителем скота и даже рода данной семьи. Заодно на три года приглушала болезнь, ради чего и затевался этот обряд.

Через три года ритуал необходимо было повторить. Все ритуальные лошади оставались неприкасаемыми. Их подкармливали, заплетали длинные гривы в косы, вплетая душистые травы. По мере возможности старались следить за ними и угождать им. А в день отпускания жертвенной лошади устраивали ысыах. Все развлечения были, как на весеннем ысыахе, ну разве что без скачек.

Или вот сейчас совсем забытый вариант ысыаха — саргы ыhыаҕа. В старину межродовые военные столкновения и стяжания славы у враждующих богатырей происходили строго по календарному графику, только осенью и зимой. Суровые условия климата, социально-экономическое состояние родов загоняли все явления общества в строго регламентированные рамки правил. Даже такое явление, как война.

Саргы ыhыаҕа, посвящаемый светлым (как бы это странно ни звучало сейчас) божествам войны Илбис Хаан и его дочке и сыну — Илбис Кыыha и Оhoл Уола, был и военным смотром внутри крупного отцовского рода, и пробой сил на опасных состязаниях, и сакральным праздником умилостивления кровожадных светлых божеств войны. На местности ставили специальную коновязь кыргыс сэргэтэ. По краю нижней стороны зауженной шейки коновязи оставляли цельновырубленные ромбовидные острия для поводьев в количестве трех, пяти, семи штук. Сел на коня, снял повод и с места поскакал. На воинском ысыахе были не только кровавые жертвоприношения животных, но иногда и человеческие.

Спор между воинами или родами мог быть разрешен следующим кровавым состязанием — быа быhый («веревочный удалец»). Двух воинов привязывали сыромятными ремнями из шкуры быка к огромным лиственницам друг против друга. На равном удалении втыкали в землю батыйа или нож. Кто первый сумеет освободиться и воткнуть клинок во врага, тот и победил.

Самым необычным же был абаahы ыhыаҕа — «ысыах дьяволов». Как считал В. И. Йохельсон, этот ысыах посвящался злым духам, «чтобы они не вредили зимой, в то время года, когда свирепствовали голод, болезни и смерть...».

Осенью две ночи подряд род собирался в особом месте. В первый день камлание проводилось в честь злого духа Верхнего мира Улуу Тойона, а во второй день чествования и дары предназначались не абы кому, а самому верховному демону Львиноликому Гиганту Арсан Дуолаю. Улуу Тойон и его злые духи западной части Верхнего мира якутами считались исконными их покровителями.

Улуу Тойон дарил людям жизненную силу-сүр, огонь и шаманов, и потому при всей своей грозности якутами считался духом из категории айыы. Другое дело — Арсан Дуолай Буор Маҥхалай Луо Хаан. Это был царь мира мертвецов, глава девяти родов демонов Нижнего мира. Иногда его называли Эрилик Хаан. Путь в его страну был на северо - западе через узкое ущелье между каменными горами, у берегов червивого высокого моря Кындыа Байҕал, по тропе жребия мертвецов на дне глубокой синей бездны Северного океана Хотугу Далай. Жизнь старинные якуты почитали за реку. Где-то она спокойная, где-то с перекатами, где-то мели и другие опасности. По одной стороне реки сливки и молоко текут, по другой в обратном северном направлении кровь и слезы. И человека в течение жизни бросает то туда, то сюда. А когда сил совсем не остается, то человек уже уносится на север — жизнь заканчивается... Но неужели старинные якуты молились осенью темным силам только из страха, испытываемого к ним и беспощадно приближающейся зиме? Вероятно, нет. Многие специалисты еще сотню лет назад и до сих пор считают предками якутов восточных хунну, живших в степях и в Китае.

Кочевники хунну, оказывается, осенью в восьмую луну собирались в условленном месте и вместе совершали жертву духу Земли. Они молились не только Небу, но и Земле. Буор Маҥхалай в имени главы подземных духов указывает на его преемственность одноименному древнему божеству Земли и Вселенной. Стало быть, абааhы ыhыаҕа первоначально был ритуалом поклонения Земле. И лишь позже погрязшим в вере в зловредных демонов.

Другие странные обряды

В старину, когда неожиданно умирала юная девушка, не познавшая толком радостей жизни, бывало, что по указке шамана, опасаясь превращения души умершей в зловредный дух үөр, вместо оплакивания проводили праздник. Говорили теплые слова в адрес покойной, обращаясь, как к живой. Танцевали круговой танец оhyoxaй и брали в свои ряды мертвеца, заставляя ее двигаться в такт со всеми. И только потом проводились погребальные ритуалы. В старину якуты жили по аласам. Это вроде бы защищало их от поветрий заразных заболеваний. Однако же нет-нет путники останавливались на ночь и в самых глубоких уголках тайги и верховьях рек. Случались после таких визитов и настоящие эпидемии. Юрты погибших от эпидемий сперва разбирали, а потом начали сжигать. Но это было небезопасно, и потому рядом с такими балаганами и амбарами ставили угрожающие фигуры демонов из балбаха. Со временем самые смекалистые начали ставить у своих домов идолов из балбаха. Путники обходили их стороной. Далее смысл этих идолов несколько поменялся с предупреждающего на охранительное. В портфелях с документами участников Второй Камчатской экспедиции 1733–1743 гг. Г. Ф. Миллера и И. Г. Гмелина описаны эти балбаховые истуканы как раз в качестве охранительных.

 

Владимир ПОПОВ.

Популярное
Комментарии 0
avatar
Якутск Вечерний © 2022 Хостинг от uWeb