Главная » 2021 » Март » 1 » Он знает язык рыб

Он знает язык рыб

В глубоком детстве человеку некогда думать о том, насколько он умён. С возрастом человек хочет прийти к пониманию, что он стал умным. Потом приходит время и человек начинает восхищаться своей мудростью.

Подчас ему кажется, что он мудрее самой природы... На самом деле истинная мудрость — это умение скрывать свою глупость

В начале сентября Илье, студенту 5-го курса операторского факультета ВГИКА удалось, наконец, вылететь в Якутию. Причём в самую дальнюю и неизведанную её часть — в Аллаиховский улус.

Илье, как любому человеку, начинающему свою деятельность в кино, хотелось как можно быстрее стать знаменитым. И его сокурсники, и он сам прекрасно понимали, что для этого надо снять то, что не видел ещё никто. Поэтому снимать художественный фильм смысла не было — за счет обилия денег здесь уже навсегда победили американцы. А вот с редким документальным фильмом можно сразу обогнать всех и прославиться.

Илья решил снять документальную картину о рыбном промысле в низовьях Индигирки. Такого ещё не снимал никто. Он уже придумал название: "ДУХИ ВОДЫ ИНДИГИРКИ". Сценария никакого не было, потому что, как типичный москвич, Илья не имел ни малейшего представления о том, что собирается снимать.

Его идея очень понравилась руководству института. В результате, благодаря помощи со стороны известнейших на всю Россию мастеров кино, правительство Якутии согласилось организовать и оплатить все съёмки Ильи.

И вот семичасовой перелёт из Москвы до Якутска. Потом, в силу плохой погоды, ожидание в порту Якутска. И наконец несколько часов воздушного движения до Чокурдаха.

Здесь его уже ждали, поэтому прямо из авиапорта Илью привезли на берег Индигирки. Снимать Илья начал тут же, ещё в тряском уазике. Его не очень порадовало обилие брошенной техники в посёлке — тут можно было снимать блокбастер о последствиях Третьей мировой войны

Но на берегу Индигирки его настроение повысилось. Здесь Илью познакомился с главным человеком предстоящей экс­педиции — на его катере они отправятся в путешествие к низовьям Индигирки.

Это был юркий, невысокого роста мужичок. Звали его почему-то Алик, хотя на вид ему было около пятидесяти. Алик, разумеется, был азиатом. Но вот точно определить национальность Алика Илье было не под силу.

Внимание Ильи привлекла облезлая моторная лодка, на которой предстояло двигаться не один час. Ему показалось, что она должна была развалиться ещё десять лет назад. Но деваться было некуда. По крайней мере, логично предположил Илья, Алик не был самоубийцей и не по воздуху сюда прилетел.

Перед посадкой на моторку Алик предложил Илье надеть на себя все имеющиеся теплые вещи. Илью нельзя было назвать дураком, поэтому ещё в Москве дал себе зарок — в течение всей экс­педиции ни в чём не спорить с местными жителями. Поэтому Илья выполнил это указание с перевыполнением плана... Он напялил вообще всю одежду из рюкзака.

...Уже через сто метров плавания Илья был потрясён, насколько Алик оказался прав. Его насквозь пронизал летящий навстречу поток ветра.

"Я уже околел! А нам плыть ещё несколько часов!"

Лодку буквально мотыляло на волнах.

"Ё моё! Но ведь при таких нагрузках алюминиевый корпус посудины точно развалится!".

И в этот момент лодку толкнуло в борт с такой силой, что они едва не перевернулись! Это мимо пронёсся встречный катер. Илья в ужасе посмотрел на далёкий берег.

"Я не осилю в такой холодной воде и двадцати метров! Я же спросил на берегу про спасательные жилеты, а они посмеялись, как над засранцем из музыкальной школы! Да пусть бы смеялись, но хоть живым бы остался!".

На уровне автоматизма Илья плюхнулся на рюкзаки, лежащие на днище. Захотелось отдать все силы превращению себя в неведомое для планеты Земля чудовище — плоское, прилипчивое и абсолютно нетонущее.

"А ещё лучше было бы превратиться в воздушный шар и улететь на берег".

Но и в состоянии такого бреда Илье удалось снять несколько кадров. Через несколько часов Илья понял, что они добрались до своей цели.

...Илья плёлся на ватных, затёкших ногах, с тяжёлым рюкзаком на плечах, Он чувствовал себя круче шерпа, штурмующего Эверест. Поэтому не надо говорить, с какой блаженной радостью Илья уселся в тёплой избушке за стол. Над железными мисками парила уха. Немного выпили. Напротив Ильи сидел Алик, а рядом очень немногословный рыбак, которого звали Кеша. Он постоянно проживал в этой избушке и хозяйничал за столом.

Алик всё делал неторопливо. Прихлебнув ухи, он улыбнулся и посмотрел на студента:

— В тундре, Илья, нельзя торопиться.

Илья вздрогнул. Алик словно прочитал его мысли:

"Я могу себе представить, что произойдёт после сегодняшнего, просто чудовищного дня. Мы проснёмся в пять часов утра и будем ишачить допоздна...".

Алик невозмутимо продолжал:

— Завтра встанем, когда выспимся. Часов в девять. Покушаем, потом отдохнём. После еды нельзя сразу работать. Здесь надо больше кушать и отдыхать. Иначе сильно похудеешь. В тундре нельзя торопиться.

Илье это общение не было интересно. Тем более Алик начинал его настораживать. Но надо было для приличия поддержать разговор:

— А какая рыба здесь водится?

— Сиг, чебак, кукучар, налим, ряпушка, муксун, чир, нельма, осётр и...

Алик словно специально прервал свое перечисление. В повседневном разговоре почти все народы любят создать интригу или даже приукрасить повествование. Это свое­образная традиция.

Илья спросил на уровне интуиции:

— А есть тут какие-то необычные рыбы? Вот, допустим, я на осетра смотрю, и мне кажется, что это волшебная рыба. Такой формы ни у кого больше нет.

Алик хитровато прищурился:

— Те осетры, которых мы ловим, это ещё не настоящие осетры. Это только их мальки. А настоящего осетра поймать не сможешь. Он умнее человека. Осётр чувствует сеть. Если глубоко, то он под ней пройдёт. А если под ней места мало, подойдёт к ней, остановится и стоит, наблюдает за этой сетью.

Кеша по привычке молчал. Поэтому в беседе участвовало только два человека. Но Илья уже увлёкся темой разговора. Он жалел, что не умеет снимать под водой. У него создавалось стойкое впечатление, что Алик — это особый рыбий шаман.

Алик рассказывал так, словно ему о происходящем под водой рассказывают сами рыбы...

Алик спокойно продолжил:

— Но есть самая загадочная рыба. Её никто не видел. Она очень большая. Называется она Балык Тыгын. По-русски это Царь Рыба.

Илья хотел что-то спросить, но не заметил, как заснул. Ему ничего не снилось.

...Когда Илья открыл глаза, в избушке было не­много прохладно — ночью никто не подбрасывал в печку дрова. Но прохлада создавала ощущение свежести.

"О чём-то Алик вчера рассказывал перед сном?".

Илья посмотрел на часы — на циферблате было ровно девять.

С дальней кровати поднялся Кеша. Без особой спешки он начал растапливать печку.

"О чём всё-таки Алик рассказывал перед сном? Или это уже был сон?".

От утренних сомнений Илью оторвал начавшийся день. Сначала они попили чай. Здесь Илью удивило, что северяне не пьют горячий чай. Они могут пить едва тёплый. Потом поели супа из куропатки. Дальше, как и говорил накануне Алик, они полчаса поспали...

На берегу для Ильи обозначилась проблема. Дело в том, что современная технология ловли неводом до мелочей отработана десятилетиями. Всё происходит оптимально. От берега медленно отходит моторная лодка. У неё в носовой части сложен невод — плотная сеть длиной около пятидесяти метров. На лодке два человека. Один управляет лодкой, второй медленно выпускает невод.

Когда весь невод выпущен, лодка тянет его вдоль берега. А по берегу другой конец невода за толстую верёвку тянет их помощник. Внешне он выглядит, как точная копия бурлака.

Так эта команда проводит невод около 500 метров. Потом лодка пристаёт к берегу. И втроём они этот невод вытаскивают. Пойманную рыбу бросают внутрь лодки.

Для оператора во время экспедиции очень важно заниматься исключительно съёмкой. А здесь, за неимением свободных людей, Илья должен был стать "бурлаком". И, естественно, снимать он не сможет.

Выручила смекалка и пятёрка по истории живописи. Илья завязал верёвку от невода большой петлёй и влез внутрь неё. Таким образом, у него освободились обе руки для съёмки.

Разумеется, когда началась проводка неводом, все кадры Илья снимал в движении, не выпуская камеру из рук. Он вертел камерой, как только возможно, и от этого появилась своеобразная и редкая стилистика — фильм снят не со стороны, а одним из участников событий!

За два провода невода Илья изощрялся как мог. Во время чаепития перед третьей проводкой он решил, что пока сделает паузу в съёмках. Последующие события покажут, что такое решение Ильи спасет его камеру и, соответственно, будущий фильм.

...Они двинулись в третий раз. Здесь Илье уже было скучно. Он просто медленно брёл у самого края воды.

Через несколько минут Илья стал, как говорится, засыпать на ходу.

И вдруг его внимание привлёк непривычный всплеск.

Метрах в двадцати от берега булькало что-то, больше всего напоминавшее огромный всплывший мяч для регби. Не успел Илья задать себе вопрос о странности появления этого продолговатого обтекаемого предмета, как тот начал вытягиваться из воды. Илья замер, автоматически протянул руку для съёмки, но камера осталась в избушке. А тем временем, это, несомненно, живое существо продолжало расти. Когда над водой высилось уже три метра монстра, сознание Ильи нашло аналогию:

"Как касатка в дельфинарии!".

Действительно. По характеру движения это абсолютно совпадало с привычным зрелищем. Только животное было гораздо крупнее. Голову трудно было разглядеть. Собственно, её практически не было, как у ужа. А оно продолжало вырастать! А когда над водой высилось уже восемь метров, чудовище остановило движение и на несколько секунд замерло.

Когда оно стало падать, любой человек, как зритель, ждал бы, как эта махина рухнет в воду. Но дельфинарии не перетянуты неводом.

Упало существо с оглушительным хлопком и волной брызг, от которых Илья закрыл глаза. А дальше последовал мощнейший рывок, потому что всей своей небывалой массой гигант упал на невод.

Рывок был такой резкий, что от наступившей перегрузки Илья потерял сознание — через его тело была перехлёстнута петля верёвки невода. Он полетел в сторону воды. Через шесть метров Илья нырнул в воду, но и там продолжал движение вперёд.

Илья пришёл в себя в тот момент, когда руки упёрлись в упругое тело существа.

Первая мысль вернувшегося сознания ужаснула:

"Это гигантская акула!".

Но живая махина невидимо для него извернулась и одним движением хвоста выбросила Илью на мелководье. Движение оказалось предельно выверенным. Илья мягко приземлился на четыре конечности, как после собственного шуточного прыжка. Он пополз на берег. Любопытно было то, что за собой он тянул невод — из его петли во время своих акробатических трюков он так и не выскользнул.

Как только вода осталась позади, Илья сел и ошеломлённо посмотрел в сторону пустующей глади воды. Его сильно трясло. То ли от холода, то ли от ужаса.

К нему подошли на удивление спокойные Алик и Кеша.

Илья в шоковом состоянии разговаривал сам с собой:

— Что это было? Что это было? Что это было?

Наконец он обратил внимание на Алика:

— Это что было за чудовище? Ведь рыб таких не бывает! Почему они не известны науке? Ведь в наше время такое невозможно!

Алик перебил его:

— Илья, однако, а что случилось-то?

Илья непонимающе посмотрел на старика:

— Как что случилось? Что это за монстр из воды выпрыгнул?

— Да не видели мы никакого монстра. У нас невод запутался. Мы стали распутывать. Вдруг дёрнуло сильно. Невод за двигатель зацепился и нас на лодке сильно дёрнуло. — Алик положил руку на плечо Ильи. — Пойдём, дорогой, тебе обсушиться надо.

Алик и Кеша помогли Илье подняться на ноги, и все побрели в сторону избушки.

Ночью Илья, разумеется, очень плохо спал. Но мучили его не воспоминания об этом жутком с виду существе. Напротив, много раз вспоминая до мельчайших подробностей произошедшее, он приходил к всё более стойкому убеждению, что монстр действовал как разумное существо. Причём доброе существо.

Илья вспомнил рассказ Алика о сознательном поведении крупных осетров:

"...Те осетры, которых мы ловим, это ещё не настоящие осетры. Это только их мальки. А настоящего осетра поймать не сможешь. Он умнее человека. Осётр чувствует сеть. Если глубоко, то он под ней пройдёт. А если под ней место мало, подойдёт к ней, остановится и стоит, наблюдает за этой сетью".

"Возможно, чем больше размер у необычного существа, тем он умнее?".

На следующий день всё было как обычно. Илья внимательно следил за поведением Алика. Было понятно, что второй раз обращаться к нему за комментариями по поводу загадочного водяного гиганта было бесполезно.

Илья нашел для себя объяснение. Он слышал, что у многих аборигенных народов существует абсолютный запрет — табу — на то, чтобы касаться темы местного редкого или реликтового существа. Такое табу соблюдается в реальности строжайшим образом. Видимо, он сейчас попал именно в такую ситуацию.

Но камеру в этот день Илья вообще не брал в руки. Его злило, что как профессионал он допустил непростительную ошибку — оператор не имеет права расставаться с камерой на весь период командировки.

При этом Илья полностью поменял заранее придуманную общую концепцию будущего фильма. Еще вчера он собирался как можно больше снимать сцены самого процесса. Теперь он отчего-то решил больше всего снимать крупные планы Алика. Как он работает, как ест, как спит...

На второй день он меньше думал о монстре. На третий еще меньше. А в последнюю ночь перед возвращением, засыпая, он совершенно серьёзно поду­мал:

"Вот тот монстр... Это случилось на самом деле, или это был сон?"

После этого сознание Ильи полностью очистилось от информации о водяном чудовище. Больше Илья не вспомнил о нём ни разу в жизни.

...Илья назвал фильм: "ОН ЗНАЕТ ЯЗЫК РЫБ" и выставил его как дипломный.

Главным героем, естественно, был Алик.

На экзамене, когда преподаватели просматривали фильм, Илья и многие его сокурсники внимательно наблюдали за реакцией экзаменационной комиссии.

Когда они увидели заглавный титр (название), обозначилось некое недоумение. Но по мере развития фильма они всё больше оживлялись. Потом не стеснялись активно радоваться. Некоторые даже не стеснялись аплодировать...

Но на экране прошли последние кадры с текстом:

 

Если ты хочешь, чтобы

жизнь твоя до последних дней была интересной,

следует избегать и намёка на свою мудрость. Иначе

даже реальные задатки твоих знаний и опыта

будут стёрты.

Истинная мудрость — это подарок судьбы. А подарки не присваиваешь себе сам. Они должны быть неожиданными.

Истинная мудрость — та, которая приходит с возрастом.

 

Большинство, словно устав от восторгов, просто сдержанно улыбались.

Наступил момент объявления оценок:

— Илья, ваш фильм показал, что вы действительно наш лучший выпускник. Уникальные натурные съёмки, талантливое изображение.

Все внутренности Ильи заполнялись блаженством. И тут прозвучал вердикт:

— Общая оценка три.

На Илью словно вылили бочку ледяной воды.

Последовало объяснение:

— Такая оценка выставлена, потому что недопустимо в тексте использовать цитаты классиков.

И тут неожиданно для себя он рассмеялся. И студенты, и преподаватели смотрели на него, как на сумасшедшего.

Фильм "ОН ЗНАЕТ ЯЗЫК РЫБ" на первом же международном фестивале экологических фильмов получил Гран При.

 

P. S. Много раз, когда Алик на рыбалке оставался один, он вставал на берегу, у самого уреза воды на колени. После этого вода рядом с ним начинала медленно двигаться, словно всплывала подводная лодка. Над поверхностью появлялась гигантская голова скорее чудовища, чем рыбы. Голова вплотную приближалась к лицу Алика, сидевшего на коленях с закрытыми глазами. И Алик начинал медленно и тихо говорить. Ни один лингвист мира не сказал бы, на каком языке говорит сейчас Алик.

 

Андрей И

 

Популярное
Комментарии 0
avatar
Якутск Вечерний © 2022 Хостинг от uWeb