Главная » 2021 » Декабрь » 15 » За незаконную вырубку "новогодних" сосен штраф от 10 тысяч рублей

За незаконную вырубку "новогодних" сосен штраф от 10 тысяч рублей

Такой катастрофической ситуации с пожарами, как в этом году, не было никогда. В итоге крайними сделали лесничих, а не власти республики за их бездействие. Кто-то понес административную ответственность и получил штраф, не обошлось и без уголовной ответственности. Чем должны заниматься лесничие, что входит в их обязанности, за что несут ответственность и как вообще ведется работа, рассказал Юрий КУЗЬМИН, руководитель ГКУ РС(Я) «Якутское лесничество»:

— Главная проблема в нашей работе сегодня — это нехватка людей. Если возьмем старое забытое советское время, то тогда в Якутском лесхозе на постоянной основе работало 189 человек. Причем он считался самым маленьким. Всего 280 тысяч гектаров охраняемых территорий. Тогда в каждом населенном пункте было лесничество и лесник, который имел свой обход и отвечал за всё, что происходит в лесу. За охрану, за нарушения, за сбор ягод, грибов и т. д. Сейчас всё оптимизировали. Лесхозов не стало. Теперь в Якутске находится только ГКО РС(Я) «Якутское лесничество», и у нас в штате всего 17 человек. И это не только мастера леса и участковые лесничие, но считаются и уборщица, водители и т. д.

Есть вакантные места?

 — Да, есть. За восемь месяцев этого года коллектив очень сильно поменялся. Кто-то ушел на пенсию, кого-то коснулся ковид, и мы набрали молодое поколение. Молодежь неохотно идет, так как мастера получают всего около тридцати тысяч рублей. Многие через несколько месяцев уходят. И приходится заново набирать сотрудников и учить их. Уровень образования новых сотрудников оставляет желать лучшего. Приходится переучивать. Когда я учился, у нас была производственная база. После второго курса начинали ездить по лесхозам, помогали проводить лесохозяйственные работы. После третьего курса уезжали на полугодовую государственную практику в районные лесхозы. Работали с лесничими, мастерами и люди набирались опыта. Сейчас, когда специалисты приходят, у них нет такого опыта. Наша работа требует очень много знаний, писанины, актов. Я пришел на работу в Мархинское лесничество в 1981 году. В то время у них было до тридцати человек только по Мархе, и было у кого набраться опыта. Сейчас новым мастерам не у кого учиться, так как у всех много своей работы. Очень тяжело.

Какие обязанности у лесничих?

— Они отвечают за всё, что находится на их участке. Любые пожары, лесонарушения.

А что такое лесонарушение?

— Разные. Безбилетная рубка, например. И вся ответственность, какая бывает, она в любом случае ложится как на участкового лесничего, так и на руководителя. Мы каждые день-два проводим патрулирование. В прошлые годы в связи с большим количеством лесных пожаров прокуратурой возбуждались административные дела на всех. Хотя тушение не входит в наши обязанности.

 — А в чьи?

— Пожарами занимаются база Авиационной охраны лесов и ГАО «Якутлесресурс» (тушит наземные). Лесничество тушением не занимается, хотя вся ответственность за то, как они будут работать, лежит на нас.

Какое-то взаимодействие у вас есть между ведомствами?

— Конечно. Но бывает так, что пожаров много, а тушить некому, потому что люди разъезжаются в командировки по районам, туда, где большие пожары. Мы начинаем мобилизовать людей. Но это тоже проблематично, так как люди без обучения, опыта. За ними еще и следить приходится, чтобы в пожар не залезли и ничего не случилось, как нынче в Чурапчинском районе.

Летом понятно, чем вы занимаетесь. А чем сотрудники заняты зимой?

— На территории Якутского лесничества почти полторы тысячи участков дальневосточных гектаров. Очень много арендаторов. Их проверяем.

Что за арендаторы?

— Они занимаются организацией отдыха, сельским хозяйством, добычей полезных ископаемых и т. д.

И что участковый лесничий с ними делает?

— Проверяет законность, правильность расположения. Есть ли договор аренды. В каждом договоре прописана деятельность арендатора и правила пользования гектаром. Он должен платить арендную плату каждый месяц. Сдавать отчет об использовании лесов каждый год. Многие арендаторы сдают участки. Например, есть те, кто занимается карьерами по добыче песка. Проверяют, как они ведут разработку карьера. Они могут залезть на прилегающую территорию.

 — Проблемы есть с арендаторами?

— Нет. Арендатор отвечает за свою территорию. Если видим нарушение, вызываем, выезжаем на место. Показываем, объясняем, что он нарушил. Составляется протокол. На туристических базах нарушений как таковых нет, как с арендаторами земель для добычи полезных ископаемых. У них все прописано в договорах, вплоть до того, сколько должно быть пожарных шлангов, лопат, как размещать кемпинги, санитарные точки, наличие радиостанции, противопожарных щитов и т. д. Но многие арендаторы не занимаются освоением участков. Дорого стало. В течение трех лет человек, который занял участок, должен определиться с видом деятельности, и потом уже оформляются документы на аренду до 49 лет. Если не определились, то обзваниваем. Очень много кто отказывается. Раньше мода была брать участки. Сейчас решили, что не надо, или в другом месте взяли. Кто хочет заниматься, тот занимается. Но полторы тысячи человек обзвонить очень сложно.

Какие еще обязанности у лесничих?

— Ребята практически не вылезают из леса и документов, проводят патрульно-рейдовые мероприятия. До окончания пожароопасного периода все выходные патрулируют, следят за кострами, мангалами, отдыхающими. Ведь как потеплеет, люди начинают выезжать на отдых.

Как люди реагируют на такие проверки?

— Не всегда адекватно. Ругаются, возмущаются, что запрещаем. Говорят: вот вода есть. Начинаешь объяснять. Если сильно буянят, то разворачиваемся и уходим.

 — Полицию вызываете?

— Не всегда бывает возможность. Пока они найдут нас в лесу по разным ориентирам, время идет. Либо связи не бывает. Мастера фотографируют людей, машины, составляют протоколы и отправляются в полицию. И они уже разбираются. Мы следствие не ведем, у нас нет таких полномочий.

Какие нарушения еще бывают, кроме того, что на маевках костры в лесу жгут?

— Неокопанный костер, засорение леса бытовыми отходами. Если вводится режим ЧС, как в прошлом году, то вообще въезд в лес ограничиваем. Но люди как будто первый раз лес видят и всё едут и едут. Хочется отдохнуть — можно выехать на речку. Зачем в лес ехать комаров кормить? Комары им мешают и начинают дымокуры делать, костры жгут. Потом не все до конца тушат и уезжают. А он тлеет, набирает температуру, и вот вам лесной пожар.

Какой штраф за разведение костра?

— Для граждан 2,5–3,5 тысячи рублей. При режиме ЧС больше.

 — За что еще высокие штрафы?

— За незаконную вырубку. Сейчас очень актуально. Под Новый год люди в лес идут за соснами. За среднюю новогоднюю сосну штраф десять тысяч рублей. Если срублена в защитных лесах, то двадцать тысяч рублей за одну штуку. Что первый, что второй штраф они оба уже подпадают под уголовную ответственность, так как размер больше пяти тысяч.

Как вы их ловите? Я могу в соседний к дому лес пойти и срубить сосенку?

— Нет. Пожалуйста, идите в «Якутлесресурс». Они торгуют сосной с понедельника. Одна сосна стоит от 600 до 1200 рублей в зависимости от высоты. Они также должны подвезти ель и кедровый стланик. Будут стоить 1200 и выше. Если не сможете выбрать, не понравится, то можно к нам обратиться. Выпишем разрешение на новогоднюю сосну. Разрешение на сосну от метра до двух стоит порядка 70,41 рубля, но без права торговли, только для собственных нужд

То есть я могу получить разрешение и в лесу у себя в дачном поселке сосенку срубить?

— Нет. Мы разрешаем вырубку только вдоль автомобильных дорог, линии электропередачи и газопроводов. В других местах будет приравниваться к самовольной заготовке. На следующей неделе начнут проводиться рейды по рынкам с полицией по соснам. Если разрешения на вырубку одной сосны всплывают на рынке, то это считается нарушением и возникает административная ответственность.

А на дороге тоже будете проверять, не везут ли из леса елочку?

— Да, проверяться будут все, кто выезжает с зеленой зоны, если вызовут подозрения. Рейды будут по дачным кооперативам, ближайшим населенным пунктам и т. д. Практически каждый день машина выезжает в лес, чтобы проверить, есть ли нарушения.

Сколько человек этим занимается?

— Три участковых лесничих и три мастера.

Кого-то из ваших сотрудников привлекали к ответственности за пожары летом?

— Меня привлекли к административной ответственности за неприятие мер в отношении лесных пожаров на территории Якутского лесничества. Определили замечание. А как я могу принять меры? Я объяснял прокурору специфику работы. Начался лесной пожар. Если авиабазовские, то его должна тушить авиабаза охраны лесов. Если это наземная зона, то ГАО «Якутлесресурс». Пожар начался. Пока его обнаружат с борта самолета или патрульная машина увидит дым, пока доберется. Начинаем звонить. Наземка выезжает и должна доехать в течение трех часов, зафиксировать размер и т. д. Процесс в это время идет. При наличии ветра, жаркой погоды развивается. Приехали, увидели квартал, где он находится. Начинаем наземную службу вызывать. Пока соберутся, пока доедут, пока трактор подтянут. Если трактора нет, людей везут и начинают тушить, а он уже, естественно, стал больше. Если нужны дополнительные силы, то звонят мне. Если я могу до своих сотрудников дозвониться, если в лесу связь есть, то отправляю участковых, чтобы узнать, что и как, когда потушат, когда локализуют, нужны ли еще средства и силы. Это тоже время. Но, к примеру, приходят и говорят: сил и средств достаточно, и занимаются спокойно. Но потом чуть ветер поменялся и пожар стал не третьего, не пятого, а седьмого уровня. И нам говорят: почему бездействуете? Мы не бездействуем, мы отправили людей, которые тушат пожар. Я за ветер не отвечаю. Как может один руководитель влиять на пожары? Где тушат, где не тушат, где угрожает населенным пунктам. За всё отвечает один человек.

Что вы можете сказать о той ситуации, которая сложилась этим летом в республике?

— Вы поднимите карты пожаров за прошлые годы и этот. Сравните площади. Я за сорок лет первый раз услышал, что у нас сгорел населенный пункт. Никогда такого не было. Да, угрожало, но всегда спасали. Сколько людей завезли сюда. Почти тысячу человек десантников привезли, военных, технику пригнали, и когда вся эта база собралась, тогда начали контролировать ситуацию. А на начальной стадии, если мы не можем потушить, то пожар распространяется на большую площадь. Маленький пожар тушить легче, чем большой. Тем более при отсутствии людей начинают расставляться приоритеты. Если этот пожар не угрожает населенному пункту, то его бросаем и бежим туда, где есть угроза. А он же все равно горит и двигается и увеличивается и может также подойти к населенному пункту. В начале моей карьеры у нас было полторы тысячи человек на базе, и людей с организаций брали. И обеспечение было всем и сразу. Трехкратное патрулирование авиабазы. Сейчас неизвестно, как полетит и в какую сторону полетит. Вовремя ли обнаружат. Очень сложно. А ответственность в итоге на тебе.

Виктория БУШУЕВА. фото: aif.ru

Популярное
Комментарии 0
avatar
Якутск Вечерний © 2022 Хостинг от uWeb