Главная » 2021 » Апрель » 26 » Как Усман-шаман из Якутии возвратил весь личный состав группы живым с афганской войны

Как Усман-шаман из Якутии возвратил весь личный состав группы живым с афганской войны

15 февраля в нашей стране отмечается очередная годовщина вывода советских войск из Республики Афганистан. Усементаю Алексееву, уроженцу региона алмазов, тоже довелось сполна хлебнуть того «локального конфликта». Его молодость как раз пришлась на время, когда ограниченный контингент советских войск участвовал в войне.

Удивительное чутье

— Невысокого роста, плотный, с добрым и хитрым прищуром глаз и неизменной маленькой трубочкой во рту, с которой он разлучался только во сне. Таким запомнился мне кавалер ордена Красного Знамени Усементай Николаевич Алексеев — начальник мотоманевренной группы. Её сформировали на базе Сретенского пограничного отряда для выполнения интернационального долга в Афганистане, — рассказывает о своём командире бывший начальник штаба подразделения полковник запаса Юрий Бянкин (позже капитан Бянкин сам командовал ММГ, возглавлял окружную школу сержантского состава, курсы командирской подготовки — повышения квалификации офицеров тактического звена погрануправления ФСБ РФ по Республике Бурятия и Читинской области. — Прим. авт.)

История каждого пограничного подразделения, побывавшего в Афганистане, по-своему уникальна. Для мотоманевренной группы, дислоцированной в селе Нерчинский завод, она началась в октябрьское утро 1984 года.

— Пришло наше время — с какой-то радостной злостью подумалось тогда, — вспоминает Усементай Николаевич. — Двумя годами раньше в Афгане погиб начальник сводной мотомангруппы Забайкальского погранокруга майор Воронцов. И я жил мыслями о возможной мести моджахедам за нашего офицера…

Воины за глаза звали майора Алексеева «Усман-шаман», и дело было не в его внешности и трубке, а в каком-то удивительном чутье, предвидении этого человека. Ведь, несмотря на случавшиеся в Афганистане подрывы и тяжёлые контузии солдат и офицеров (даже когда противотанковая мина рвалась под левой гусеницей, под водителем, возникали обстрелы и другие критические ситуации), люди оставались живы. Усман заслуженно гордился тем, что из списков его мотоманевренной группы до возвращения её в Забайкалье был исключён всего один солдат, да и то в связи с поступлением в военное училище.

— Воевал командир грамотно и умело, — добавляет Юрий Владимирович. — Так, на третью ночь пребывания за кордоном мы подверглись самому сильному за всё последующее время миномётно-пулемётному обстрелу, чудом избежали потерь. Долго выкуривал Усман свою трубку, размышлял, потом приказал мне определить по карте и на местности наиболее вероятные места, откуда вёлся и мог вестись в будущем обстрел нашего лагеря, обозначить их номерами как цели, а командиру миномётной батареи старшему лейтенанту Арнаутову велел пристреляться по ним и подготовить карточку исходных данных для стрельбы по каждой огневой точке. Это позволило комбату без предварительных расчётов силами двух расчётов бросить в установленное время по определённым целям две-три мины, упреждая возможное размещение там огневых средств «духов». Больше таких сильных обстрелов лагеря уже не было. Вероятно, душманы боялись попасть под огонь наших 120-миллиметровых миномётов. Думаю, это значительная заслуга командира в сохранении жизни его подчинённых.

«Бывали моменты, когда, попав под огонь, лежишь, крепко обняв чужую землю. И только командирский долг поднимает на ноги…»

«В ребят верил стопроцентно»

Много лет спустя ветеран в своих мемуарных «Записках» описал основные эпизоды афганской боевой летописи его подразделения, назвал все 305 имён своих ребят-пограничников.

Участок, за который отвечал майор Алексеев, находился на стыке границ Советского Союза, Афганистана и Ирана, вблизи кишлака Карези-Ильяс. Советские воины попали как в разворошенный улей: стреляли по ним со всех сторон. Здесь же проходили караванные тропы, по которым из Ирана в Афганмоджахедамдоставлялось оружие.

— В такой тревожной обстановке предстояло наводить порядок. Но в ребят своих верил стопроцентно — надёжные, подготовленные на совесть, — рассказываетУсементай Николаевич.

Земля Афганистана помнится по сей день ему и его боевым товарищам не только постоянным ощущением опасности, но и тяжёлым климатом. Осенью в тени было под плюс 50. Песок раскалялся до такой степени, что, если положишь на него яйцо, оно сварится. А каково было бойцам «кататься» на броне! Техника-то железная, в БТРе дышать нечем.

— Жили мы в блиндаже, под двумя накатами брёвен и метровым слоем земли, — вспоминает Юрий Бянкин. — Человеческая доступность Усмана и его весёлый нрав располагали к себе. А служебные отношения с нами, заместителями командира группы, он строил по принципу «не мешаю работать». И хотя был требователен, на решение незначительных вопросов в обыденной обстановке не отвлекал. При выполнении же серьёзных задач в зоне ответственности Тахта-Базарского погранотряда доверял полностью.

Те полгода спецкомандировки без нормального сна и практически без отдыха не могли не сказаться на здоровье 34-летнего офицера. Вскоре после возвращения на Родину — один за другим два инфаркта. Пришлось 11 месяцев лечиться в военных госпиталях.

Он откровенен в своих признаниях: «Бывали моменты, когда под открытым небом попадаешь под артиллерийско-ружейный огонь и лежишь, крепко обняв чужую землю со всеми её насекомыми и всякими гадами, возникает дрожь в коленях и самопроизвольный стук зубов, душа словно уходит на полметра в землю. Был бы без подчинённых, может, и лежал, лежал так дальше. И только чувство ответственности, командирский долг и обязанности поднимают тебя на ноги…».

В той войне за пределами СССР участвовало 874 якутянина, из них 24 получили ранения, 14 остались инвалидами, 10 погибли

Письма однополчан

Корреспонденту «Красной звезды» довелось близко познакомиться с этим человеком, проведя с ним почти неделю в поездке по Земле олонхо, где с его участием проводилась военно-спортивная игра «Патриот» среди школьных команд улусов Вилюйской группы (на снимке в машине с ним справа другой участник афганской войны — оперативный дежурный республиканского военкомата кавалер ордена Красной Звезды полковник полиции в отставке Иван Фёдоров. — Прим. авт.). Оказывается, Усементай Алексеев, будучи помощником военного комиссара Республики Саха (Якутия) по работе с ветеранами и членом региональной общественной организации «Патриот», ежегодно приезжает сюда из Якутска. В дальнюю дорогу зовут его не только желание быть полезным в патриотическом воспитании молодёжи, но и родные места. Ведь здесь находится село Кутана, где 28 декабря 1951 года родился наш герой, названный в честь знакомого фронтовика Усманом.

— Много лет прошло с афганской войны, но она прочно осела в памяти, — делится в нашей беседе Усементай Николаевич, — как сохранились и добрые связи с бывшими однополчанами. Однажды собрался я в дорогу да побывал у некоторых своих ребят. Очень хорошо встречали солдаты, ставшие и в мирной жизни достойными гражданами нашей Родины! Было о чём по душам поговорить, о ком вспомнить. И сейчас каждый день общаюсь по интернету с сослуживцами, интересуюсь их жизнью, рассказываю о своих делах-заботах. Вот письмо, к примеру, от Юры из Киева получил: «…Те несколько лет своею значимостью превышают значимость десятилетий размеренной и спокойной жизни. Ведь это были годы самоэкзамена по предметам: Родина, честь, совесть, верность, храбрость, трусость… Чего только стоит фраза «живыми вернуть детей матерям». Сегодня её понимаешь ещё глубже. А стоит это того, что солдат в окопе, а командир идёт навстречу неизвестности. Ясно вспоминается, когда Вы дали команду нам оставаться на местах, сами же в полный рост пошли на гребень сопки, за которой душманьё. И как по Вам они лупили из стрелкового, и пули ложились вокруг, пощёлкивая о камни, и всех их отвел Господь…». Да, о многом пишут мне. Благодаря таким воспоминаниям, а также беседам с местными «афганцами» в 2018 году я и издал книгу о той войне, роздал по библиотекам, школам, чтобы молодёжь знала о подвигах старшего поколения, училась на его примерах мужеству. Ныне продолжаю сбор материалов на вторую книгу — «Афганистан в судьбах якутян». На днях уволился с работы в военном комиссариате, решив больше времени уделять литературному творчеству.

Кстати, закончив службу в погранвойсках и вернувшись в 1988 году в Якутск к жене и трём детишкам, Усман-шаман был единственным обладателем офицерской зелёной фуражки в столице республики. И поныне он активно участвует в мероприятиях, проводимых Пограничным отделом ФСБ России по РС(Я) совместно с ветеранским сообществом и республиканским военкоматом. Известность приобрели также соревнования на приз имени Усементая Алексеева, которые организует региональное отделение Федерации стрелкового спорта РФ.

Констатин ЛОБКОВ, специальный корреспондент газеты МО РФ «Красная звезда» на Дальнем Востоке

Фото из архива автора

 

 

 

Популярное
Комментарии 0
avatar
Якутск Вечерний © 2022 Хостинг от uWeb